Главная»Здоровье»Медицина»Гинекология»Инфекционная и гормональная мастопатия молочных желез, лечение, симптомы, признаки, причины

Инфекционная и гормональная мастопатия молочных желез, лечение, симптомы, признаки, причины

Инфекционная и гормональная мастопатия молочных желез, лечение, симптомы, признаки, причины

Инфекционная и гормональная мастопатия.

.

Есть такой общий термин — мастопатия. Он объединяет целый ряд заболеваний молочных желез, которые проявляются появлением в их тканях доброкачественных новообразований. Мастопатией может называться многое — инфекционные воспаления, нарушения гормонального фона, врожденные патологии, последствия перенесенных операций. Потому перед этим словом в листке с диагнозом непременно будет стоять другое слово — уточнение, о какой именно мастопатии идет речь.

Неофициальным аналогом данного термина выступает название «мастит». В принципе, мастит — это тоже патология молочных желез. Только это термин ветеринарный, обозначающий инфекционные воспаления вымени у животных — коров, коз, лошадей и пр. Даже если у женщины наблюдается такое же инфекционное воспаление, называть его уместнее все-таки мастопатией... Самыми распространенными вариантами мастопатии являются гормональная и инфекционная.

Причины инфекционной мастопатии молочных желез

В подавляющем большинстве случаев инфекция настигает кормящих матерей — как правило, через трещины в соске или если у младенца имеются зубки, которые он использует по прямому назначение — для укуса. Иногда дети рождаются с зубами, иногда — мамам просто требуется некоторое время, чтобы совсем отучить растущего ребенка от груди. И пока это произойдет, новое «украшение» детского ротика заметно усложняет ей жизнь... Что до трещин, то они образуются просто из-за постоянного механического воздействия на ткани соска и груди — при лактации это неизбежно.

3начительно реже инфекция может проникнуть в ткани груди через механические травмы ее покровов - царапины, расчесы (особенно под грудью), раздражения, повреждения, возникающие из-за плохого ухода и гигиены. Еще реже она проникает в ткани молочных желез с кровотоком, через некоторое время после заражения других тканей. В последнем случае инфекция является вторичной. Обычно таким путем распространяются бактериальные инфекции — они лучше остальных приспособлены к выживанию в, так сказать, кишащем лейкоцитами кровотоке. Из числа вторичных инфекций молочных желез наиболее распространен туберкулез (палочка Коха), сифилис (бледная трепонема). А первичные поражения чаще всего «осуществляют» стафилококки, стрептококки и запущенная грибковая инфекция (обычно — распространившаяся по восходящей с кожи стоп).

Основная проблема инфекций тканей груди в том, что жир, составляющий их основу, служит прекрасной средой для питания и размножения большинства возбудителей. Ткани молочных желез в общем не обладают так называемой иммунной привилегией — свободой от деятельности таких телец иммунитета, как лейкоциты или лимфоциты. Однако возможности борьбы иммунитета с проникшим в них возбудителем заметно ограничены. Во-первых, тем, что полноценность кровоснабжения касается только молочных железок — в жировых тканях оно выстроено несколько хуже. Во-вторых, по целому ряду причин этот и так не безупречный кровоток может быть нарушен — формой груди, формой белья, патологическими явлениями в тканях или даже костях шейно-грудного пояса. В-третьих, как мы и сказали только что, работу иммунных телец здесь осложняет неравенство изначальных позиций. Ведь жировые ткани для бактерий — среда идеальная, а для иммунных телец — относительно трудно доступная.

Симптомы и признаки гормональной мастопатии молочных желез

Они во многом схожи с любым другим воспалением. Особенно в острой стадии, поскольку воспаление, сразу перешедшее в хроническую форму (бывает при ослабленном иммунитете), можно и вовсе не заметить. Поскольку инфекционная мастопатия крайне редко затрагивает обе железы, признаки всегда начинаются лишь в одной из них. Изредка возможно последующее распространение процесса и на вторую железу — особенно когда мы или ребенок несколько раз коснемся здоровой груди сразу после контакта с больной.

Первая, самая острая из всех стадия инфекции называется серозной. Прежде всего, молочная железа в этом периоде набухает и становится болезненной. Поскольку речь идет лишь об одной из грудей, мы должны понимать, что при любом сходстве с ПМС налицо совсем другой процесс, не связанный с приближением критических дней. К тому же это набухание при хорошем иммунном отклике выражено сильнее — вплоть до покраснения и натяжения кожи. А также повышения ее температуры, появления характерного для сепсиса лоснящегося блеска.

Разумеется, температура тканей железы может и повыситься, но повышение температуры всего тела наверняка будет более выраженным. Как и при любой инфекции, нас будет лихорадить по утрам. А вечером будет наблюдаться усиление жара, повышенная потливость, ломота в суставах, припухание ближайших к очагу лимфатических узлов. В случае с молочными железами речь идет о подмышечных лимфоузлах. Из соска обычно наблюдаются выделения — умеренные, пока не гнойные, полупрозрачные. Впрочем, это зависит от типа инфекции — их вполне может и не быть. Безусловно, грудь болит постоянно, боли носят ноюще-стреляющий характер. Причем ноющая боль заметно усиливается при надавливании на железу, а стреляющая — при движении грудных мышц и предплечья с этой стороны.

Вторая стадия заболевания называется острой инфильтративной. Термин сложный и непонятный, но на самом деле он означает, что следом за воспалением в тканях груди начинает скапливаться его прямое следствие — инфильтрат. Речь идет о химическом предшественнике гноя — лимфе, в которой полно погибших из-за инфекции клеток. Конечно, образование инфильтрата неизбежно сопровождается усилением воспаления. Ведь в нем продолжают размножаться бактерии, зачастую — уже совсем другие, присоединившиеся к начальным. Хотя иногда случается, что на этом этапе общие симптомы недомогания начинают спадать, обычно этого не происходит. То есть температура, ломота во всем теле и пр. сохраняются и усиливаются.

Но при любом сценарии мы обязательно обнаружим еще большее увеличение задетой железы в объеме, обострение всех прежних признаков в этой области, появление в ее тканях крупной, мягкой на ощупь опухоли. А вот что произойдет дальше, зависит от очень большого числа факторов, и ни один из них напрямую груди не касается. Третьей стадией патологии может стать как ее переход в хроническую инфильтративную форму, которая наверняка закончится флегмоной, так и абсцесс молочной железы.

Если у нас ослаблен иммунитет, мы проходим терапию антибиотиками по другому поводу, постоянно принимаем противовоспалительные любого рода (от аспирина до отвара чистотела или черемухи), нам угрожает первый сценарий — хронический инфильтративный.

При нем после нескольких дней явного острого процесса стремительно наступает «затишье». То есть с появлением пока плохо оформленного гнойника (опухоль, о которой мы сказали выше) симптомы за пределами тканей железы начинают спадать. Почти нормализуется температура, уменьшаются лимфатические узлы в подмышках, исчезают «прострелы» при отведении руки за спину. Постепенно может уменьшиться даже отек груди. Правда, опухоль в ней останется, и со временем именно из этого гнойника сформируется флегмона — капсула из соединительной ткани, выросшая, чтобы окончательно блокировать его. Флегмона не болит, но ощущается как гораздо более плотное, чем вначале, четче оформленное новообразование значительно меньшего размера.

Если наша иммунная защита всегда отличалась нормой реакции и инфекция не подвергается косвенному подавлению принимаемыми препаратами, у нас, вероятнее всего, будет абсцесс. То есть гнойник оформится и увеличится в размерах, ткани вокруг него подвергнутся гнойному расплавлению, и мы будем вынуждены побежать к врачу по факту появления явного некротического очага прямо под кожей. Температура по всему телу при абсцессах повышена заметно, она очень высока. В области самого процесса боли наблюдаются острые, постоянные, очаг аж «горит». Жизнь с абсцессом невозможна, а заканчивается он всегда прорывом. В нашем случае, к счастью, его прорвет наружу, а не во внутренние полости, как, случается, прорывает абсцессы головного мозга, слепой кишки и пр. В любом случае, будет значительно лучше, если этот прорыв нам обеспечит скальпель хирурга — с иссечением задетых тканей, без эффекта неожиданности и с началом немедленных мер по лечению.

Лечение инфекционной мастопатии молочных желез

Только и исключительно антибиотиками. Это, право, не тот случай, когда у нас велики шансы добиться успеха с противовоспалительными травами, согревающими компрессами и прочими средствами «из бабушкиной аптечки». Следует помнить, что при ряде условий мастопатия легко становится хронической. А от флегмоны так просто не избавишься, ведь сквозь ее соединительнотканную оболочку не проходят ни лекарственные препараты, ни тепло. Такое новообразование можно только вырезать — иного пути здесь нет.

У средств альтернативной медицины при лечении конкретных инфекций существует лишь один, зато серьезный недостаток. А именно, что ни одно из них не обладает свойствами сильного антибиотика — только слабого, да и то не всегда. Ведь способность останавливать воспаление и способность останавливать инфекцию — это совершенно разные вещи. А наши предки, не обладавшие научными знаниями, не могли даже приблизительно отличить одно от другого.

Им не было известно, что воспаления бывают как септическими (инфекционными), так и асептическими (начавшимися в отсутствие всякой инфекции). Им никто не мог этого сказать потому, что не существовало микроскопов, в которые можно было увидеть или не увидеть в задетых тканях посторонние тельца — бактерии или простейших. Даже мы, современные люди, научились делать микроскопы с усилением, достаточным для «разглядывания» вирусов (они мельче других возбудителей), не так уж давно — всего в середине XX века.

Потому наши предки пытались лечить остеохондроз, подагру и рожу одними и теми же средствами. И веками удивлялись феномену, почему эти средства всегда помогают при остеохондрозе, частично облегчают боли при подагре и бессильны против рожи.

Да, мы в наше время, можем объяснить различие: воспаление тканей при остеохондрозе обусловлено дегенерацией хряща — прослойки между костями. Все дальнейшее провоцируется постоянным механическим трением костей друг о друга и ущемлением нервных корешков в этих костях. Участия инфекции процесс не требует — это чисто возрастное явление.

Подагра является аутоиммунным заболеванием — формой аллергии, при которой иммунитет нарушает нормальную цепочку реакций по образованию и выведению из организма мочевой кислоты. Кристаллы этого вещества скапливаются в суставных сумках, разрушая хрящи и ликвор, которыми они заполнены. Далее нарастают те же явления, что и при остеохондрозе, только в условиях постоянного присутствия и регулярного обновления основного раздражителя — мочевой кислоты. Опять-таки, инфекция здесь не участвует, но асептические воспаления частично снимаются временным усилением кровотока на участке, к которому приложено тепло. Вместе с кровью в тканях улучшается обмен веществ. А значит, на время ускоряется синтез новых белков в хрящах и рассасывание кристаллов мочевой кислоты. Отсюда и временное, частичное облегчение симптомов обеих патологий.

А вот третий вариант просто так облегчить не получится. Рожистое воспаление — это стафилококковая инфекция кожных покровов, которая стремительно распространяется по ее поверхности. И нередко затрагивает глубинные слои, внутренние органы. До начала эры антибиотиков рожа считалась смертельно опасной, поскольку половина ее случаев заканчивалась летальным исходом. Сейчас она лечится в периоде до двух недель. Но сейчас излечим и туберкулез, который ранее назывался чахоткой и являлся стопроцентно смертельным заболеванием. А разница между рожистым воспалением, туберкулезом и предыдущими случаями заключается элементарно в наличии или отсутствии возбудителя. Иными словами, вполне конкретного, видимого под микроскопом микроорганизма — отдельной, полноценной формы жизни, которая существует и размножается по заложенным в ней генетикой законам.

У этой формы жизни, как и у нас, имеются свои благоприятные и неблагоприятные условия существования, механизмы увеличения популяции. Согласимся, что человека можно убить многими, но всегда вполне определенными методами. Точно так же дела обстоят и с возбудителями. Известно, что тепло лишь ускоряет их размножение. Токсичные вообще для любых тканей вещества могут это размножение затормозить. Отсюда и легкий эффект антибиотика, имеющийся у умеренно ядовитых растений наподобие чистотела, коры дуба, сирени, черемухи. Сильный токсический эффект одинаково губителен как для возбудителя, так и для организма, в котором он размножается. Потому мы не обрабатываем раны соком аконита, белладонны, волчьей ягоды даже в целях ее санации, когда других средств под рукой нет.

Как ы видим, натуральное не всегда лучше синтетического. Во всяком случае, когда нам нужно вещество, смертельно опасное для одной формы жизни, но почти или совершенно безопасное для нас. В природе таких не существует, поскольку природа как раз создала нас, животных, бактерий по очень похожее «колодке». И большая часть существующих в ней веществ наносит нам и им одинаковый вред. Чтобы разорвать этот замкнутый круг, и были изобретены антибиотики.

Теперь мы понимаем, что попытки самостоятельного и тем более немедикаментозного лечения инфекционной мастопатии не просто обречены на провал. Они опасны целым рядом осложнений, вплоть до летальных. Несколько неожиданно? На самом деле — нет.

Злокачественное перерождение самой флегмоны невозможно — из гнойника рак никогда не возникает. Однако в окружающих ее тканях всегда остаются очаги вялотекущего воспаления. Либо его вызывает раздражение тканями новообразования, либо в них продолжается не столь интенсивное, но размножение возбудителя. А вялотекущие, хронические воспаления обладают доказанной канцерогенностью. В частности, микровоспаления из-за оседания в тканях легких неусвояемых смол считается основным канцерогенным фактором всего курения. Еще проще: стань эти смолы такими же усвояемыми, как и никотин, или перестань они оседать, курение из опасной привычки превратилось бы в такую же стопроцентно полезную, как пробежки по утрам.

Но даже за пределами темы потенциальной малигнизации (ведь этого может и не случиться) у нас имеется еще несколько веских доводов. Молочные железы вместе с воспалением в них находятся достаточно близко к таким жизненно важным тканям, как легкие, диафрагма грудной клетки, сердечная сумка и само сердце. Мышцы, окружающие молочную железу, окружают, помимо нее, еще и две магистральные артерии, ведущие из сердца прямо в головной мозг. Мы их знаем хорошо, поскольку речь идет о сонных артериях — они как раз сходятся в ложбинке между ключицами, в начале грудной клетки, чтобы слиться и войти в сердце.

Плюс, не забудем: молочные железы теснейшим образом связаны с крупнейшими лимфатическими узлами тела — подмышечными. Отсюда и их увеличение при инфекции, и быстрое метастазирование именно в них при раке груди. Так что: выглядит ли угроза распространения инфекции на ткани сонных артерий, сердца, легких достаточно серьезной, чтобы считать ее смертельной? Или мы уверены, что проживем долгую, счастливую жизнь с таким же нарывом в перикарде (сердечной сумке)? Если нет, то, будем считать, мы оценили потенциал нашей проблемы достаточно близко к правде.

Нужно сказать, что на начальной стадии воспаления (пока не слишком выражен процесс образования нарыва) операции может и вовсе не быть. Нам назначат курс антибиотиков — возможно, сочетание перорального приема с некоторыми местными процедурами. Если он будет подобран правильно, инфекцию удастся купировать за считаные дни. Но для правильного выбора нам следует немного помочь врачу — сообщить ему все названия антибиотиков, которые мы принимали когда-либо ранее и которые можем вспомнить. В данном случае неважно, помним ли мы название действующего вещества или препарата в целом. Но важно то, что к этим антибиотикам у нас уже, вероятнее всего, сформирован иммунитет — а значит, он сформирован и у всех возбудителей, попавших в ткани нашего тела.

И только если мы обратились с опозданием либо врач подобрал не тот препарат, мы можем и не отделаться столь благополучно. Безусловно, лечить от инфекции молочные железы нелегко, и причину тому мы называли выше. Причина эта — жир, содержащийся в дольках. Чем его больше в железе, тем более питательную среду для размножения получит возбудитель. Так что от ошибок здесь никто не застрахован. Может случиться так, что прием антибиотиков воспаление-то локализует, но и образования нарыва избежать не удастся. В таком случае очаг придется вскрыть, дренировать, некоторое время подержать открытым, постоянно санируя полость местными растворами антибиотиков. Словом, поступить с ним как с абсцессом или флегмоной.

Переживать нам не стоит — вскрытие гнойника по глубине и травматичности вмешательства на пластическую операцию непохоже. Похоже на удаление абсцесса — особенно если вокруг него имеются некротические очаги или образовался свищ... А после иссечения гнойника ткани почти не пострадают, да и след на коже останется минимальный — если останется вообще. Так что с точки зрения последствий безоперационное устранение воспаления либо быстрое образование и иссечение очага нагноения следует считать двумя случаями из серии «легко отделались». Следующие две стадии (абсцесс и флегмона) однозначно потребуют более масштабного вмешательства и более длительной послеоперационной терапии.

Причины гормональной мастопатии молочных желез

Что касается гормональной мастопатии, то она начинается и, как правило, протекает без участия инфекции. Как правило потому, что она обычно сопровождается локальным застоем или секрецией ряда жидкостей. И при выраженных застойных явлениях либо недостаточном оттоке этих жидкостей к процессу вполне может присоединиться вторичная инфекция. Тем более что выделяющиеся при мастопатии секреты хоть и не содержат возбудителей, зато раздражают ткани соска, ареолы, самой железы. А это создает прекрасные условия для вторичного инфицирования. Особенно при плохой гигиене или наличие у пациентки инфекций других наружных органов которых случайно можно коснуться руками перед тем, как заняться гигиеной груди. Например, кожи или половой системы, волос, ногтей.

Основной ее причиной служат гормональные сбои — повышение уровня тестостерона в сочетании с постоянным дефицитом прогестерона или пролактина. Чуть реже — тестостерона. Но последнее — лишь при условии, что на повышение концентрации тестостерона организм реагирует увеличением выработки какого-то из женских гормонов.

«Виновными» в гормональной мастопатии могут оказаться не только надпочечники. Именно к надпочечникам следует обращаться с вопросом, почему «зашкаливает» тестостерон. В остальном причину следует искать прежде всего в деятельности яичников. Особенно часто высокий уровень какого-то гормона (пролактина, эстрогена) связан с кистой или злокачественной опухолью яичников. А, напротив, низкий уровень каких-то гормонов основного фона традиционно сопровождает воспалительные процессы в них.

Но, кроме того, временный гормональный сбой может быть спровоцирован абортом, ранними или искусственными родами, отказом от грудного вскармливания, острым авитаминозом, дефицитом белков в организме, гормональной терапией по другому поводу. В таких случаях он имеет тенденцию закрепляться и усугубляться с течением времени. Тревогу должны вызывать проблемы, которые проявляются уже вторую менструацию подряд. Если же фон нормализовался после сбоя в течение одного витка цикла, в дальнейшем нам ничего не угрожает. Остается лишь добавить, что гормональная мастопатия по мере прогресса может привести к появлению фиброаденомы.

Симптомы и признаки гормональной мастопатии молочных желез

Они в значительной степени схожи с инфекцией, но в то же время и отличаются от нее. Основное отличие гормональной мастопатии от инфекционной в том, что первая не проявляет никакой зависимости от цикла. Она возникает спустя часы-дни после проникновения инфекции в ткани молочной железы. А гормональная мастопатия на протяжении всего времени своего существования обостряется в период ПМС и начинает постепенно затухать с началом менструального кровотечения. В промежутке между критическими днями ее проявления могут вовсе исчезать.

В принципе, гормональная мастопатия — это те же изменения в молочных железах, которые мы наблюдаем у себя незадолго до каждой менструации, только выраженные ярче, более схожие с патологией. В норме грудь за некоторое время до начала критических дней может набухать. Иногда в ней появляется легкая болезненность — особенно при надавливании. При гормональной мастопатии она набухает и болит не слегка, а весьма ощутимо. Вплоть до проблем с ношением обычного белья и необходимости надевать в этот период белье более просторное, из другой ткани.

Кроме того, при гормональной мастопатии в груди часто возникают уплотнения — мягкие, подвижные, с нечеткими краями. При прощупывании центры основной боли ощущаются именно в них и в прилегающих к ним тканях — в этих местах они значительно сильнее, чем везде. При мастопатии такого рода из сосков выделяется когда молозиво, а когда — жидкость неясного происхождения, но без примеси гноя или крови.

В принципе, происхождение выделений при мастопатии сильно зависит от ее специфики у данной конкретной пациентки. Дело в том, что при этом заболевании изменения могут затронуть как сами альвеолы, так и соединительные ткани долек. Если гормональный сбой наиболее сильно сказался на структуре или поведении молочных железок, из груди будет выделяться скорее молозиво. Если проблема коснулась в основном соединительных тканей, то чаще всего их разрастание сдавливает кровеносные и лимфатические сосуды. Реже — молочные железки. Потому в последнем случае мы можем заметить выделение как молозива, так и лимфы, и даже смеси обеих жидкостей. Кстати, именно при изменениях соединительной ткани припухлости в молочных железах образуются чаще, обильнее. И именно этот вариант патологии чаще заканчивается образованием фиброаденомы.

Следует добавить, что гормональная мастопатия не сопровождается повышением местной или общей температуры, чередованием жара и озноба, покраснением кожи задетой груди. При ней лимфатические узлы за пределами груди не набухают — даже если нарушение тока лимфы в самой железе приводит к появлению припухлостей. И в общем «прострелов» при движении у нас тоже быть не должно. Хотя наверняка будут дискомфорт, усиление болей в самой груди при резких изменениях положения туловища. Такое наблюдается при физических нагрузках (особенно на руки, плечи, грудные мышцы), тряске, беге, прыжках. Разумеется, отсутствие признаков сепсиса действительно лишь при условии, если к процессу на очередном его витке не присоединилось заражение.

Лечение гормональной мастопатии молочных желез

Ну, поскольку причины ее возникновения носят гормональный характер, лечится это заболевание тоже гормонами. Стадии лечения здесь предшествует более или менее тщательное исследование на патологии гормонального фона и отдельных эндокринных желез. Нужно сказать, такие исследования в медицинских учреждениях развитых стран всегда проводятся очень тщательно. А в странах развивающихся (к коим относится и наша) оно может быть разным. Степень глубины внимания к проблемам нашей эндокринной системы сильно зависит от уровня медицинского учреждения и оборудования, находящегося в распоряжении врача.

Как мы сказали выше, в нашем теле восемь эндокринных желез. И почти все они (исключая мужские семенники) относятся к числу внутренних органов. Это означает, что «окинуть глазком» или прощупать ни одну из них не получится. Врачу придется применить и УЗИ-аппарат, и рентген-аппарат, и томограф. Кто знает, не понадобится ли ему исследование с радиоизотопами или контрастом...

Мы должны понимать сложность задачи при поиске железы, которая работает неправильно. Когда врач просто проверит нашу кровь на концентрацию тех или иных гормонов, отклонения обязательно будут наблюдаться не по одному из них — всегда по нескольким. Но ведь уровень каждого из них, в свою очередь, мог подняться или понизиться не сам по себе, а в качестве компенсирующей меры. Допустим, ответа на рост или снижение уровня совсем другого гормона другой железы. Да, за все это отвечает гипофиз. Но он не обладает даром речи, чтобы объяснить нам, почему он принял решение стимулировать ту железу, подавить эту... А его действия в каждом конкретном случае на его состоянии не отражаются. Тем паче, если он полностью здоров и просто выполняет свою работу как умеет.

Таким образом, «неполадки» с одним гормоном далеко не обязательно указывают на проблемы с железой, которая его вырабатывает. Во всех этих закономерностях медицине разобраться очень тяжело — не проще, чем нам. И главное, каждый такой поиск исходной точки (с чего все началось) требует времени, усилий, работы специального, высокоточного оборудования, финансовых затрат со стороны клиники и пациента. Если что-то из этого прилагается в недостаточном количестве, вопрос можно решить значительно проще. В частности, методом, которым его решали из-за недостатка знаний в течение всего XX века.

Гормоны как часть механизма естественного регулирования тела были открыты в начале прошлого столетия. К его середине наука уже умела синтезировать и выделять некоторые из них. То есть она умела изготавливать гормональные препараты для лечения тех или иных отклонений. А вот знания о том, какие гормоны составляют пары, какие — являются антагонистами, она узнавала постепенно, уже в процессе применения препаратов с этими веществами. Потому поначалу гормональная терапия в ее «исполнении» выглядела довольно примитивно. Взаимозависимость работы отдельных эндокринных желез ею, считай, игнорировалась. А все схемы лечения строились на простейшем принципе: высокий уровень одного гормона компенсировался назначением его прямого антагониста, а низкий — назначением добавочных доз гормона, синтез которого снижен. Вот и вся терапия...

Нас могут «подлечить» так и теперь. Например, назначить при высоком эстрогене тестостерон или

пролактин — и отпустить с тем домой. В принципе, симптомы мастопатии при этом утихнут и даже исчезнут - в обоих случаях, что бы нам ни назначили. Правда, едва мы прекратим прием препаратов, они вполне могут вернуться — возвращаются примерно в 70% случаев. А тестостерон мы будем вынуждены прекратить быстро. Или страдать в течение всего курса от «усиков» на верхней губе, ускорения роста волос на груди и по всему телу, хриплого, низкого голоса и иных признаков «возмужания», которые нам, женщинам, совсем не к лицу.

Как же нам поступить? Ну, на самом деле истинная причина нашего гормонального сбоя может оказаться такой, что избавиться от нее с помощью скальпеля будет куда разумнее и эффективнее, чем с помощью таблеток. Это касается кист, доброкачественных и злокачественных новообразований. А воспаления тем более лечатся физиопроцедурами и антибиотиками — но никак не гормонами. Собственно, даже если нам придется начать гормональную терапию, все равно будет несравнимо лучше, если мы начнем ее с полным пониманием, что это лечение — именно нужное нам.

А получить эту уверенность можно лишь одним способом: получив листок, на котором будет указано точное состояние всех эндокринных желез, какие только могли принять участие в данном сбое. К каждой железе должно прилагаться описание ее состояния — описание, по которому лечащий врач сможет определить, здорова она или больна. Иными словами, перед тем как начинать какое бы то ни было лечение, нам нужно убедиться, что нас обследовали тщательно. А лечение во всех его вариантах здесь сложным не выглядит. Если речь идет о гормональных препаратах, их нужно лишь принимать по определенному графику и следить за интенсивностью проявления побочных эффектов.

Например, в случае с любыми андрогенами — не допускать аменореи и близких к ней состояний. Впрочем, сейчас такое лечение часто проводится с помощью ОК — оральных контрацептивов. Речь идет о препаратах специального назначения, с помощью которых многие женщины просто избегают нежелательной беременности. Микродозы тестостерона, в них содержащиеся, считаются безопасными для функции воспроизводства в целом. Хотя реакция на ОК у многих женщин наблюдается негативная — очень многие дамы не используют их из-за появления головных болей, повышения свертываемости крови, уменьшения менструаций и сбоев цикла. В таких случаях контрацептив рекомендуется сменить и, если подходящий так и не будет найден, вовсе отказаться от этого способа предохранения.

Потому, возможно, если мы не принимали ОК до сих пор, предохраняясь другими способами, нам будет лучше начать с них. Особенно если мы действительно не пробовали этот вариант. Если мы от него уже отказались однажды, возвращаться к нему не стоит, да и к препаратам тестостерона вообще следует отнестись с осторожностью. Нам следует обязательно предупредить врача об имеющемся у нас негативном опыте «общения» с андрогенами, ведь речь идет о безусловном поводе поискать другое решение.

Что до любых хирургических вмешательств, то это лечение от нас, естественно, зависит мало. Все, что можем сделать мы, это как можно точнее следовать предписаниям врача и отвечать на его вопросы по тому или иному поводу. Успех лечения здесь зависит от правильной диагностики, подготовки к операции, навыков хирурга и качества послеоперационного восстановления. Словом, от чего угодно, кроме нашего желания и воли.

  • Оцените материал
    (3 голосов)
  • Прочитано 8714 раз
  • Цирроз печени
    Цирроз печени Истинный цирроз печени представляет конечную, практически необратимую стадию хронических диффузных гепатитов...
  • Базедова болезнь
    Базедова болезнь Базедова болезнь в основном характеризуется усиленным тканевым обменом и повышенной реактивностью нервной системы…
  • Тиреоидит щитовидной железы
    Тиреоидит щитовидной железы Термин «тиреоидит» охватывает воспалительные заболевания щитовидной железы с различной этиологией…
  • Синдром Кушинга
    Синдром Кушинга Хронический избыток глюкокортикоидов, независимо от своей причины, обусловливает симптомы и признаки…
  • Бронхоспазм
    Бронхоспазм Бронхоспазм — состояние острой дыхательной недостаточности, которое возникает в результате бронхиальной обструкции…
  • Гипертонический криз
    Гипертонический криз Развитие гипертонического криза сопровождается следующими симптомами...