Главная»Беременность и роды»Планирование»К какому доктору идти при сексуальных проблемах

К какому доктору идти при сексуальных проблемах

К какому доктору идти при сексуальных проблемах

Вас, наверное, интригует, какова специальность доктора по половым вопросам.

.

Кто он - гинеколог, уролог, венеролог, андролог? Может быть, сексолог или сексопатолог? Давайте пробежимся по этой терминологии и внесем ясность.

Андрология - это узкий раздел урологии. Иногда для удобства и ясности урологи, которые консультируют по вопросам половой активности, потенции; бесплодия и прочим интимным делам, пишут у себя на визитках и кабинетах: «Андролог». Так же делаю и я. Но по большому счету, все эти вопросы рассматривает урология.

Гинеколог - это всем известный доктор, к которому дамы приходят провериться «по-женски». Это стыдливое «по-женски» удивляло меня еще в студенческие годы. Именитые академики - образованные люди, писатели, блестящие ораторы, на обходе смущенно спрашивали пациенток: «По-женски операций не было?» Как будто что-то стыдное есть в терминах, названиях болезней или органов. Но даже академик не мог назвать их вслух, заменяя все многообразие гинекологических проблем неопределенным словом «по-женски».

Специальности «венеролог» в нашей стране нет. Есть дерматовенеролог - это врач, который занимается болезнями кожи и слизистых оболочек. Половые инфекции дают проявления на коже и слизистых оболочках, поэтому их справедливо относят к сфере дерматовенерологии. Но в жизни дерматовенеролога практично сокращают до венеролога.

Специальности «сексопатолог» в нашей стране нет. В 1999 году появилась специальность «сексолог», а в 2002 году термин «сексопатолог» был упразднен как некорректный. И это правильно. Дело в том, что сексология рассматривает всю палитру расстройств и отклонений, встречающихся в норме. Наоборот, в самом названии сексопатологии заложена мысль, что если в сексе что-то идет не по шаблону (а кто его придумал?), то это патология. Патологию в психике лечат психиатры, в мочеполовой сфере - урологи, а расстройства сексуальности - сексологи. Но многие люди по старинке называют нас сексопатологами. Для нас это, понятно, не обидно, лишь бы пациентам было хорошо.

Как правило, сексологов люди боятся. В понимании пациентов сексологи консультируют всяких «извращенцев». Общество переносит традиционную брезгливость по отношению к девиантам на врачей-сексологов и считает их такими же извращенцами. Почему? Потому что мы вникаем в самое нутро человеческих проблем, не стыдимся оперировать терминами, не скрываем, что мы осведомлены в вопросах секса. Во всяком случае, сексолог - это, увы, последний человек, к которому обращается человек с сексуальными расстройствами: ведь осознать, что у тебя сексуальные проблемы, - это стыдно и ненормально, почти то же самое, что повесить на лоб табличку с надписью «Я импотент» или «Я ледышка».

«Больных» на приеме у врача сейчас нет. Назвать человека, пришедшего на прием, «больным» - все равно что назвать вошедшего в ресторан - голодным. Правильно и вежливо можно обозначить объект внимания врача термином «пациент». Психологи-сексологи даже называют его «клиент». Это ни в коем случае не приравнивает терапевта к цирюльнику, наоборот - возвышает пациента от больного человека до клиента, заглянувшего в клинику с небольшим вопросом, который легко и непринужденно решит специалист.

Итак, пациент не спешит искать своего врача. Сначала он идет к доктору Яндексу или профессору Гуглу, долго и бессмысленно пытается решить свои проблемы с их помощью, пока не решает наконец пойти к какому-нибудь реальному специалисту. Это может быть гинеколог, уролог-андролог или дерматовенеролог.

Люди думают, что если их консультирует сексолог, то это автоматически переводит их в разряд психически больных. Если же уролог или венеролог пользует ту же хворь, то она сразу оказывается нестрашной и излечимой.

На самом деле в медицине важно обращаться по адресу, чтобы получить эффективную помощь. Человеку с больными зубами ничем не помогут оснащенная по последнему слову науки и техники реанимация и многоопытный реаниматолог. И наоборот.

Итак, наши пациенты приходят к урологу или гинекологу и описывают свои жалобы. Как правило, и урологи, и гинекологи привыкли к потоку пациентов, у которых физическими проблемами замаскировано множество психосоматических отклонений или сексуальных расстройств. Перенаправить их к соответствующему врачу нельзя - это все равно что отказать в помощи. Практика показывает, что пациент лучше вообще никуда не пойдет и будет страдать дальше, чем пойдет на прием к сексологу.

Поэтому большинство урологов и гинекологов имеют некоторое представление о сексуальных синдромах и помогают пациентам.

Справедливости ради стоит сказать, что большинство юных пациентов имеют меньше комплексов и более осведомлены, чем более зрелые собратья, поэтому легко посещают сексологов. Многим даже любопытно, как проходит сексологический прием, о чем спрашивает врач.

Например, многие уверены, что секс-терапия - это терапия при помощи секса, которую проводит сам врач на приеме. Это, конечно, невозможно. Сексолог лечит словом, и его назначения нужно исполнять не на приеме, а дома, в приватной обстановке, со своим половым партнером.

В любом случае для простоты предлагаю объединить все интимные профессии - андролог, гинеколог, венеролог и сексолог - под родовым термином «доктор» и представить себе прием у такого специалиста.

Итак, как работает доктор - половых дел мастер?

Прием в государственной поликлинике длится 10-15 минут. Казенная обстановка не располагает к театральным ломаниям. Пациенты понимают, что у доктора мало времени, поэтому отвечают на вопросы лаконично, с повинной головой. Не был, не привлекался, не состоял.

В кабинете часто присутствует медсестра. Может зайти санитарка. Иногда из-за ширмы выходит предыдущий пациент, который еще не успел одеться. Все это не располагает к доверию, поэтому пациенты часто остаются ни с чем, не успев объяснить свои проблемы. Но доктор обязан что-то чиркнуть в карте и сделать какие-то назначения, поэтому пациент уходит не с пустыми руками, а со списком таблеток и с направлением в другие кабинеты.

В частных клиниках, к сожалению, часто принимают те же самые доктора, что и в государственных учреждениях, поэтому сохраняется шаблонный подход с небольшими нюансами.

Хорошо, когда доктор в частной клинике не имеет опыта работы на потоке в государственном учреждении, где конфликт интересов между «дешево», «быстро» и «хорошо» подводит всех под одну гребенку. Тогда вы можете услышать от врача что-то «новенькое».

Итак, частный прием уролога или гинеколога чаще всего длится 30 минут. Сексологу повезло больше, его консультация занимает 1 час. За это время доктор ставит перед собой несколько задач. Основная - это понять, к кому пришел пациент: к родителю, к жилетке для слез, профессору-консультанту, к врачу-товарищу, который на его стороне. Следующая задача - выяснить первичный запрос. Например, пациент может жаловаться на точки на головке члена, а пациентка - на несовместимость микрофлоры с партнером. На первый взгляд первичный запрос обоих - избавиться от трудноизлечимого заболевания. Но на самом деле симптомы здесь вторичны, а первичный запрос - компенсировать коитофобию. В действительности обоих беспокоит страх перед половым актом, порождающий стремление уклониться от него любой ценой. И третья задача: доктор старается переформулировать запрос пациента так, чтобы он звучал адекватно его реальным потребностям и возможностям.

Итак, перейдем к практике.

Пациент-ребенок

Это тип пациента, который видит во враче родителя. Врач - как мать родная или как отец родной. Что делают родители? Либо что-то запрещают, либо разрешают. У этого типа пациентов бывает богатая последствиями установка «врач разрешил быть здоровым» или «врач велел быть больным». Директивы родителей безоговорочно исполняются. Родитель может пожурить, наказать, но и пожалеть. Родитель напускает на себя покровительственный тон и принимает всю ответственность. Родитель - это каменная стена, он решает, куда, как и зачем жить. Как правило, такие пациенты и в жизни не разорвали пуповину с родителем. Иногда они не до конца осознают себя взрослыми людьми.

Задача врача - не судить пациента за незрелость или внушаемость, а помогать ему. Поэтому доктор учитывает эти особенности. И если пациент ждет, чтобы его подтолкнули к решению или выбрали за него стратегию «быть здоровым», то лучше воспользоваться этими возможностями синергии; а не идти с ними вразрез.

Безусловно, принимать решение за пациента не стоит ни в коем случае.

Один знакомый гинеколог сказал мне, что может в два счета уговорить любую женщину хоть на аборт, хоть на сохранение беременности и роды-. Такая власть пугает. Это страшный груз ответственности за свое слово и за жизнь пациента.

В таких случаях врачу лучше вообще не пытаться повлиять на решение, профессионально изложить пациенту все «за» и «против» и предоставить ему самому выбирать свою судьбу.

Так будет правильно.

Иногда врачи, как правило, зрелые и многоопытные, своим видом и манерой сами назначают пациентам роль детей, нашкодивших и осознавших свою вину. «Девочка, ложись на кресло». «Показывай, что беспокоит, мальчик». «Ну а что у нас болит?»

Часто это срабатывает вкупе с харизмой доктора. Но в таких случаях не стоит забывать о субординации по отношению к пациенту. Грозный тон врача и пренебрежение позицией пациента принижает его человеческое достоинство и мешает ему нести ответственность за свою жизнь. Дистанция с обеих сторон помогает сохранить баланс, такой важный в деле взаимодействия врача и пациента.

Пациент-нытик

Нуждается в жилетке для слез. Ему даже результат лечения не важен. Такой, как правило, приходит к врачу полечиться, а не вылечиться. Поэтому его больше интересует не тактика врача и результат лечения, а сам процесс. Он с упоением перечисляет все этапы развития болезни. Принесет на прием еще медкарту тридцатилетней давности с анализами мочи и ЭКГ подросткового периода, с картой прививок и данными о выполненных флюорографиях. Он подробно и тщательно расскажет, с чего началось его заболевание еще в армии и что подумал тогда армейский доктор. Правда, это было что-то другое, и до сих пор неизвестно, что это могло быть.

Бесполезно перебивать такого пациента и вежливо интересоваться, что же, собственно, беспокоит его сейчас. Он убежден, что каждое ощущение его тела в последние несколько десятков лет - ценный симптом. Он пришел в кабинет врача с твердым намерением их все пересказать. Врач этот - вряд ли первый в его списке. И цель такого пациента - бесконечно с упоением и самолюбованием пересказывать свои симптомы всем врачам, а не лечить болезнь.

Поэтому здесь врачу придется расслабиться и выслушать пациента до конца. Ничем другим врач этому пациенту помочь не может, так как ему нравится жаловаться и болеть. Окажись он здоровым, как он будет себя оплакивать? Чем он будет оправдывать свои неудачи? Где найдет любимую мозоль, чтобы лелеять?

Пациент-друг

Такой тип пациентов видит, в первую очередь, товарища во враче. Это не так уж плохо, потому что ставит их на один уровень. Ответственность распределяется поровну. «Вот такие дела у меня. Поможешь, друг?» - «Держись, браток!»

Это один из самых конструктивных типов взаимодействия, который позволяет врачу объяснить все причинно-следственные связи. «Ты же понимаешь, что...» «Вот такие дела. Что делать будем?»

В этом случае никакие подсознательные влечения не омрачают общение врача с пациентом и позволяют врачу сделать свое дело, а пациенту получить результат.

Но есть у таких отношений два серьезных «но». Первое - неформальный контакт, который устанавливается при дружеском общении доктора и пациента, грозит потерей субординации. Фамильярный тон, обращение без отчества, дружеское похлопывание по плечу и назойливая развязность осложняют врачу исполнение его долга. Врач должен принимать решение холодным, трезвым умом, а в ситуации приватного общения иногда бывает сложно отрешиться от эмоций и настоять на решении.

Второе препятствие заключается в том, что врач - тоже человек, и часть его друзей, действительно, вышла из его пациентов. Все они прекрасные люди, и с ними хорошо на отдыхе, в компании, на рыбалке, в сауне и, вероятно, в разведке. Но когда из приятеля друг превращается во врача и обязан исполнять свой долг, бывает сложно переключиться и вырваться из кулуарных отношений. Не устраивать по-дружески поблажек, не идти на поводу у просьб упростить и укоротить лечение или изменить режим. Не вступать с пациентом, в котором видишь друга, в альянс. Такие соглашения всегда оборачиваются врачебным фиаско.

Вот почему во врачебной среде существует негласное правило:«своих» не лечить.

Пациент на профессорском приеме

Таких пациентов гипнотизирует уже сама вывеска учреждения, в котором принимает доктор, или регалии, перечисленные на его визитке. При этом доктор может допускать любые ляпы, лечить заговором или паутинкой с околицы - пациент все равно ему будет верить и, главное, поправится. Потому что силу внушения еще никто не отменял. Если консультирует сам профессор Имярек известного НИИ, то как можно его подвести и не вылечиться?

Мне известны случаи, когда пациент был настолько убежден, что должен лечиться непременно у светила, что, попав в обычную частную клинику и не найдя никаких респектабельных вывесок, напрямую спросил у лечащего врача: «Вы ведь тут от института, да?» Врач не счел возможным разочаровывать пациента. Тогда тот расслабился, отдался в руки эскулапа и в конце концов выздоровел.

Минус такого подхода - то, что не все болезни лечатся гипнозом. Никакие бирки и громкие названия не скроют бездарность и непрофессионализм, которые приводят к опасным для жизни последствиям.

В жизни врачи адекватны, в большинстве своем. Поэтому им приходится определять подобные типы пациентов, чтобы не стать объектом манипуляции, и действовать в интересах пациента и его здоровья.

Но иногда бывает полезно говорить на языке пациента, причем не только изъясняться в понятных собеседнику терминах, но и использовать доступный ему эмоциональный язык. Поэтому, когда пациент явно представляет собой хрестоматийный типаж, можно выстроить стратегию работы с ним, учитывая его психологические особенности.

Как правило, опытному доктору хорошо видны потребности пациента и его ожидания от врача. Хороший врач -всегда хороший психодиагност, и для эффективной работы должен, просто обязан распознать, кто сидит перед ним.

После этого меняется стратегия беседы, во время которой доктор должен вникнуть во все перипетии жизни пациента, проанализировать результаты предыдущих исследований, предложить тактику ведения его случая и приступить к ее выполнению (заполнить карту, взять анализы, провести манипуляции).

Довольно большой список, не правда ли? Как это сделать? Есть только один эффективный путь. Врач всем своим видом, статусом, манерой разговора должен вызывать доверие. Пациент переступил порог, взглянул на врача, ответил на пару вопросов - и уже доверяет.

Это и есть профессионализм. Работники следственных органов, между прочим, могли бы поучиться у врачей основам консультирования. Как и какие вопросы задать, чтобы человек с ходу рассказал всю подноготную своей половой жизни?

В кабинете доктора это - необходимость, без этого не может строиться результативная работа с пациентом. Поэтому профессионализм врача определяется именно этой особенностью: умеет ли он вызвать доверие или нет.

Особенности консультирования есть в каждой профессии. Есть тонкости работы венеролога, сексолога, уролога и гинеколога. Есть свои нюансы в онкологии, геронтологии, психиатрии или педиатрии. В акушерском мире вообще все по-другому. Поэтому врач любой специальности буквально нюхом определяет, «его» пациент стоит на пороге, или нет.

Пациентов, как правило, тревожит, что с ним будут делать в кабинете у врача. Они заранее представляют себе свое смущение, а иногда и эрекцию во время осмотра. Осмотр - дело официальное, кроме мурашек по телу и некоторой неловкости ничего не вызывающее. Пациенты все равно упорно фантазируют на тему эрекции в кабинете. Это самая «страшная» мужская фантазия, потому что она вызывает не удовольствие, а конфуз.

Самая страшная женская фантазия о гинекологическом осмотре - что врач догадается о ее половой жизни. Бесполезно говорить, что у врача на приеме бывает по тридцать человек и что ему глубоко безразлично, как она распоряжается своими гениталиями. Его дело - оценить их с точки зрения болезнь-здоровье и отпустить женщину с миром. Но женщины все равно убеждены, что врач все увидит, все узнает и погрозит пальчиком.

Как правило, прием врача вызывает одновременно облегчение - становится легко и нестрашно, удивление - не бывает пыток эрекцией и допросов с пристрастием на предмет невинности, и разочарование - в мифе об одной таблетке, которой можно все вылечить, не прикладывая усилий.

Вот это облегчение и есть смысл работы врача. Помните - еще известный русский физиолог Владимир Михайлович Бехтерев сказал, что «если пациенту после разговора с врачом не стало легче, то это не врач».

Доктор должен так поговорить с пациентом, чтобы внести ясность в сумятицу его мыслей, дать надежду на выздоровление и благополучный исход. Тогда пациент испытает успокоение еще до начала лечения, а иногда даже и диагностики.

Вот так настоящие врачи работают с пациентами.

Перенос чувств пациента к доктору другого пола

Влечение пациента к женщине-врачу -основа выздоровления.

Несправедливость. Почему самые красивые девушки работают медсестрами в КВД ?

Думаю, правильно было бы сформулировать название этой главы по-другому. Например, так: «Становится ли врач-уролог, гинеколог, венеролог или сексолог объектом сексуальных фантазий пациентов?»

Итак, пациенты заходят в кабинет. Кто-то не знает толком, зачем пришел, другой, напротив, страстно стремится попасть именно к этому доктору, но всех их объединяет одно: они боятся, боятся, боятся...

Доктор задает вопросы, а люди успокаиваются и вот уже выдают самое сокровенное, нелицеприятное, квинтэссенцию стыдливого, выжимку интимного, признаются в своих нелегких взаимоотношениях с партнерами и так далее.

Открывшись, они автоматически попадают в эмоциональную зависимость от доктора. Ведь пересказывая свои беды, они переживают какие-то чувства, и доктор становится их свидетелем, участником вольным или невольным, объективным, беспристрастным.

Итак, доверительный контакт установлен. Для доктора это - цель, для пациента - средство, с помощью которого он должен будет измениться. Неважно, каковы атрибуты, важен результат: доверие есть.

Образуется социальная пара, итогом взаимодействия которой должно стать излечение больного и моральное удовлетворение для обоих участников пары - и пациента, и врача.

В этот-то момент пациент может совершить ошибку, неверно понимая цели доктора, который демонстрирует только ответные эмоции, становится только соумышленником, сопереживателем.

Далее пациент приходит к доктору на повторный прием или на процедуры в течение двух-трех недель, например. Доктор что-то делает, но он же не молчит! У него всегда есть несколько запасных шуток, чтобы сгладить неловкость и скованность первых минут, а пациент слышит их впервые и сразу проникается харизмой доктора. К профессиональным темам примешиваются замечания о погоде, о природе, о самочувствии, об образе жизни, о взглядах на разные вещи и на общие темы: болезнь, выздоровление, примеры историй болезней, вопросы предохранения, обоснование моногамии, полигамии, адюльтера.

Заметьте, все эти темы щекотливые, они опять возбуждают в пациенте чувство единения с доктором. Пациенту интересно узнать оригинальное мнение доктора обо всем, так как именно доктору приходится прорабатывать с подопечными все возможные варианты мотивов, задач и проблем. У доктора в памяти множество примеров, которыми он руководствуется, ибо «приступая к лечению, обратись к опыту, соединенному с разумом», как сказал Гиппократ в свое время.

Итак, в кабинет заходит человек, потерявший почву под ногами, загнанный в угол, запуганный досужими баснями и информацией из интернета. Постепенно к нему возвращается уверенность в себе, и он на глазах делается респектабельным членом общества, который способен контролировать окружающую действительность. И все время этой гиперболической метаморфозы он контактирует с доктором.

А что доктор делает в это время? Он работает. Общительность, личное обаяние, поддержание имиджа, уверенности в себе - это часть работы!

В результате лечение оказывается успешным, и пациент медленно, но верно начинает переносить на лечащего врача нежно-дружеские чувства, такие, какие он испытывал в романтической фазе отношений к своему партнеру, или к родителю, с которым надежно, спокойно и понятно. Этому способствуют подсознательные зависимость и послушание, которые пациент испытывает на приеме, и общая позитивная атмосфера общения.

Рано или поздно пациент доходит до сакраментальных вопросов: как доктор живет половой жизнью? Бывает ли у его пациентов эрекция прямо на приеме? Не ревнует ли супруг его к работе? А к пациентам? Как супруг доктора относится к тому, что тот каждый день созерцает гениталии? А после всего этого созерцания хочет ли доктор мужа (жену)? В смысле, хочет ли вообще? А почему выбрал такую профессию?

Доктору, в основном, приходится отмахиваться от подобных вопросов. Даже когда вопрос не задан, он неизбежно прокручивается в голове неугомонных пациентов и бегущей строкой читается на лбу. Пока доктор отшучивается, у пациента формируется некое представление о нем как о человеке, женщине или мужчине - возможном партнере.

Здесь наступает очень тонкий момент: анализ полученных сведений и синтез глубинных вопросов и ответов, лежащих на поверхности.

Пациент ведь обычно не утруждает себя запоминанием названий болезней, лекарственных средств, методик, которыми его пользуют, предпочитая все обобщать. Чем-то болел, что-то принимал, ну, таблеточки такие, круглые! желтые, горькие...

-    Нистатин, что ли?

-    Точно, доктор, вы - гений!

Вот так доктор оказывается обязан на лету схватывать мысль, с полунамека угадывать термин, который забыл пациент, знать, как выглядят какие таблетки, сколько они стоят, что может чувствовать пациент при каком-то заболевании...

Ну, допустим, за годы практической деятельности доктор выучил, какого цвета препараты, которые назначает. Но вот откуда он знает их органолептические свойства?

Как откуда? Доктор же находится на пике эмоционального контакта с пациентом, он же свой в доску, он же пробовал! А почему пробовал? Да потому что болел всем на свете, иначе почему он так хорошо понимает все беды и чаяния своих пациентов? Разгадка найдена!

Теперь вернемся к тем самым практическим вопросам об эффективной и безопасной половой жизни, ответа на которые ждет человек, пока доктор делает свои лирические отступления.

Выстраиваются такие логические ряды:

Таблетки - горькие - сам пробовал.

Презервативы - рвутся - лучше эти, чем те.

Оргазм - штука тонкая - надо умеючи.

Секс-практика - нужен подходящий половой партнер.

Такие ряды появляются во времени обратно пропорционально тяжести состояния больного. Чем ближе выздоровление, тем крепче дружба и радужнее перспективы.

Что говорит пациент в первый прием? «Чтобы я! Еще когда-нибудь!»

А что к концу курса лечения? «Лучше с постоянным и проверенным, лучше с подходцем и с огоньком, лучше, лучше...»

И тут пациента осеняет. Доктор - молодой, красивый, раскрепощенный (на все темы говорит), раскованный (что на лицо спокойно смотрит, что на половой орган), проверенный (доктор же), технически грамотный (знает, куда нажимать, как действовать), друг (к десятому-то посещению!). Вот он, идеальный партнер - кого я всю жизнь искал!

Секс-практика - нужен подходящий половой партнер -доктор!

Дорого нынче болеть?

Платные услуги (а именно так стыдливо называют частную медицину чиновники, стесняясь признаться в очевидном) - любимая отговорка безответственных пациентов, которые запустили болезнь и не обратились к врачу вовремя.

Давайте, для начала, разберемся, что такое бесплатная медицина, которая положена всем нашим соотечественникам.

По конституции россиянам гарантирован определенный набор бесплатных услуг на все случаи жизни: от рождения до смерти, от зуба до пятки, от Москвы до самых до окраин. Пакет медицинских услуг несет в себе идею всеобщей доступности. Это значит, что любой человек может прийти в поликлинику и сразу все получить.

Вот тут-то и начинаются сюрпризы. Любой человек в поликлинику прийти может, но вот добиться доступной медицинской помощи в необходимом объеме уже может не каждый. Вся система организована так, чтобы как можно меньше народа дошло до цели: консультации узкого специалиста, операции и так далее. Чтобы получить заветный талон к нужному доктору на два месяца вперед, нужно обойти несколько десятков кабинетов по талонам, все в разное время. Не каждому неработающему человеку такое по силам. А что говорить о занятых людях?

В поликлинике, как и повсеместно, срабатывает универсальный принцип. Если у человека нет денег, значит, есть время ходить с талонами. Если у человека нет времени, значит, есть деньги на платное обслуживание.

Поэтому все знают, что быстро, дешево, и хорошо одновременно не бывает. Приходится выбирать: либо быстро, либо бесплатно.

Но это еще не все препятствия на пути к достижению полового здоровья. Дело в том, что половое здоровье не гарантировано конституцией. Это значит, что его потеря не влияет на жизненный и трудовой прогноз наших граждан. Можно не быть здоровым в половом смысле, но прекрасно исполнять воинский и трудовой долг перед родиной, быть примерным работником и добропорядочным членом общества.

Половое здоровье как качество жизни - личное дело каждого. Хочешь иметь сексуальное долголетие и детей на выходе из репродуктивного возраста? Оплати услуги эскулапов и наслаждайся достигнутыми целями. За качество всегда надо платить. Качество никто не гарантирует, и в продуктовую корзину оно не входит.

Поэтому пакет анализов на половые инфекции, секрет предстательной железы и спермограмма не входят в перечень бесплатных услуг. Направление на бесплатное ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) получить так же трудно и маловероятно, как и квартиру. А добиться, чтобы кто-нибудь, уролог или эндокринолог, направил вас сдавать анализ на тестостерон, нереально: или дадут талон на два месяца вперед, после чего анализ уже затеряется. Или вы получите отказ, потому что «в нашей поликлинике такое не делают» или «мы такое не назначаем».

Так что все правдоискатели, которые принципиально ни за что не хотят платить и готовы высидеть все очереди в бесплатной медицинской, организации до конца, как правило, так же принципиально не хотят вылечиться. Как это так? Это же естественно - хотеть вылечиться, если ты болен! Неужели есть такие, кто не хочет?

Есть. Примерно две трети случаев.

Те, кто хочет получить результат от лечения и приобрести половое здоровье, обращаются, в основном, в платную медицину.

Итак, вы осознали проблему и поняли, что надо обращаться к врачу. Опыт знакомых и первая же экскурсия в интернет убедили вас, что надо искать платную клинику. Вы недолго поогорчались и принялись шерстить просторы цифровой вселенной в поисках единственного доктора, который вам поможет.

И тут вы столкнулись с проблемой выбора. Оказывается, существует множество клиник, частных врачей и лабораторий. Как же тут разобраться-то?

Ну что ж. Давайте делать обзор.

Клиника возле дома

Не всегда самый плохой вариант. Доктора тоже люди, и они где-то живут. Почему бы хорошему доктору не оказаться вашим соседом и не принимать где-нибудь поблизости? Достаточно собрать отзывы сарафанного радио, расспросить соседей, наблюдаются ли они в этой клинике, что они слышали о таком-то специалисте, чтобы понять: пойдете вы в эту клинику или нет. Повезет ли вам с доктором -неизвестно. Здесь равные доли обеих вероятностей.

Что общего у такого доктора и у вас? Вы - середнячки, оба предпочитаете синицу в руках. И вы, и ваш доктор поленились ехать в центр города: один - на работу, второй -на поиски клиники. Выигрываете вы оба - ваш доктор, принимая пациентов поблизости от своего жилья, может работать сразу в нескольких клиниках, а вам становится доступной медицинская помощь. Возле дома вы всегда успеете вовремя, вам не надо зависеть от транспорта и пробок. • Минусы ситуации в том же, что и плюсы. Ваш доктор знает, что вы никуда не денетесь, потому что вам некуда идти. Вы тоже знаете, что никуда больше не пойдете. Так вы и лечитесь у своего врача, пока он не достигнет потолка компетенции. Если знаний эскулапа хватило на то, чтобы вас вылечить, вы будете периодически навещать клинику. Но ни вы, ни врач не поменяете ситуацию в корне.

Клиники в центре города

По существу; они такие же, как и клиники в вашем районе. Чаще всего туда обращаются те, кто работает рядом или те, кто приехал за консультативной помощью. В центре, как правило, меньше жителей, поэтому считать, что вы в вашей возможности оплатить услуги врача будете конкурировать с местным бомондом, не стоит.

Как и все в центре, услуги в клиниках дороже, чем на окраинах города, врачи заносчивее, пациенты привередливее. Но суть остается той же: пациент лечится, пока хватает до уровня компетенции врача. Отличие от клиник в спальных районах в том, что недовольные могут обратиться в конкурирующие организации. Их место в очереди к кабинету врача тут же займут другие желающие, так что и доходы врача, и доходы клиники не пострадают.

Зато в центре больше амбициозных людей. Больше опытных врачей, знающих себе цену и ведущих прием в солидных клиниках, чтобы пациентам со всех концов города к ним было удобнее добраться. И больше пациентов, желающих заплатить, чтобы с ними повозились.

Поэтому шанс встретить в центре более знающего специалиста выше, что благотворно сказывается на результатах лечения.

Дорогостоящие клиники

Что хорошего в престижных клиниках - так это ремонт. Наша медицина, даже частная - бедная и всеми забытая. Бесплатные лечебницы страдают от того, что бюджет до них доходит в самую последнюю очередь. Платные еле выживают из-за непосильного бремени налогов. Поэтому в средней частной клинике вы увидите, в лучшем случае, бедненькую, но чистенькую обстановку.

Зеркальные потолки и позолоченные дверные ручки, туалеты с диванами для отдыха и пальмами по стенам отличают престижные клиники для богатых людей.

К сожалению, их бизнес чаще всего держится на платежеспособности небольшой группы людей, а то и одного человека. Врачи получают тот же нищенский процент, что и везде. Заоблачные суммы в прейскуранте компенсируются недостатком людей, способных этот прейскурант выдержать. Нервные управляющие таких клиник, как правило, с трудом отчитываются за прибыль перед своими хозяевами, поэтому крайними становятся именно врачи. Они здесь должны сразу всем: состоятельным пациентам, которые хотят, чтобы за их деньги их облизывали, и своему руководству, которое жаждет сорвать куш пожирнее. Но кроме врача этот куш в кассу клиники никто не принесет. Значит, врач оказывается в ответе за сборы.

Атмосфера на работе, где ты всем должен, не очень располагает к тому, чтобы крупные уважающие себя специалисты задерживались в таких клиниках. Да их там и нет. Талантливая молодежь начинает там свою карьеру, набирает клиентов и сбегает подобру-поздорову.

Большинство богатых людей имеет возможность получить медицинскую помощь за границей. Правда, как показывает практика, качество этой помощи оставляет желать лучшего. Благо наши люди языка не знают и в медицине не разбираются. Им кажется, что если они заплатили иностранной державе, то сразу все купили: и почет, и уважение, и здоровье. На самом деле за границей, с их варварским менталитетом, все равно, кто насколько важный у себя на родине. Подход ко всем шаблонный и не выходит за границы страховки, которая определяет объем обследования и лечение. О существовании того, что не входит в страховку, можно просто не узнать и счастливо думать, что получил все возможное.

Поэтому важные персоны обращаются к врачам у себя на родине крайне редко, а если и посещают клиники, то ведут себя некорректно по отношению к врачу и не хотят ни за что платить. Они ведь уже немало заплатили за границей, чтобы переплачивать еще и здесь, в стране, которую они не уважают и не любят. Вот и еще одна причина, почему маститые доктора в дорогих клиниках не встречаются.

Первые 25 лет врач работает на авторитет, а последующие 25 лет - авторитет на врача. Если богатые люди находят авторитетного консультанта и сами приходят на его территорию, то это уже совсем другой разговор и другие обстоятельства, более благоприятные для работы крупного специалиста.

Сетевые лаборатории

Это настоящий бич. Они разорили не один медицинский центр, а большинство из них сами норовят стать клиникой.

Работа в таких лабораториях построена по следующим принципам.

Доступность места. Лаборатория сейчас есть почти в каждом жилом доме или офисном центре. Это значит, что вы можете получить необходимые услуги чуть ли не в своем подъезде.

Доступность цены. Лаборатории не покупают ни у кого анализы, потому что делают их сами. Это значит, что они могут установить самые низкие цены. Но самые низкие они не устанавливают - зачем? Ведь им и так заплатят. Цены назначаются чуть ниже, чем в среднем по району. Низкая цена на анализы - вот в чем лаборатория может конкурировать с клиниками, в которых принимают именитые врачи.

Но низкая цена уравновешивается гениальной предпринимательской находкой. Кто обращался в такие лаборатории, тот знает, что кроме кассира и медсестры там никого нет. Вас не может принять врач и направить ваши стопы по правильным тропам, потому что вместо врача в лаборатории только специальный прайс.

Поэтому никто в лаборатории не подскажет, какие анализы надо сдать, если вы планируете стать отцом или желаете обследоваться на половые инфекции, если вы боитесь инфаркта или онкологического заболевания. За врача это сделает прайс, где все ваши вопросы соответствуют определенным услугам и стоят немалые суммы. Допустим, вам надо узнать свой гормональный статус. Вы не знаете, что для этого надо обследовать. Зато знает прайс! В нем есть такая услуга, как андрологический статус. Она включает в себя тест как минимум на шесть гормонов, и стоит этот комплекс весьма недешево. Проблемы начинаются, когда, получив на руки результат, вы понимаете, что информации у вас по-прежнему нет. Вам приходится искать врача, который бы расшифровал ваши данные. И тут выясняется, что прием -врача стоит как минимум половину стоимости анализов, что половина этих анализов была вам не нужна, а другую половину надо пересдать, потому что вы не выполнили некоторые условия забора крови.

Получается, что вы вынуждены снова платить. Но это уже неважно - лаборатория уже получила свое.

Куда же пойти?

Клиника возле дома или клиника в центре города. И там, и там можно встретить компетентных и адекватных специалистов. Ищите Своего врача, доверяйте ему и следуйте его рекомендациям. Тогда и клиника вам подойдет, и лечение подействует, и результат вас удивит своим эффектом.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 327 раз