Главная»Беременность и роды»Беременность»Все о беременности»Страхи во время беременности: как избавиться

Страхи во время беременности: как избавиться

Страхи во время беременности: как избавиться

Страхи во время беременности.

.

Страх страха: круговая порука напряжения

Очень часто под понятием «работа со страхами» подразумевается, что страхи нужно убрать, «разобраться» с ними — звучит как кровожадно! Или даже справиться со страхами: справиться-расправиться.

Мы боимся бояться, и это вызывает у нас еще больше напряжения, чем, если бы мы просто признавали свой страх, даже ничего с ним не делая.

У нас есть установка и понимание, что чем больше мы боимся, тем больше это вызывает напряжения в теле, а это самый большой враг нормально и легко протекающих родов.

И вот мы страшно напрягаемся, чтобы не дай бог не напрячь себя страхом. Каламбур получается? И с нашим телом тоже, увы.

У нас существует установка, что в роды нужно входить в состоянии покоя, радостного ожидания, приятия и обязательно без страхов, ведь из-за них все может пойти наперекосяк, и вообще — кто чего боится, то с тем и случится, этакое магическое мышление.

Страх, выведенный на уровень сознания, вербальный, просмотренный, осознанный, можно растворить, можно научиться с ним обходиться, компенсировать его не задвиганием и деланием вида, что его нет, а контраргументами, поддерживающими вас в ваших сильных сторонах.

Вина и стыд перед страхом

Кроме того, есть и иные наши болезненные «отношения» со страхом. С детства маскулизированные девочки нашего современного общества, нацеленного на успех и результат, могут быть научены, что бояться — это слабость, это значит, что ты не справляешься, что ты мямля. А нужно идти, а нужно бороться, ничего, прорвемся и тому подобный оптимизм.

Нам может быть стыдно, как только мы заподозриваем себя в страхе. Будто это свидетельствует о какой-то нашей проигрышности, ведь все женщины проходят через роды, сталкиваются с болью в них, неожиданностями в них, и в этом месте мы будто лишаем себя права испытывать страх по этому поводу. В то время как «все», делая это, могут все так же бояться.

Ведь, как говорила мудрая мама в одной замечательной детской книжке своей дочке Мемули: «Храбрый — это не тот, кто не боится, это тот, кто, несмотря на страх, все равно идет вперед».

Суть не в том, боимся мы или нет. Наши чувства вообще никогда и никак не могут нас охарактеризовать, потому что все человеческие чувства присущи всем людям, так устроена психика. А в том, как мы поступаем в связи с этими чувствами. Только это и говорит уже о нас что-то, делает нас в связи с нашими проявлениями, проявленностью в действиях какими-то людьми. В том числе и смелыми. Даже если в душе мы были на протяжении всего пути страшнейшими трусишками. И вот тут — результат и важен.

Понятие патологического страха

Как же тогда понять, с какими страхами следует что-то делать, а какие оставить в покое?

Ответ такой. Если страхи оставляют нас в покое, то разбираться с ними не надо. Это значит, что они просто живут в нас своей тихой безобидной жизнью, не высовываясь острыми углами, навязчивыми мыслями, тревогами и грозными фантазиями. В конце концов, каждый из нас боится смерти, например. Но далеко не каждый из нас постоянно вспоминает об этом страхе или проживает его каждый день.

А вот если страх вылезает со своей полки каждый день и устраивает погром — в мыслях, настроении и настрое, крепко держит нас за горло, или комом в животе, или разлитым свинцом в груди, если он начинает влиять на наш выбор, идя вразрез с желаниями, ограничивает нас в них, то да — это он самый — страх, с которым есть смысл что-то делать.

Когда страхов больше?

Бывают такие беременности, в которых кажется, что тревога просто шкалит. Ты уже и сама понимаешь, что суть не в том, чего именно я боюсь (так как я последовательно перебоялась уже всего, что только бывает на этом пути), а в том, что я просто какая-то очень сильно болезненная сейчас, запуганная. И это тоже вызывает вопросы, непонимание — что же со мной происходит. Особенно — если в предыдущую беременность было, быть может, даже больше реальных опасностей, а тревоги было меньше. Или если головой понимаешь, что все у меня по фактам хорошо, а ведь все равно. Что это — интуиция?

Мне кажется, страх тут как раз выполняет свою природную функцию, а именно — служит предохранителем. Сейчас объясню.

Наша тревожность повышается в ситуации нехватки ресурса. Когда мы субъективно, по своим ощущениям, перестаем быть на том уровне комфорта, который необходим для переживания безопасности. Ну, например, если мы во время такой беременности не знаем, остаемся мы жить в этом городе или понадобится переезжать, если мужа внезапно увольняют с работы и пока неясно, что дальше, если с мужем сильно испортились отношения и брак встал под вопрос, в любой ситуации — подобной, где у нас и так уходит много сил, мозг просто дает команду — еще большего я просто не выдержу, это то, что переломит спину верблюда.

И тогда, естественно, что мы начинаем бояться всевозможных форм трудностей, которые могут быть в связи с чем-то не таким в беременности или в родах. Потому что мы понимаем, что на проживание этого нам понадобится еще больший ресурс, чем сейчас, а мы и так уже на своем пределе.

И тогда эти страхи — это игры разума, это формы, которые подкидывает нам полубессознательное той реальности, которую мы и вправду опасаемся, так как «не выдержим».

Хорошая новость в том, что нам и вправду не дается не по силам. Никогда. И в том, что в любой, даже самой сложной ситуации можно находить ресурсы, главное, только нацеливаться их искать, а не опускать руки.

Маркер-сигнал о запрятанном страхе

И еще есть маленькая такая примета. Когда страхи осознаются, с ними все понятно — бери да работай. А как понять, что они у тебя есть, если ты их от себя тщательно скрываешь? Все просто. Это как «не думайте о зеленой обезьяне», только почти наоборот.

Когда вы старательно избегаете какой-то темы, шарахаетесь от нее или даже злитесь, что ее поднимают. Когда вам якобы задают неприятные вопросы из серии: «А что если в твоих родах случится..?» Когда очень ярко и многозначительно НЕ смотришь на что-то.

И наконец, когда слишком активно напираешь на то, что у тебя будет так-то и так-то, вот именно так — и никак иначе... Например, у меня будут самые-пресамые естественные роды, я как рожу — так всем покажу! Рожать нужно только без вмешательств, у меня точно все будет хорошо... — вот за всем этим могут таиться сильные страхи и вмешательств медицинских, и кесарева сечения, например.

Иными словами — сильный перегиб в какой-то идее, жесткость, недопущение мысли, что может быть как-то иначе, бескомпромиссность, нежелание говорить и слушать о чем-то, отличающемся от ваших надежд и планов на роды, старательное избегание какой-то темы или варианта развития событий.

Лучший совет — будьте честными с самой собой. Будьте в близости с самой собой — это дает великие возможности жить. Слушайте и не бойтесь замечать, если мои слова вас где-то кольнули, задели за живое, там, может, и боль. Но за ней — ключ. И дверь — в более широкую реальность, полную свободы и ясности.

Последовательная работа со страхами в 7 пунктах. И 8-й — со звездочкой, для продвинутых (шутка, почти)

Возьмите лист бумаги или откройте вордовский файл, организуйте себе такое пространство и время, чтобы вы никуда не торопились и вас никто не побеспокоил, и начните последовательно отвечать на вопросы.

В чем заключается страх?

Называем его и максимально конкретно формулируем.

Что здесь важно?

Факт признания страха, как я объясняла выше, уже освобождает очень много энергии и будто этот страх сдувает. Вербализация страха — вынос его в слова будто организует ему границы, он перестает расползаться в разные стороны своими щупальцами по вашей душе.

Максимальная конкретизация. Я под этим вот что подразумеваю. Вот боится одна женщина кесарева сечения. А что именно ее в этом страшит? Кого-то — факт операции и потому угроза собственной жизни. Или факт операции — а потому трудностей вследствие этого со швом и восстановлением длительным и болезненным. А кого-то другого — что после операции разлучают с малышом и это ставит под угрозу грудное вскармливание. А кого-то в кесаревом сечении страшит то. что ребенок не пройдет все родовые этапы и не пройдет так называемые «родовые матрицы», а кого-то — в этом же непрохождении этапов — что именно ее тело не сделает это. Для кого-то это приговор или потенциальная угроза будущим родам. Видите, как много всего разного у разных женщин может быть под одним и тем же страхом. Потому есть смысл задавать себе один и тот же вопрос: чего я боюсь? Так, а в этом (получив первый ответ) я чего боюсь? Ну а в этом что же меня больше всего страшит? Так можно дойти до корня страха.

Не волнуйтесь, если сразу не получается. В следующих вопросах у вас еще будет возможность рассмотреть свой страх подробно и обнаружить его суть. Да даже если и не обнаружите — ничего страшного, это не помешает вам найти пути, как со своим страхом ужиться, чтобы он не влиял на вас и ваши решения.

Локализация в теле. Обратите внимание на то, что стало происходить с вашим телом, как только вы задумались о своем страхе и позволили его себе ощутить. Изменилась ли ваша поза и как? Что стало с вашим дыханием: оборвалось ли оно или стало поверхностным, стало ли чаще? Что с частями тела: есть ли где-то более концентрированный зажим, чем везде? Страхи живут у разных людей в разных местах — у кого-то в животе, и это часто сопряжено с чувством безопасности, у кого-то в груди — и это больше говорит о близости с кем-то (например, если есть угроза разлуки с ребенком), у кого-то в руках — как страх потерять контроль, не управлять действиями других людей по отношению к вам, у кого-то на плечах — как место ответственности, где угодно.

Вы можете сами посмотреть на это напряжение и не спешить уходить от него вниманием, изучить. На что оно похоже? Это ком? Или звездочка колючая? Разлитый свинец? Липкая, тягучая масса?.. К чему-то побуждает вас это напряжение? Хочется с ним что-то сделать? И что? Не бойтесь оставить пока все как есть. Наблюдайте. И запоминайте, конечно.

Попробуйте на данном этапе (да и в любой другой момент времени, когда страхом накрывает) продышать его. Для этого делайте глубокий вдох через нос и медленно-медленно выдувайте воздух через рот, мысленно представляя, будто этим потоком воздуха вы выдуваете напряжение из своего тела. «Дуйте» мысленно именно в то самое место напряжения. Быть может, на данном этапе даже возникнет сопротивление уходить у него. Конечно, он ведь не выполнил для вас свою главную функцию посланника. А может, вам все же станет легче.

Это важно — осознавать, где он сидит у вас в теле, и сознательно расслабляться. Чтобы не нести зажимы в теле в роды.

Какие есть основания для страха ?

Опирайтесь на факты.

Страх может рождаться спонтанно, из ниоткуда, и от этого страшить еще больше, потому что начинаешь думать: а вдруг — это и не страх вовсе, а моя интуиция, а я не пойму?

Страх может прийти из сравнения. Пока живешь в блаженном неведении, все у тебя хорошо, а потом подруга, с которой вы забеременели одновременно, теряет ребенка. А у вас тоже есть такие признаки, которые были у нее перед тем, как обнаружили «замершую». И тогда страх начинает расти как на дрожжах.

Или вот родительский сценарий. Ты знаешь, что у твоей бабушки была слабость родовой деятельности, у мамы — тоже, и вот тебе предстоят роды, и ты уже заведомо боишься — повторить.

Или, казалось бы, совершенно объективное основание: в первую и вторую беременность у женщины был страшнейший токсикоз — с первого дня и до недели 16-й. Сейчас она хочет забеременеть в третий раз, но с ужасом думает об этих первых четырех месяцах как о неизбежности.

Здесь я предлагаю две вещи:

  • включить «свет» информации;
  • найти 10 отличий (в зависимости от ситуации, а можно и то и другое).

Что я имею в виду? Давайте подробнее рассмотрим то, что я уже описала.

Включить «свет» информации.

Страх, который взялся из ниоткуда и вселяет ужас, и неясно — интуиция или нет.

У меня так было во вторую беременность: я то неожиданно боялась отслойки плаценты, то кесарева сечения. И первое, что я делала — это шла искать информацию о том, в каких ситуациях бывает отслойка, что этому способствует, какие есть признаки, что она есть, как часто она бывает. Читала не просто интернет, который, вот если просто в поисковике запрос забивать по беременности, редко выдает адекватную информацию, обоснованную научно, а все чаще околомедицинские ужастики и пугалки, краткий смысл которых сводится к «Перестрахуйтесь, бегите к врачу, потому что любой признак может привести к самым страшным последствиям». Правда же, не утрирую. Но проверять не советую, если вы прямо сейчас беременны (смеюсь).

Так вот, обращаясь к информационным ресурсам, которым я сама доверяю или которые мне посоветовали люди, совпадающие со мной по ценностям относительно здоровья-безопасности-естественности, я узнавала, что отслойка бывает редко, причин, приводящих к ней, у меня не было ни одной, и, в конце концов, признаков, а именно головокружений и крови, у меня за всю беременность не было. И выдыхала.

Или с кесаревым: что если поперечное предлежание (ребенок лежит поперек матки) — смотрела, у меня такого нет и не предвидится, если ягодичное — тоже, если плацента закрывает шейку матки — тоже, узнала ее местоположение — больше она уже не сползет назад, и, собственно, все.

Найти 10 отличий.

Когда страх возникает на основании опыта в твоей ли семье, что кажется родовым сценарием, или у подруги, знакомых, или у тебя самой в связи с предыдущей историей.

Во-первых, все то же самое: сначала собираем информацию и проливаем свет на ситуацию. Часто на этом этапе многое в восприятии меняется.

Например, то, что в семье у женщины считается слабостью родовой деятельности, которая передается по женской линии, оказывается цепочкой совершенно разных причин, только выглядящих одинаково на поверхности. Допустим, у бабушки отошли воды, но схватки все никак не начинались. Она ждала, когда приедет дедушка, чтобы отвезти ее в роддом, и там были долгие перипетии с оформлением бумаг в приемном. Тут очевидно, что схватки не начинались потому, что вокруг бабушки была создана очень стрессовая ситуация. Пока не приедет дедушка, рожать как бы и нельзя, по сути, она дает телу запрет на расслабление. Ведь мы как кошки — рожать можем только в безопасной обстановке, в «гнезде». И потому и в роддоме, пока идет суета с оформлением в приемном, схватки тоже могут так и не начинаться. А по факту — ого-го, целых 4 часа ничего.

А мама, наоборот, приехала в роддом заранее, чтобы было спокойно и без суеты, как у ее мамы. Но настал день, когда она должна была по расчетам врачей родить, а родов нет. Врачи решают стимулировать — схваток нет.

Почему так, вам понятно? Процесс родов запускает ребенок, именно он выделяет в кровоток матери вещество, свидетельствующее о том, что он готов задышать и вообще жить здесь, в нашем мире. Это вещество поступает в мозг и вырабатывает ответ — сигналом в матку, началом ее сокращений. И начинаются схватки.

Когда женщину стимулируют, по сути — провоцируют матку сокращаться, но ребенок при этом свое вещество не выработал. И может еще некоторое время не выработать, а потому стимуляция может быть неэффективной. Или схватки будут нерегулярными и непродуктивными, что и именуется слабостью родовой деятельности.

То есть в одном случае — слабость родовой деятельности была вызвана стрессовыми обстоятельствами, которые являются антагонистами родовому прогрессу, а в другом — тем, что роды были запущены не природой и готовностью малыша, а врачами, и потому тело еще не успело включиться. И даже если у вас тоже будет «слабость родовой деятельности» — это часто связано с тем, что на первый период схваток, самое-самое начало раскрытия шейки, приходится наибольшее количество часов, которые в роддоме в связи с ориентиром на максимально быстрый результат ждать не хотят и начинают говорить, что это не норма, поторапливать, нервировать женщину, что эти схватки еще больше тормозит.

Мы видим тогда, что причины — разные, и бояться повтора оснований нет.

Даже если причины одинаковые, в ситуации, например, с подругой и с вами, где у подруги кровило — и оказалась замершая, и у вас кровит, но беременность идет дальше, но вам страшно, можно и нужно искать 10 отличий. Сходства-то мы на раз-два находим, мы вообще мастерицы себя попугать и повыискивать негативное. А попробуйте-ка найти позитивные отличия.

Например, у подруги были аборты, а у вас нет, а это влияет. У подруги — стресс и работа, а вы сидите дома и много гуляете и отдыхаете. Вы правильно питаетесь. Вы не курите и до беременности не курили. И так далее. В конце концов, если становится совсем сложно обнаружить разницу, могу сказать вам, что главное отличие в том, что каждый приходящий сюда человек уникален, своими силами и ресурсами своего организма, своей жизнестойкостью и просто — своей судьбой. У вашего ребенка — его судьба. Она не обязана повторять судьбу вашу, вашей матери или вашей подруги. Каждый человек — особенный, и его история неповторима.

И про интуицию, отдельно.

Я второго своего сынишку родила спокойно дома, никакого кесарева у меня не было, но я навязчиво его боялась всю беременность. Много позже, примерно спустя полтора года, я узнала, что, оказывается, с детьми в лицевом предлежании, а именно так и лежал в животике Юрок, чаще всего полагается кесарить, потому что они могут не вставиться. А если прибавить к этому еще тот факт, что сын родился весом в 4,5 килограмма на глубоко 42-й неделе — понятно, что это было бы показание к кесареву однозначное.

Но я об этом не знала! Представляете? Я прочитала не просто много статей про кесарево сечение, я читала целую книгу Мишеля Одена, я разговаривала с акушерками, и никто мне не сказал про кесарево. Хмыкали, предлагали повернуть, обращали на это внимание, но не упоминали о возможности операции, то есть информация эта ко мне просто-напросто не пришла. И, не боясь этого, я не зажалась в ключевой момент переходных схваток.

Хотя и там был момент, я люблю о нем рассказывать. Перед потугами, как раз на переходных схватках, я залезла в ванну, потому что в воде мне переживать боль проще. Но старший сын забрался ко мне туда же и радостно стал плескаться водой, крутиться волчком и... ну в общем, понятно, что рожать так невозможно. И я не знала на тот момент, что у меня до рождения сына еще два часа потуг (первый раз я тужилась всего минут сорок). Муж очень сильно раздражился на сына, стал его ругать, шантажировать и прочими угрозами стараться выманить из ванны. Я помню, как в тот момент мне прямо физически стало плохо от их конфликта, учитывая, что по состоянию сознания я уже была далеко уплывшей. И в этой «измененке» я практически увидела, что вот они сейчас ссорятся — а вот я в роддоме на операционном столе и мне делают кесарево. И будто это сильно взаимосвязано, что это как развилка на моих родах. И я махнула рукой мужу, сказав «Пускай!», и все, отпустило. Сейчас я понимаю, что тот момент их ссоры — это было мое физическое напряжение в момент, когда ребенок как раз мог не вставиться. И получается, что я свернула на развилке от кесарева.

И потому я вот такую парадоксальную вещь вам еще раз скажу: обращайте внимание на свои внезапные страхи, но не пугайтесь их.

И еще: если же наш страх это и есть интуиция (а мы не можем знать наверняка) — то я посмотрела бы, от чего может возникнуть ситуация, которой я боюсь, и принимала бы меры профилактики. В остальном — полагалась на судьбу и Бога, понимая, что от меня зависит совсем не все. Ну, и если я действительно что-то «чую» до реального возникновения опасности, значит, это то, что мне нужно видеть, и есть смысл профилактировать это нечто уже сейчас, чтобы оно не случилось.

Какие опоры у вас есть?

Это важный пункт, его необходимо продумать, прежде чем мы пойдем с вами дальше и будем нырять непосредственно в свой страх.

Очень важно понять, что у нас есть. В принципе, по жизни. Какие опоры, какие ресурсы, что является источником моих сил — особенно, если трудная ситуация случится? Что делает меня устойчивой?

Какие у меня есть материальные ресурсы? Машина, деньги, знакомства и связи.

У меня могут быть подруги, которые с этим сталкивались, и мне подскажут, что да как. У меня есть подруги и мама, которые меня поддержат. Или мой самый родной на свете человек — муж.

Какие есть внутренние ресурсы?

Доверие Богу в том, что его замысел всегда мудрый и всегда во благо, может быть очень мощным ресурсом.

У меня есть я. Устойчивая, сильная, любящая жизнь.

Подумайте, что есть у вас? Такого, не из головы выдумывайте, а душой ищите, от чего становится теплее и увереннее? От присутствия чего в вашей жизни рождаются спокойствие и мир в душе? Или, по крайне мере, большее ощущение, что вы можете справиться с чем-то трудным, нежелательным, страшным?

Что будет, если это произойдет ?

Техника безопасности. Идите туда аккуратно. Знаете, как в холодное море — можно с разбегу ухнуть, а можно входить потихонечку, привыкая. Выберите второе, оно безопаснее, вдруг на дне острые камни, не надо.

Отнеситесь к этому как к экспедиции в альтернативную реальность. Не нужно думать, что, если вы сейчас туда посмотрите, вы навизуализируете себе негативный сценарий. Помните цель — вы идете исследовать, чтобы как раз таки что-то поменять. Это не то, как мы мыслями постоянно крутим полубессознательно варианты, фантазируя все более страшные возможности развития сюжета, это осмысленный разовый шаг в эту фантазию, под контролем.

Если вам очень сильно страшно, наденьте браслетик и держитесь за него, чтобы он возвращал вас одновременно в сейчас, в сидящую на стуле/лежащую на кровати, в своем теле, в сегодняшнее число и время суток. Вместо браслетика может быть и твердый камень, умещающийся в ладонь, — он еще и чувство опоры и земли создаст. Подумайте, нужна ли вам такая подстраховка, и какая. Может быть, вы сделаете это рядом с мужем, и опорой, связью с реальностью, станет его рука в вашей...

Представьте, что то, чего вы боитесь, с вами все-таки случается. Не сбегайте из этой картинки. Попробуйте ее рассмотреть, что с вами, что вы чувствуете, что вы думаете, как в ваших фантазиях ведут себя по отношению к вам важные для вас люди? Что происходит дальше, ЗА воплощением страха?

Это очень важное место. Оно дает нам возможность узнать и продумать несколько вещей.

  1. У нас есть возможность, окунувшись в свой страх, увидеть, что же реально нас там страшит, корень страха. Здесь могут случаться самые неожиданные открытия — о себе. В корне страха часто оказываются страх отвержения (муж со мной разведется, не простит) или страх одиночества, страх чувства вины — за ним опять отвержения. Все мы, по сути, боимся потерять маму, а в глубине всех наших страхов — маленькая девочка, там, родом из детства, которой нужна материнская любовь — как солнце, как признание ее безусловной ценности, как опора и поддержка — «я знаю, тебе тяжело, но ты справишься, я буду рядом»... вот, что там сидит. Страх потери. В этом месте открываются истинные переживания о близости — с близкими людьми, с ребенком, с самой собой и с Богом. Обнаружив эти глубинные чувства, с ними не то чтобы что-то можно поделать. Потому что стремиться избавиться от них — наивно. Их возможно разве что закопать поглубже, а изжить — вряд ли. Потому что мы по природе своей очень хотим любви, и это очень здорово. Пусть будет как есть. А вы — вспоминайте про опоры из предыдущего пункта, вспоминайте!..
  2. И вот мы увидели свой страх и посмотрели чуть дальше, за задержку дыхания. Как ведь бывает, да? Страшно, и мы — иии, и задержали выдох в желании вообще вот в этот самый миг раствориться. Но с жизнью так не прокатит, выдох сделать придется, и стук сердца продолжается, и вот уже хочется пить, а вот ты уже осознаешь, что идешь, все еще в своем теле, а там дела и потребности каждого момента, из которых и плетется пена дней. И тогда главное, что можно увидеть, посмотрев за свой страх, это то, что жизнь там — за ним, все равно есть, продолжается. Да, возможно, она совсем не такая, как хотелось бы, и что-то складывается не так, как вы мечтали с самого детства, там может быть больно, но главное, главное — что там все еще есть вы — живая, и пока это так — все еще может быть.
  3. И наконец, посмотрев в свой страх и увидев, что там происходит, у нас есть возможность выработать план действий. Продумать оптимальные ваши шаги, если нежелательная ситуация сложится. Причем весомым плюсом является то, что этот план можно составить «на берегу», когда вы в силе, в адеквате, в противовес сбитости с ног и неадеквату. Соответственно, это максимально лучшие по возможности варианты. Поверьте, однажды продумав это, дальше этот файл вы сохраните в себе навсегда, и он всплывает четкими пунктами, если, не дай бог, придется его доставать. Но теперь он у вас есть. И хотя бы здесь вы не ошибетесь. И это — еще одна опора.

Почему и зачем это может случиться со мной? Поиски смыслов.

Когда с нами что-то очень серьезное случается, сильное, задевающее много эмоциональных слоев, мы это переживаем. Слой за слоем, спираль за спиралью, в процессе — меняемся, делаем новые выводы о жизни и себе. И спустя долгое время, когда мы оглядываемся назад, у нас появляется возможность сказать: «Благодаря той ситуации я стала более гибкой». Или: «Я поняла, что главная опора — во мне». Или: «Та ситуация навсегда сроднила нас с мужем, мы будто проросли друг в друга».

Если посмотреть на ситуацию, которая вас страшит, что бы она вам принесла? Попробуйте представить, какой бы вы стали в связи с ней, не из обиды на жизнь и боли, а если бы вы приняли эту ситуацию честно, мужественно, оставаясь в любви к жизни, — о чем она для вас? Какие векторы развития каких чувственных областей она, эта потенциальная ситуация, катализирует?

Это только с первого взгляда может показаться каким-то кощунственным мышлением, но жизнь — не черно-белая, а каждая ситуация может нести нам не только боль, но и опыт, и опыт порой бывает дорогим, но очень ценным.

Одна и та же ситуация может нас как озлобить, закрыть, зажать, так и сделать мягче, шире, открытей. Но самое главное, о чем редко говорят, это то, что возможность взять «дары» из болезненной ситуации лежит не через стиснутые зубы и запрещение себе страдать, и насильственное самоувещевание «А ну-ка, видь в этой ситуации благо!», но, напротив, через слезы и тщетность, через признание, что вышло совсем не так, как хотелось, через разрешение себе печалиться и расстраиваться приходим мы к светлому восприятию, к чему-то большему и глубокому, чем было до этого в нас.

Поиск примеров

Хорошим способом смягчить степень тревоги может стать поиск историй, у кого случилось то, чего вы так сильно боитесь, и посмотреть — как они с этим справились, увидеть, как они с этим живут. Можно доброжелательно поспрашивать их об этом — люди охотно делятся историями своей силы. Ищите тех, кого не поцарапало, кого не исказило, изменило — да, вырастило — да. Ищите истории силы, а не слабости.

Что я могу сделать прямо сейчас?

Иными словами, профилактика. Если, отвечая на пункт 2, вы не нашли реальных признаков того, что это может с вами случиться, можно выполнять какие-то действия для профилактики — здоровый образ жизни никому не повредит в любом случае.

Если же есть объективные тенденции к негативному сценарию, то опять же делайте все, что в ваших руках. Но помните: в ваших руках — лишь половина ответственности. Еще есть то, что можно назвать обстоятельствами, жизнью, волей Бога, судьбой — у каждого своя вера. Но попросту говоря — это просто жизнь. В конце концов, и у вашего ребенка может быть свой жизненный путь. Умея принимать тот факт, что его жизнь с самого начала уже может оказаться не такой, какую вы ему запланировали, вы тренируете умение — принимать своего ребенка таким, какой он есть, давать ему воздух и свободу.

Пункт со звездочкой. Не хочу ли я на самом деле того, чего боюсь?

Этот пункт, конечно, не для всех. Но прочитайте и его, честно сверяясь с собой, не откликается ли что-то в глубине души?

Бывает так, что мы чего-то настолько боимся, что только и делаем, что думаем об этом, представляем, как это случится. Но если вчувствоваться в то, что при этом с нами происходит фоново, можно словить себя и на притяжении, на каком-то сладостном отношении к ситуации и каком-то удовольствии от разыгрывания ее у себя в голове. Это может показаться странным, и потому эту мысль захочется выгнать сразу. Как так — я могу хотеть кесарева? Бред же, я ведь действительно этого не хочу и боюсь! Как так — я ведь не хочу... смерти своего ребенка?

Конечно, нет. Вы, правда, этого не хотите.

Но бывает так, что какое-то следствие этого страшного сценария вы хотите, и даже очень.

Например, я, как говорила уже, очень боялась кесарева. Но в какой-то момент словила себя и на одновременном желании его. Удивилась, задумалась, посмотрела, а что там. И увидела, что если бы у меня было кесарево, то ребенка бы, конечно, разлучили со мной. И были бы трудности с грудным вскармливанием. И не было бы импринтинга. И я бы вдвойне носилась бы с малышом, как бы пытаясь отогреть его и додать то, чего не было. И вдруг поняла, что это так я носилась бы со своим внутренним малышом, пытаясь, сублимируя, согреть саму себя, недополучившую маму сразу после рождения...

Иногда жуткие фантазии про потерю ребенка скрывают подспудное желание жить свободной жизнью как прежде, заниматься каким-то своим хобби, которому, нам кажется, не будет места в материнстве в ближайшие годы, и нам это очень больно.

Иногда нам хочется какой-то драмы, чтобы получить много внимания и тепла от своих близких.

Это то, что, наверное, можно назвать вторичной выгодой из болезненной ситуации. Только выгода звучит как-то очень осуждающе, а мне хочется в этом месте дать вам принятие, причем вам — самим себе. Явно же — у нас есть какая-то острая потребность, на которую мы себе и права не даем по каким-то причинам, и наше подсознание ищет обходные пути — как бы все-таки эту потребность реализовать, и придумывает вот такой страшный сценарий.

Но мы же можем осознать потребность, признать ее, дать себе право на нее и подумать, какими иными способами возможно было бы удовлетворить ее, напитать себя по этому аспекту, не выплачивая параллельно такую большую цену? Расклеить страшную ситуацию и нашу потребность в ней. А расклеив, включить творческий подход на уровне сознания. И страху тогда необязательно реализовываться.

Желание отогреть себя мамой — важно признать и начинать себя любить, заботиться о себе, как раз таки отогревать. Желание заниматься своим хобби ставит перед нами задачу, как можно сохранить его хоть в каком-то виде в нашей жизни с ребенком, пока он еще маленький. Желание внимания часто решается открытой просьбой — о внимании, поддержке и тепле. Нестандартный ход? Но элементарный.

Не бойтесь бояться. Каждый наш страх — это огромный ресурс, вектор нашей потенциальной силы, которую мы боимся ощутить, впустить в жизнь. На расширение и жар — в противовес сжатию и холоду.

Страхов можно не бояться, а пробовать относиться к ним с азартом. Как к подарку, развернув который, можно узнать что-то большее о себе, делающее нас более свободными и полными любви.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 280 раз