Главная»Здоровье»Медицина»Гинекология»Гормоны, климакс и рак

Гормоны, климакс и рак

Гормоны, климакс и рак

О злокачественных опухолях некоторых органов мы уже сказали выше.

.

Поначалу они являются гормонозависимыми — возникают на фоне перестройки ряда тканей и изменений гормонального фона в период менопаузы. Масштабы этой перестройки таковы, что, по оценкам онкологии, они повышают вероятность малигнизации различных тканей в среднем на 30-40%. Естественно, от ее вероятности в любой другой период. Кстати, аналогичное «время перемен» — подростковый возраст — дает меньший коэффициент прироста.

Онкология пока не вполне понимает, почему случаи рака во второй половине жизни встречаются чаще, чем в молодости. Но, во всяком случае, у нее есть гипотеза. И гласит она, что все дело в способности нашего генетического кода стареть вместе с организмом. А именно, что с течением лет у нас появляется все меньше новых клеток, и все больший их процент изначально формируется с дефектом. То есть что ДНК каждой новой клетки все чаще дублируется с ошибкой.

Эти ошибки в копировании дочерней клеткой генетического кода клетки материнской не обязательны. Они возникают случайно, под действием неблагоприятных факторов извне. Молодой организм с большим биологическим ресурсом сопротивляется этим воздействиям успешнее, потому они оказывают меньше влияния на ежедневный процесс деления клеток. В старости общее положение экосистемы, именуемой телом, выглядит менее оптимистичным. Оттого если в момент зарождения некой новой клетки организм находится не в лучшей форме, клетка тоже может возникнуть не лучшая. В данном случае с выраженным злокачественным потенциалом. А если учесть, что старение обычно затрагивает и иммунную систему (хотя, надо отдать должное, не столь заметно), вероятность ее реальной малигнизации сильно возрастает.

В этом взгляде не все так ясно и бесспорно, как кажется, — не стоит полагаться на него слишком уж однозначно. Но и других версий взаимосвязи злокачественных опухолей с возрастом наука пока не выработала. Ясно одно: взросление — это не старение. В первом случае большинство сбоев носит временный характер и устраняется либо самостоятельно, либо с помощью легкой внешней коррекции. А менопауза — это период с высоким злокачественным потенциалом и еще более высоким числом сердечно-сосудистых патологий.

Если у нас возник очаг малигнизации, его начальная зависимость от гормонального фона обычно исчезает по мере развития. Дело в том, что опухоли половой системы больше любых других склонны и способны к самостоятельному синтезу веществ, напоминающих целевой гормон. Опухоли это дает ту самую независимость от цикла или дальнейшего угнетения детородной функции. Нам же это дает эффект ложной и опасной «второй молодости». В частности, отсроченный и заметно сглаженный климакс (иногда он словно и вовсе не наступает), более или менее полноценную картину моложавости.

Чем такая «молодость» закончится, мы понимаем. Вопрос в другом — как отличить действительно сглаженный климакс от явлений, спровоцированных раком? Молочные железы, семенники, ткани наружных половых органов действительно несложно осмотреть. А как быть с маткой и маточными трубами, яичниками, предстательной железой?

К сожалению, никак. Злокачественные новообразования — явление во многом уникальное. Они могут маскироваться под эндокринные железы, копируя работу исходных клеток. Они сами заставляют свои ткани прорастать системой кровеносных и лимфатических сосудов - так называемой стромой. У рака даже нет собственных симптомов, поскольку все симптомы по мере его развития начинают давать органы, которые он разрушает. А истинный размер злокачественной опухоли очень мал. Мы привыкли связывать слово «опухоль» с чем-то крупным. Но рак предпоследней и последней стадии — это, если провести аналогию с размерами, горошина. Ну от силы фасолина — не больше. Больше бывают только саркомы (опухоль мягких, не соединительных тканей органа), да и то обычно мышечные.

Все эти выдающиеся способности по части мимикрии под полное здоровье делают рак патологией, которая хорошо лечится лишь на начальных стадиях. Да, и которая как раз в этом периоде почти не определима... Обнаружить опухоль, которая пока не дала ни единого метастаза или дала только один ближний, в лимфатический узел — это неслыханная удача для онколога. И к слову, большая редкость в медицинской практике. Естественно, это не меньшая удача и для больного, так как ближний метастаз, в отличие от дальних, почти всегда операбелен, и покинет тело вместе с опухолью. Но, как и джек-пот, такой шанс выпадает немногим — единицам.

Нам необходимо помнить, что кровотечения в промежутке между менструациями, неожиданный «скачок» полового влечения, другие признаки нарастающего дисбаланса — это не комплимент нашему завидному здоровью. Тем более не следует принимать такие очевидные нарушения за упомянутый выше джек-пот. Вполне возможно, что мы сидим не за тем игральным столом и ставки были сделаны не такие, как мы думаем... Само собой разумеется, что с любыми новообразованиями, которые мы обнаружили в тканях или на поверхности кожи, следует обращаться к врачу во всех случаях, кроме одного. Это исключение составляют ситуации, когда мы можем объяснить его появление.

Единственное, что мы можем сделать еще, — это запомнить основные, действительные для большинства опухолей, свойства.

Итак:

  1. Первичные злокачественные опухоли не болят вплоть до финальных стадий процесса. Если нам кажется, что рак должен болеть всегда, мы ошибаемся. Сильные боли появляются с началом роста вторичных очагов — метастазов материнской опухоли. Особенно это актуально для случаев, когда первичная опухоль была удалена. А вот вторичная или вторичные — облучены и пр. из-за невозможности их удаления. Если они начинают расти, несмотря на попытки их подавить, рост этот обычно крайне интенсивен. Стремительное увеличение опухоли и ее прорастание приводит к сдавливанию нервных окончаний в окружающих ее тканях — отсюда и боль. Но для материнской опухоли быстрый рост не характерен — такое встречается довольно редко. Потому она наверняка будет безболезненной в течение нескольких первых лет с момента зарождения.
  2. Злокачественное новообразование всегда сращено с окружающими тканями — либо кожными покровами, либо более глубокими, расположенными под опухолью слоями. Например, костью, если, конечно, опухоль расположена в органе, подразумевающем наличие костей. Характерная «ножка» (уходит в глубинные ткани) и спайка с нижними слоями кожи могут присутствовать как одновременно, так и по отдельности. В любом сочетании они обеспечивают опухоли полную неподвижность и, как правило, плотность (из-за сдавливания окружающими тканями).
  3. Нужно помнить, что сращенный со злокачественной опухолью участок кожи всегда выглядит иначе, чем прочие покровы. Сначала она истончится, поменяет цвет, станет гладкой, лоснящейся. Следующий этап — это появление на данном участке незаживающей эрозии. Сперва мы можем принять ее за инфекцию, занесенную в месте повреждения. Но злокачественная эрозия с инфекцией никак не связана и имеет с нею мало общего. Во-первых, она не отреагирует вообще ни на какие из обычных в таких случаях мер. То есть на местный или общий прием антибиотиков, применение мазей, компрессов, других обеззараживающих процедур. Во-вторых, такой некроз редко сопровождается нагноением, зато стремительно углубляется и расширяется. В-третьих, эта язва издает характерный, общий для рака и гангрены гнилостный запах.
  4. Подозрения на рак если не у врача, то у нас должны вызывать все гормональные сбои или патологии органов, у которых нет очевидных причин. Или если причину не удалось выявить при стандартном исследовании всех органов/желез, что могли вызвать сдвиг. А также случаи с нетипичными симптомами или течением, аномальным отсутствием реакции на терапевтические меры. Если врач по каким-то причинам игнорирует потенциально опасные отклонения, мы имеем право провести биопсию тканей органа или новообразования по собственной инициативе. Лучше сделать это в другом учреждении — любом, имеющем на это право и не требующем обязательного направления на процедуру. Тем более разумно показать ее результаты и другому врачу — не обязательно онкологу, хотя, безусловно, желательно.
  5. Появление одного или нескольких безболезненных, мягких узелков размером, максимум, с грецкий орех, расположенных под неизмененной кожей, требует немедленного обращения к онкологу. Это требование не зависит от степени их подвижности, места появления, наличия или отсутствия изменений кожи и других деталей. Если нам это очень нужно знать, прочная спайка с кожей наверняка появится, но чуть позже — через пару месяцев. То же, что мы видим перед собой сейчас, является воспаленным лимфатическим узлом/узлами. Так выглядит типичный ближний метастаз злокачественной опухоли. И ее расположение несложно определить по расположению этого метастаза.
  • Оцените материал
    (2 голосов)
  • Прочитано 2955 раз
  • Цирроз печени
    Цирроз печени Истинный цирроз печени представляет конечную, практически необратимую стадию хронических диффузных гепатитов...
  • Базедова болезнь
    Базедова болезнь Базедова болезнь в основном характеризуется усиленным тканевым обменом и повышенной реактивностью нервной системы…
  • Тиреоидит щитовидной железы
    Тиреоидит щитовидной железы Термин «тиреоидит» охватывает воспалительные заболевания щитовидной железы с различной этиологией…
  • Синдром Кушинга
    Синдром Кушинга Хронический избыток глюкокортикоидов, независимо от своей причины, обусловливает симптомы и признаки…
  • Бронхоспазм
    Бронхоспазм Бронхоспазм — состояние острой дыхательной недостаточности, которое возникает в результате бронхиальной обструкции…
  • Гипертонический криз
    Гипертонический криз Развитие гипертонического криза сопровождается следующими симптомами...