Главная»Здоровье»Медицина»Офтальмология: заболевания глаз»Катаракта глаза: народное лечение, симптомы, причины, признаки, профилактика

Катаракта глаза: народное лечение, симптомы, причины, признаки, профилактика

Катаракта глаза: народное лечение, симптомы, причины, признаки, профилактика

Для постановки диагноза необходимо провести офтальмоскопию и обследование на щелевой лампе.

.

В США около 20% населения в возрасте 65-74 лет страдают от потери зрения вследствие катаракты. Помутнение хрусталика может возникать:

  • в хрусталиковом ядре (ядерная катаракта),
  • или под задней капсулой (заднекапсулярная катаракта).

Причины катаракты глаза

Катаракта развивается с возрастом. Дополнительными факторами риска являются:

  • травма (катаракта может развиваться спустя годы),
  • курение,
  • употребление алкоголя,
  • воздействие рентгеновского излучения,
  • тепловое воздействие инфракрасного излучения,
  • некоторые системные заболевания (например, диабет), и увеит,
  • недостаточное питание, плохое усвоение питательных веществ организмом,
  • прием системных лекарственных препаратов (например, глюкокортикоидов),
  • длительное воздействие ультрафиолетовых лучей.

У многих людей дополнительные факторы риска могут отсутствовать. Катаракты также бывают врожденными, ассоциированными с разнообразными синдромами и заболеваниями.

Как и нарушения аккомодации, катаракта, если она не врожденная, прогрессирует постепенно. Мы уже говорили выше, что это заболевание нередко передается по наследству или может стать одним из многочисленных результатов нарушения внутриутробного развития. Но если дефект хрусталика заложила в нас наследственность или проблемы ранних этапов жизни, проявится он очень быстро — еще в возрасте до 3 лет.

Катаракта крайне редко возникает в периоде от 3 до 50 лет. В данном промежутке наследственная патология уже не скажется, раз она не сказалась раньше, а возрастная — еще не наступит. Единичные же случаи катаракты именно в этих возрастных группах связаны как раз со сценариями, когда наследственная предрасположенность у индивида имелась, но не проявилась бы, возможно, никогда, если бы он сам не приложил к тому всяческие усилия. Говоря еще проще, катаракта, наступившая в период взросления и в активном репродуктивном возрасте, всегда зарабатывается в прямом смысле слова. Мы зарабатываем ее нашими собственными ошибками, заблуждениями, упорным игнорированием всех правил обращения со зрительными органами, какие только есть на свете.

Как можно добиться развития катаракты намеренно? Вопрос поставлен несколько странно. Зато, согласимся, ответы на него составят точный список всего, чего нам делать, по возможности, не следует. Во-первых, хрусталик (да и сетчатка тоже) сильно страдает, когда мы подолгу смотрим на яркие и очень яркие объекты — включенные лампы, солнце, отраженные блики и пр. В особенности не следует подолгу «любоваться» объектами, которые вместе со светом излучают и тепло (почти все источники собственного, не отраженного света).

Во-вторых, не забудем, что хрусталик состоит из «каркаса» эпителиальных клеток, заполненного прозрачным белком. Любой белок, произведенный в нашем организме, по составу является животным, а не растительным. Иными словами для производства новых молекул белка где-либо в теле человек обязательно должен потреблять в пищу известное количество животного, а не растительного белка. Разница между одним и другим известна многим, но не всем. Потому проясним суть дела, чтобы впредь не допускать никаких разночтений.

Итак, каждый белок строится из аминокислот — «кирпичиков» для «здания» целой молекулы. Аминокислоты образуют молекулу как растительного белка (им богата соя, другие бобовые, спаржа, кабачки, цветочная пыльца, орехи), так и животного (мясо, молоко, рыба, яйца, икра рыб и пр.). Однако полный ряд аминокислот составляет 20 наименований. 12 аминокислот из 20 при попадании в организм человека свободно превращаются друг в друга — в норме или при необходимости. Но оставшиеся 8 аминокислот невозможно получить из других 12 путем химической реакции. То есть эти 8 аминокислот могут попасть в организм лишь одним путем — с пищей, через пищеварительную систему. При этом нужно помнить, что каждая молекула животного белка образуется с участием только полного набора аминокислот — расположенных в разной последовательности, но всех 20. То есть если эти 8 аминокислот не поступают в наш организм с пищей, у него начинаются серьезные затруднения с синтезом любых собственных белков тела. А именно кристаллина, необходимого для поддержания структур глаза, и коллагена, необходимого для поддержания эластичности сосудов, мышц и кожи. А также гормонов (они тоже являются белком), нужных для поддержания обменных процессов и телец крови, обеспечивающих ее транспортную функцию.

А теперь запомним раз и навсегда самую важную часть этого разговора. А именно что ни один белок растительного происхождения не содержит этих 8 аминокислот, называемых незаменимыми из-за невозможности их вторичного синтеза. Поэтому вегетарианцы могут сколь угодно долго рассуждать о преимуществах своего рациона. Все эти мнимые или действительные преимущества теряют свой смысл на основании всего одного факта. Того, что строго растительный рацион противоречит основам обмена веществ в человеческом теле, подрывает их, принудительно создает затруднения работе каждого его звена. Если нам кажется, что из такого подхода можно извлечь хоть толику пользы, мы неправы — ее оттуда не извлечь никак.

И если мы, вздумав стать «травоядными», получим только катаракту, мы, считай, еще легко отделались. Ведь хрусталик, как и было сказано выше, сейчас можно протезировать искусственной линзой. Другое дело, что эритроциты, иммунные тельца, эстроген, тестостерон, инсулин заменить будет не так просто. Если их собственный синтез в организме прекратится, мы соскучимся по нормальной работе всех этих систем очень быстро, в этом нет никаких сомнений.

В-третьих, исправная работа хрусталика сильно зависит от здоровья цилиарной мышцы. Чтобы сравнить наглядно, проведем эксперимент: наденем, скажем, обувь на 2 размера меньше, чем мы носим обычно. И попробуем провести в ней целый день. Естественно, стиснутая ею стопа начнет болеть уже спустя минуты и утратит чувствительность — спустя часы. А к концу «эксперимента» мы будем согласны на все, лишь бы избавиться от этой «колоды» поскорее. Постоянное давление подверженной спазму или пребывающей всегда в сокращение в положении цилиарной мышцы действует на хрусталик примерно так же, как на нашу стопу — слишком тесная обувь. Конечно, есть и расхождения — полужидкая структура хрусталика рассчитана на такое употребление лучше твердых костей. Но когда мы говорим о годах вместо часов, представить, что даже эта разница постепенно сойдет на «нет», становится проще.

В-четвертых, хрусталик повредить, конечно, непросто (он расположен довольно глубоко внутри глаза), но возможно. Причем не только при обширной травме, когда можно потерять весь глаз. Например, на его существование и структуру всегда сильно влияет внутриглазное давление — давление коллоида, заполняющего пространство склеры. В общем, оно довольно стабильно — меняется не слишком часто и не слишком заметно. Но меняться оно может в обе стороны. Скажем, когда у нас повышается артериальное давление в целом, мы легко можем заметить, что это затрагивает и глаза. Субъективно мы испытываем лишь симптомы прилива крови ко всем структурам глаза, которые ею снабжаются. Почувствовать повышение давления в самом глазу почти невозможно, даже если оно уже близко к критическому, как при глаукоме. Но это еще не значит, что оно не растет синхронно с давлением крови — растет, и еще как. А каждый подобный эпизод создает давление и на чуть более плотное, но все же не настолько, тело хрусталика. Оттого глаукома (критически высокое внутриглазное давление) часто губит как хрусталик, так и сетчатку. А катаракта (разрушение хрусталика) по мере созревания все активнее провоцирует глаукому.

Пятая особенность нашей жизни, способная привести к быстрому развитию катаракты, — это специфические условия работы. Хоть глазной хрусталик и защищен от влияния внешней среды плотной роговицей, мы должны понимать, что она не защитит его ото всего на свете. В частности, нам наверняка известно о существовании некоторых видов излучения, от которого не спасет ни скафандр, ни железобетонная стена. Речь идет, конечно, о радиации — ионизирующем излучении, характерном для АЭС, рентген-аппаратов и того самого солнца, о котором мы упомянули выше. Те, кто получил дозу радиации в том или ином объеме, в том или ином периоде, сплошь находятся в группе особого риска по патологиям органов зрения, кожи и костного мозга. Остальное, что называется, как повезет.

Потому работникам АЭС, рентгенологам, ликвидаторам радиоактивных элементов и аварий на ядерных объектах в обязательном порядке выдаются карточки, в которых ведется подсчет дозы облучения, полученной ими за время работы. По достижении установленного законом лимита такой работник выходит на пенсию в любом, даже не пенсионном возрасте. Или переводите-, на другую должность, не связанную с получением новых доз. Кроме ионизирующего излучения, способного разрушить хрусталик, как и любую клетку риску подвержены все, кто постоянно работает в условиях высоких температур. А это повара горячих цехов, сталевары, стеклодувы, кузнецы, сварщики и пр.

Риск развития катаракты значительно повышают некоторые заболевания, с глазами вообще никак не связанные. Например, гипертония, атеросклероз, гидроцефалия и сахарный диабет. Какова зависимость одного от другого в первых двух случаях, мы понимаем. Постоянно высокое артериальное давление создает все более частые эпизоды повышения давления и в кровеносной системе глаза. Во всяком случае, значительно более частые и сильные, чем положено в норме. Что касается любых патологий обмена ликвора в полости черепа, то при них происходит, по сути, то же самое, только процесс затрагивает не кровеносную систему.

Возможно, мы знаем, что головной мозг на самом деле не прикреплен к черепу ни в одной точке. Череп, по сути, является аквариумом, заполненным ликвором (спинномозговой жидкостью). А головной мозг взвешен в этой жидкости. Внутри его тканей (под «шапкой» больших полушарий) скрыты три довольно крупные полости — желудочки головного мозга. Они служат ему чем-то вроде жидкой подушки, смягчающей любую тряску при движении, мотании головой и пр.

В норме давление ликвора в этих желудочках относительно постоянное. Однако встречаются такие дефекты внутриутробного развития, при которых ее отток из желудочков обратно в спинномозговой канал оказывается затруднен или перекрыт. Или, скажем, спонтанные эпизоды из жизни, когда мы получаем сотрясение мозга (ликвор из одного желудочка от удара резко перетек в соседний), его инфекцию, черепно-мозговую травму с отеком в этом месте. Во всех этих случаях ликвора в пространстве между головным мозгам и черепом резко становится больше, чем положено. Естественно, внутричерепное давление в такие моменты возрастает в разы. Его силу не стоит недооценивать — у гидроцефалов черепная коробка всегда больше, чем у других людей. И больше лишь потому, что давление ликвора в прямом смысле распирает ее изнутри, заставляя черепные кости расходиться по швам.

Влияет ли это на глаза, отделенные от полости черепа глазницами? Полагаем, ответ очевиден. Ведь глазницы тоже образованы костью, способной сильно сместиться под давлением. И потом, эта перегородка не сплошная — иначе как бы глазной нерв соединял глаз с корой?.. Ну, а сахарный диабет — это вообще такая обменная патология, которая легко выведет из строя если не хрусталик, то сетчатку. Как мы знаем, при сахарном диабете поджелудочная железа больного перестает выделять инсулин — гормон, который связывает в кровотоке и доставляет оттуда в клетки сахар, глюкозу.

Глюкоза является основным компонентом нашего рациона — продуктом распада и белков, и жиров, и углеводов. В организме она — компонент крайне востребованный. Ведь клетки всего тела используют его в качестве универсального источника энергии — энергии, необходимой им для роста, деления, производства и усвоения других веществ, дыхания. Но если молекула сахара не прикрепится к молекуле инсулина, ни одна клетка тела просто не сможет ее распознать и усвоить. Оттого уровень сахара в крови больных сахарным диабетом всегда выше нормы, даже если они уже давно компенсируют свою патологию инъекциями инсулина

Вернуть свой сахар в норму посте отказа поджелудочной очень непросто — почти невозможно. Он и у многих здоровых не идеален... Все бы ничего, но у кристаллов сахара имеется одна вредная особенность — они легко разрушают молекулы любых белков. В этом легко убедиться на практическом примере: сперва разобьем 2 куриных сырых яйца, перемешаем их ложкой и посмотрим на текстуру полученной «болтушки». Она осталась вязкой, чуть тягучей, не правда ли? А теперь добавим в нее 1 ст. ложку сахара, вновь размешаем, и сравним. Согласимся, наш кулинарный «шедевр» стал значительно жиже... Таково действие избыточного сахара и в организме. Он разрушает все белки, что попадаются ему на пути. А начинается процесс с коллагена — вязкого белка, прослойка которого имеется в стенке каждого сосуда и обеспечивает эластичность этой стенки.

Естественно, стенки сосудов контактируют с кровью и всем, что в ней растворено, самым тесным образом. Как мы помним, глазная сетчатка и ее работа очень зависят от качества кровоснабжения. Оттого она пронизана густой сеточкой обильно снабжающих ее кровью капилляров. При сахарном диабете дегенерация этой сеточки начинается одной из первых — капилляры всегда разрушаются быстрее крупных сосудов. Данное явление называется диабетической ретинопатией. При сахарном диабете традиционно назначаются посещения окулиста не реже 1 раза в год, с правом внеочередного обслуживания.

Разрушение капилляров в этом случае не остановить — зрение диабетика все равно будет неуклонно снижаться. Однако его можно значительно замедлить путем методичного, регулярного прижигания уже отказавших участков. Заодно эта мера позволяет предотвратить масштабные кровоизлияния в сетчатку, которые закончатся слепотой наверняка и очень быстро. Справедливости ради, при сахарном диабете от разрушения сосудов страдает не только сетчатка, но и печень, и тоже снабженные густой капиллярной сеткой почки.

Конечно, непосредственно хрусталик с глюкозой не контактирует — в него не ведет ни один капилляр. Но не стоит думать, что превратившиеся в угрозу кристаллы циркулируют с кровотоком так уж далеко от него. Мы ведь помним, что хрусталик окружен волокном цилиарной мышцы, словно кольцом? А мышцы без кровоснабжения работать не могут — потому в ней-то кровообращение имеется. Так что ближайшие сосуды расположены вплотную рядом с ним, а вовсе не «где-то там». И по мере разрушения стенок этих сосудов в окружающее пространство просачивается все больше глюкозы...

Наконец, основным фактором постепенного разрушения структур хрусталика выступают прожитые годы. Чем мы старше, тем медленнее в нашем теле вырабатывается все, что в нем должно вырабатываться, включая белки. И тем быстрее в нем разрушается то, что ранее обновлялось «как по часам» — хрящи, мышцы, кости, кровь. Да и в сохранившейся части процессов синтеза все чаще «проскакивают» спонтанные ошибки а иногда даже появляются системные. Все это в известной степени неизбежно. Неизбежно потому, что это произойдет, как ни крути. А в известной степени потому, что очень многое из этого при желании можно успешно отрегулировать — замедлить, вернуть в полную норму, компенсировать.

К сожалению, мы просто из рук вон плохо представляем себе, как это сделать с глазами. Но на самом деле единственный путь лечения глаз — это профилактика их заболеваний. С другой стороны, нем больше обменных процессов у нас будет протекать в старости почти так же, как в молодости, тем меньше вероятность, что при хотя бы более или менее адекватном режиме работы с ними случится что-нибудь серьезное.

В современной офтальмологии доминирует взгляд, согласно которому к разрушению белков хрусталика приводит нарушение обменных процессов в самом глазу — в стекловидном теле, его окружающем. Дело в том, что цилиарная мышца получает питание из крови, а сам хрусталик — нет. Как и говорилось выше, он и стекловидное тело являются двумя прозрачными формациями глаза. Поэтому пересекающая их сосудистая сетка только нарушала бы нам зрение, и больше ничего. Факт тот, что «ингредиенты» (аминокислоты), необходимые для обновления и поддержания молекул кристаллина, хрусталик может получить лишь из одного источника — из коллоида, его окружающего. Коллоид стекловидного тела образован несколькими разными белками и служит для хрусталика тем же, чем, скажем, плазма крови — для лимфатической системы. То есть основным источником пополнения питательных запасов.

Таким образом, врачи нашего времени уверены, что разрушение хрусталика начинается с проблем состава самого стекловидного тела. А это гораздо серьезнее, чем хрусталик, хотя стекловидное тело тоже протезируют. С другой стороны, обычно изменения в стекловидном теле даже при зрелой катаракте выражены не настолько, чтобы больной замечал их субъективно. Или чтобы они составляли угрозу работе глаза уже после решения вопроса с катарактой. Хрусталик просто уж очень чувствителен к изменениям, происходящим вокруг него. А стекловидное тело в этом отношении демонстрирует куда большую стабильность и приспособляемость. Так и выходит, что возрастные изменения, часто губящие хрусталик, затрагивая окружающее его стекловидное тело незначительно.

Симптомы и признаки катаракты глаза

Катаракта, как правило, имеет медленное течение, постепенно развиваясь в течение ряда лет. Ранними симптомами могут быть потеря контрастности изображения, ореолы и искры вокруг источников света, потребность в большей освещенности, а также неспособность отличить темно-синий цвет от черного.

При ядерной катаракте ухудшается зрение вдаль. Зрение вблизи может парадоксально улучшаться на ранних стадиях развития заболевания из-за изменения преломляющей способности хрусталика. Также на этой стадии может происходить временное ослабление пресбиопии, что позволяет пациентам читать без очков.

Заднекапсулярная катаракта ухудшает зрение диспропорционально, т.к. в этом случае помутнение располагается в точке пересечения входящих световых лучей. При заднекапсулярной катаракте также более возможны потеря контрастности и симптом «засвета».

Иногда при катаракте происходит набухание хрусталика, что приводит к закрытию трабекулярной сети, снижению оттока внутриглазной жидкости и развитию вторичной закрытоугольной глаукомы и появлению болевого симптома.

Ну, прежде всего поставим точку в вопросе, порядок у нас или не порядок со стекловидным телом... Разрушение стекловидного тела — явление, которое встречается нечасто, но и исключением не является. Неважно, по каким причинам оно наступает—с возрастом ни одна из них не связана. Иными словами, среди пожилых людей (старше 50 лет) процент больных с такой патологией ничуть не выше, чем среди других возрастных групп Факт тот, что когда стекловидное тело начинает разрушаться, болеть оно не будет — там нет ни одного нервного рецептора (все ограничены сетчаткой). Зато у нас появятся довольно странные особенности зрения.

Люди с патологиями структуры стекловидного тела жалуются врачу, что постоянно видят перед глазами «звездопад», «вспышки молний», «клубки червей», «хромосомы», «прозрачные пятна и кружочки» и пр. Подразумевается под этими всеми «живописаниями», что куда бы ни глянул пациент, на обычный объект зрения у него всегда накладываются полупрозрачные посторонние включения, имеющие вид мелких, мельтешащих фигур. Вот они и описывают, на что похожи эти фигуры...

Если мы сами взглянем в небо или на другое сплошное, однородное и светлое поле, мы и можем заметить нечто подобное и у себя. Просто «хромосом» и «пузырьков» в нашем поле зрения будет немного — во всяком случае, не столько, чтобы отвлекать все наше внимание и затруднять основное зрение. Эти полупрозрачные фигуры — явление в общем нормальное. Ведь стекловидное тело — это раствор белков в воде. Оно чуть гуще воды, но к жидкости значительно ближе, чем даже к желе.

Полностью однородным всегда оно быть не может. А поскольку зрение осуществляется исключительно через него, естественно, что мы легко различаем малейшие «неровности» его структуры.

Так что бояться каждого «пузырька» или «червячка» не стоит. Со всеми основаниями нам нужно опасаться «звездопада» и «молний» — тем более, если грозы на улице не предвидится. Обычно вспышки света перед глазами появляются и учащаются синхронно с увеличением числа дефектов коллоида. Однако их мы подчас замечаем раньше и сильнее. В любом случае, такие вспышки служат явным признаком ненормальной реакции глазного нерва на попадающий в глаза свет. А реакция эта появляется потому, что стекловидное тело с нормальной структурой все же чуть рассеивает лучи, проходящие сквозь него. Разумеется, по мере его превращения из коллоида в воду эта способность частично рассеивать свет утрачивается. Свет, падающий на сетчатку, становится более ярким. И растущая сила сигнала начинает раздражать нервные окончания, передающие его в мозг.

Так что на этапе «молний» у нас, можно считать, уже весьма серьезные проблемы. В потенциале они грозят нам тем, что сетчатка или отростки глазного нерва могут просто «перегореть» — их буквально сожгут слишком прямые солнечные лучи. С такой проблемой к окулисту нужно попасть как можно скорее. А до визита к нему постоянно носить хорошие солнечные очки — с поляризованными стеклами.

Вообще же стекловидное тело протезируют — заменяют смесью инертных, прозрачных газов. Главное здесь — не дотерпеться до разрушения сетчатки, не подлежащей восстановлению. И потом, сначала нам предложат консервативное лечение «червячков»: если «молний» пока нет, время еще есть. В большинстве случаев эта терапия результата не дает. Но тут все зависит от сценария, в результате которого стекловидное тело начало разрушаться.

Если теперь мы и сами можем выяснить, насколько хороши или плохи наши дела со стекловидным телом, поговорим о катаракте. Список ее симптомов не слишком обширен. Катаракта долгое время развивается медленно, исподволь. Мы можем поначалу и вовсе ее не замечать, потому что глаз часто успевает приспособиться к ухудшению видимости. При катаракте хрусталик постепенно мутнеет и теряет эластичность — способность изменять свою кривизну. Зрение при этом утрачивает четкость, пациенты описывают его как «все в тумане». Обычно ближнее зрение субъективно расценивается больными как несколько более уверенное, оттого начальные стадии катаракты нередко путают с близорукостью.

Как правило, первые признаки этого заболевания появляются в возрасте около 60 лет. Чисто условно врачи отводят на ее «созревание» до 10 лет. Этот срок у отдельных больных часто бывает куда большим, но может оказаться и меньшим. Факт тот, что после более или менее длительного периода постепенного ухудшения зрения катаракта внезапно ускоряет развитие. Последняя ее стадия наступает как бы скачком — с умеренной (менее 60% помутнения) до полной в течение иногда и нескольких месяцев.

Катаракту, «созревшую» уже хотя бы наполовину, можно заметить и без специальных приборов, просто посмотрев пациенту в глаза. У здорового глаза зрачок черный, бездонный. А при катаракте он постепенно становится серо-белесым, мутным. Знакомое зрелище, не правда ли?.. Так вот, зрелая катаракта — это совсем не сужающийся на свету, молочно-серый зрачок размером с горошину. Субъективно, при зрелой катаракте пациент вообще теряет зрение на задетый глаз. Максимум, у него сохраняется, различение света и тени или движения, если объект промелькнул перед самым лицом.

Основная проблема, возникающая у глаза в таком случае, — быстрое развитие вторичной глаукомы.

Согласимся, что увеличившийся вдвое, не управляемый цилиарной мышцей хрусталик начинает восприниматься окружающими его структурами как инородное тело, и тело довольно крупное. Глаукомой называется устойчивое повышение внутриглазного давления. При этом глаз начинает болеть, его белок краснеет, появляется чувство распирания в глазнице, слезотечение. Иногда болезненные ощущения могут ослабевать, но облегчение это — всегда временное, недолгое. Как уже было сказано, сетчатка обычно не «приходит в восторг» даже от роста давления. Точнее, глаукома может и вовсе ее уничтожить — подчистую. А при катаракте у нее появляется одновременно и другая «неприятность» — вынужденная слепота, поскольку через мутный хрусталик до нее доходит менее 3% света снаружи.

Длительное отсутствие работы для светочувствительных рецепторов оборачивается их атрофией и вымиранием. Потому период, в течение которого на сетчатку падало все меньше света, очень важен для прогноза по эффективности операции на хрусталике. Скажем так: чем меньше времени занял процесс разрушения хрусталика, тем тверже врач будет уверять нас, что зрение восстановится полностью или с небольшими отклонениями. Чем дольше прогрессировала наша катаракта или чем дольше мы размышляли над необходимостью лечь под нож, тем менее смелыми будут его обещания.

Дело в том, что исследовать сетчатку в ее нынешнем состоянии через непрозрачный хрусталик невозможно никаким способом. Он заслоняет единственный органичный, не требующий разреза «вход» внутрь глаза. А если уж делать разрез, почему бы сразу не удалить уже бесполезный хрусталик... Из-за этой естественной сложности окулист не лжет нам и не пытается «нажиться» на нас, когда говорит, что операция необходима, хотя не факт, что она избавит нас от слепоты. Он говорит так потому, что действительно не может спрогнозировать процент восстановления зрения. Но в случае с катарактой операция является единственным способом остановить развитие глаукомы.

Диагноз катаракты глаза

Диагноз рекомендуется устанавливать на расширенном зрачке. Менее обширные помутнения можно визуализировать во время исследования рефлекса с глазного дна через расширенный зрачок при помощи офтальмоскопа, удерживаемого на расстоянии около 30 см.

Лечение катаракты глаза

Постоянная коррекция рефракции может помочь адаптироваться к развивающейся катаракте. При небольшой, центрально расположенной катаракте может быть полезным расширение зрачка на длительное время. Непрямое освещение при чтении сужает зрачок в меньшей степени и может улучшить зрение вблизи.

Менее распространенные показания: развитие факогенной вторичной глаукомы, невозможность визуализации глазного дна у пациентов, которым требуется регулярное динамическое наблюдение (диабетическая ретинопатия, ВМД) Не следует стремиться провести операцию по поводу катаракты как можно раньше.

Экстракапсулярные методы (в т.ч. факоэмульсификация) не затрагивают заднюю капсулу хрусталика.

Практически всегда после экстракции хрусталика на его место имплантируется пластиковая или силиконовая интраокулярная линза (ИОЛ) для возмещения оптической фокусирующей силы глаза. Обычно ИОЛ размещается на поверхности или внутри хрусталиковой сумки (заднекамерная ИОЛ). ИОЛ также может быть помещена кпереди от радужки (переднекамерная ИОЛ), крепиться к радужке и в зрачке. Последние применяются реже, т.к. их имплантация сопряжена с большим риском различных осложнений. Более современные мультифокальные линзы имеют несколько участков фокусировки для разных расстояний, что снижает необходимость в очках после операции.

Стандартная схема послеоперационного лечения включает системные антибиотики и местно - глюкокортикоиды до 4 нед после операции.

В позднем послеоперационном периоде: буллезная кератопатия (отек роговицы вследствие повреждения клеток во время операции). Если операция проходит без имплантации ИОЛ, рекомендуется подбор контактных линз или очков для коррекции создавшейся гиперметропии.

Как уже понятно и без пояснений, зрелая катаракта лечится только одним путем — хирургическим. Собственно, «зреющая» лечится точно так же, хотя на начальных стадиях врач еще может посоветовать некоторые консервативные меры, чтобы отложить поход к хирургу на несколько ближайших лет. В целом офтальмология рекомендует незамедлительное удаление хрусталика, помутнение которого достигло 50% и более. Причина очевидна, и мы ее называли: чем дольше мы будем тянуть, тем худшим окажется состояние глазной сетчатки в итоге. А самое плохое ее состояние выглядит как черное пятно большего или меньшего размера прямо на месте всего, что мы хотели бы рассмотреть. Правда, по его краям обычно виден свет (если на улице день) или тьма (если на улице ночь). Но зрением это, конечно, не назовешь — зрение как таковое к этому глазу уже не вернется, потому что рецепторы зрительного центра сетчатки давно нефункциональны.

Нужно сказать, что хоть доводить дело до операции не бывает хорошо никогда, катаракту можно только предотвратить. Эффективно замедлить ее развитие, коль она уже началась, удается в единичных случаях. А обратного хода у этой патологии нет — то есть повернуть ее вспять невозможно никакими средствами, ни при каких условиях. Однако в настоящее время чересчур опасаться такого вмешательства или его последствий не стоит. Объективно, интраокулярные (вставные) линзы последнего поколения — это очень удачные, долговечные, весьма близкие по свойствам к самому хрусталику протезы. К тому же возрастная катаракта — явление распространенное. Потому большая практика проведения таких операций накопилась у хирургов-офтальмологов за довольно короткий срок.

Третье соображение в пользу оставить естественные страхи перед вмешательством заключается в том, что даже при не самом оптимальном выборе линзы мы все равно будем в идет! весьма неплохо. Ведь наш глаз, если этот эпизод не вызвал необратимых изменений в других его структурах, обладает неограниченными возможностями приспосабливаться к новым условиям зрения. А значит, спустя уже несколько месяцев после замены хрусталика линзой наше зрение из своеобразного (яркие, не совсем корректные цвета, размытость и мерцание на периферии) станет таким, как в юности.

Правильно подобрать интраокулярную линзу именно для нашего случая может только офтальмолог, и его решение лучше не пытаться оспаривать. Но нужно помнить, что линзы не делаются из таких твердых материалов, как стекло. А если и делаются, от них лучше отказаться. Линза должна быть сравнительно мягкой — похожей по текстуре на хрусталик. Такие изготавливают из синтетических полимеров — акрила и пр. Иначе цилиарной мышце будет уже не суждено управлять кривизной протеза так, как она управляла кривизной родного хрусталика. А у нас, соответственно, исчезнет возможность видеть четко предметы, расположенные на ином расстоянии, кроме одного-единственного, зафиксированного уже навечно.

Как все эти проблемы скажутся на работе сетчатки и глазного нерва, предсказать сложно. Обычно, никак или в сторону некоторого ухудшения. Факт тот, что таким путем мы себе зрение уж точно не вернем. А между тем, повторимся, на противоположной чаше весов у нас вполне нормальное, нередко — стопроцентное зрение с момента после операции и до последних дней жизни.

Что касается особенностей консервативного (не хирургического) лечения катаракты, то нам будет полезно знать: на сей счет существует множество средств как фармацевтических, так и народных, изобретенных альтернативной медициной. Лекарственные препараты нам может прописать только врач. Обычно они направлены на улучшение питания хрусталика и снижение внутриглазного давления. В составе этих средств часто можно найти йодистый калий — компонент, способный действительно замедлить катаракту, вызванную дефицитами рациона.

Интересно в связи с этим, что курильщики, вопреки уверениям пресловутого Минздрава, заболевают катарактой реже и позже некурящих. Феномен связан с тем, что никотин принимает самое непосредственное участие в синтезе молекул всех белков тела. Да, включая столь важные коллаген, гормоны пола и, разумеется, кристаллин. К тому же его прием ускоряет большую часть обменных процессов, повышая процент и скорость усвоения других элементов — скажем, витаминов и минералов. В связи с этим никотиновая кислота является одновременно и самой распространенной добавкой к питанию любителей здорового зрения, и основным компонентом многих средств для лечения глазных болезней

Основная проблема лечения катаракты без операции заключается в том, что истоки этой патологии так и остались загадкой для науки. Народная медицина, естественно, никогда и не доискивалась истинных причин ее развития... Но поскольку всякие попытки лечения заболеваний неясной этиологии заранее обречены на провал, эффективного хотя бы для большей части случаев лекарства от нее пока никто не придумал. Загадок у катаракты, много. Например, как врожденные, так и возрастные ее формы могут начинаться внезапно и уничтожать хрусталик буквально за месяцы. А могут — начаться и тут же самопроизвольно остановиться безо всяких усилий со стороны пациента. Интересно при этом, что уже помутневшая область хрусталика, хоть она и не разрастается, восстановлению тоже не подлежит. Иными словами, молекулы разрушенного кристаллина, которые, по логике вещей, должны обновляться хотя бы время от времени (ведь в норме они обновляются), при катаракте не замещаются. Замутненная область такой и остается — до конца дней больного.

Сейчас у науки имеется несколько теорий происхождения данной патологии. Но, как и в онкологии, ни одна из них не объясняет даже половины зафиксированных сценариев развития катаракты. А потому у всех них имеются примерно равные, одинаково не стопроцентные шансы оказаться правдой или ошибкой. Зато на основе каждой такой теории был в свое время изобретен отдельный препарат со своим, особым принципом действия.

В связи с этим нам не стоит удивляться, если врач по очереди попробует лечить нас разными лекарствами. Как ни неприятно это признавать, он и сам действует в каждом конкретном случае во многом наобум. То есть сравнивает, что даст лучший результат на практике, поскольку не всегда может высчитать его в теории. Самые распространенные на данный момент средства, показавшие эффективность в наибольшем числе случаев, это «Квинако и «Сэнкаталин». Первый отличается большей универсальностью — действительно запускает частичное рассасывание помутнений у большинства пациентов, его применяющих. Ответ на вопрос, почему он при этом так и не стал лидером рынка, заключен в этом «частично». Данные капли по каким-то причинам никогда не дают эффективность рассасывания мутной области, превышающую 30%.

Что до второго указанного средства, то оно появилось в результате выдвинутой когда-то теории, будто белки хрусталика разрушают другие собственные белки тела, которые имеются и в стекловидном теле. С годами их концентрация в местах обычного присутствия начинает расти, пропорция меняется. Предполагается, что при этом они начинают оказывать разрушающее действие вместо структурирующего — вступать в реакцию с кристаллином, превращая его из растворимого в нерастворимый.

Теорию выдвинули японские исследователи, и когда-то она получила статус едва ли не революционной. К сожалению, с тех пор стало совершенно очевидно, что она, подобно остальным, не охватывает всех случаев катаракты. И потому не может считаться открытием века. Действие «Сэн-каталина» направлено на блокирование синтеза этих предположительно враждебных кристаллину белков, называемых хининами. Но поможет ли он лично нам, всегда остается тайной до последнего момента — как в детективах А. Кристи.

Народные методы лечения катаракты

Прежде всего повторим сказанное выше: поведение катаракты иногда отличается спонтанностью. И все же подавляющее большинство ее сценариев — это когда она началась и постепенно разрушила хрусталик полностью, в течение полугода — десятка лет. Разрушила, не глядя ни на какие наши усилия. Еще один важный момент, который стоит подчеркнуть, тот, что мутный хрусталик почти не пропускает свет внутрь глаза. Во всяком случае, пропускает его в количестве, явно недостаточном для выживания светочувствительных рецепторов сетчатки. А важно это тем, что экспериментировать со своей болезнью нам, в принципе, позволено — это всегда позволено. Однако наше время на эксперименты с катарактой, как и со злокачественной опухолью, ограничено, и довольно жестко. По истечении определенного периода наше зрение будет утрачено необратимо, хотя саму катаракту можно если не остановить, то легко удалить.

Если теперь мы понимаем и принимаем условия игры, ее можно начинать. Правда, это по-прежнему не означает, что нам имеет смысл соглашаться на все, что нам предложат или посоветуют, включая меры откровенно бессмысленные. Скажем, не столь давно (почти сразу после перестройки) «вторую жизнь» и новый виток популярности получило лечение различных патологий с помощью заговоров. Да, монотонное и длительное «приговаривание» народных целительниц обычно оказывает заметный успокаивающий эффект. К сожалению, этот эффект наблюдается исключительно по отношению к работе центральной нервной системы.

Действенность, которую знахарская традиция приписывает заговорам, ограничивается строго той частью симптомов, которая касается реакции центральной нервной системы на дискомфорт или боль. Чтение заговоров снижает беспокойство пациента, спазмы, может чуть притупить боли, улучшить сон. Но поскольку катаракта не болит и сон не нарушает, наша задача — подобрать средство, способное улучшить не то, что у нас и так хорошо. Нужное нам сейчас лекарство должно уметь остановить разрушение кристаллина и ускорить замещение разрушенных молекул новыми. Очевидно, что указанная методика «убаюкиваний» в данном случае не является вариантом, на который стоит тратить время.

Ну, как и было отмечено, эпоха «второго рождения» традиции лечить заговорами быстро сошла на «нет». В настоящее время больше распространен слух, будто катаракту отлично лечат водные растворы натурального меда и прополисного молочка, используемые для закапываний. Скажем так: мед и другие продукты пчеловодства конечно, вкусны и небесполезны. Их состав довольно разнообразен. Потому их регулярное потребление является отличным способом разнообразить свой рацион, чуть сгладить его выраженные дефициты, расширить свои вкусовые ощущения. Однако едва ли стоит всерьез ожидать, чтобы их закапывание в глаза так уж сильно повлияло на развита- нашей катаракты.

Объективно, вещества, способные замедлить или остановить ее развитие, в них иногда содержатся, иногда — нет. Это зависит от качества меда, особенностей местности и климатического пояса, в котором расположена пасека, сезона сбора продукта и пр. Здесь есть масса моментов, способных кардинально изменить состав того, что нам продадут, — с натуральными продуктами их никогда не следует списывать со счетов. В любом случае, кроме вопроса состава имеется еще и вопрос концентрации тех или иных компонентов. Так вот, даже начальная концентрация различных витаминов и минералов в продуктах пчеловодства весьма невысока. А ведь для закапывания в глаз их придется дополнительно развести водой...

Каждый раз, когда мы слышим нечто наподобие «В меде витамина С впятеро больше, чем в 1 апельсине», самым разумным решением будет переспросить, о каком количестве меда идет речь. Количество апельсинов в этой фразе упоминается, а количество меда — нет. И не зря. Как мы понимаем, витамин С — это аскорбиновая кислота, одна из пищевых кислот. Иными словами, вкус у нее всегда кислый. Потому различить ее концентрацию в съеденном продукте очень просто — наши вкусовые рецепторы оценят ее точнее любого прибора. А теперь вспомним, когда мы в последний раз ощущали у меда кисловатый привкус — приятный или неприятный? Правильный ответ — никогда. Разве что нам попался некачественный, старый мед с элементами брожения.

Неизвестно, из какого источника была взята эта фраза про мед и апельсины. Однако реальность такова, что на 80% мед образован простым сахаром — глюкозой. Еще 15% его состава образуют различные модификации сахара — фруктоза, мальтодекстрин и пр. И только оставшиеся 5% (правда, нередко их больше) — это витамины, белки растительного и животного происхождения, некоторые микроэлементы. Настоящий состав меда — это почти чистый сахар. Недаром его несложно получить прикармливанием пчел сахарным сиропом... Оттого данный продукт пчеловодства строго запрещен к употреблению при сахарном диабете и тем более противопоказан при диабетической ретинопатии и катаракте.

Теперь мы видим разницу между слухами о «целебной силе» меда и тем, что он может дать нам в действительности, не правда ли? Речь идет о продукте вкусном и питательном с точки зрения содержания в нем углеводов. Но все то же самое можно сказать и о шоколаде, кондитерских изделиях чистом сахаре. Правда, в отличие от них, мед еще и не лишен некоторых компонентов, которые в пирожном не найдешь... Но в нем нет или ничтожно мало всего, что так или иначе могло бы помочь нам победить инфекции верхних дыхательных путей, аллергию, нарушения иммунитета, глазные патологии. Плюс, он противопоказан при определенных сценариях катаракты.

Вывод здесь может быть только один: если нам нравится сама мысль использовать его вместо капель, никто нас отговаривать не станет — он, конечно, бесполезен, но в остальных аспектах полностью безопасен. Однако как врач, так и вообще любой здравомыслящий человек порекомендует нам применять мед и прополисное молочко только в сочетании с мерами, подкрепленными более основательными доводами.

Как видим, если мы начнем сначала думать, а уж после - применять, выбор, от которого у нас поначалу разбегались глаза, быстро сократится до вполне обозримого и компактного набора вариантов. Первое, что нам стоило бы «прописать» себе, это элементы, в которых особенно нуждаются зрительные органы — элементы, без которых им становится сложно и работать, и обновляться. Разумеется, приведенный только что пример с медом сам собой должен пробудить в нас желание отдать предпочтение тем их источникам, где их концентрация неизменна и точна. Увы, сейчас нам придется назвать класс средств, популярность которых в последнее время сильно снизилась, и именно из-за массового наплыва различных кривотолков. Мы говорим о поливитаминах и минеральных комплексах, производимых фармацевтикой полностью лабораторным путем.

Безусловно, мед на вид привлекательнее простой таблетки, упакованной в светонепроницаемую фольгу... В сравнении с холодным расчетом, который сквозит в каждой детали упаковки или описания синтетического комплекса, выигрывает даже палочка прополиса или баночка с забрусом. Тем не менее нам стоит запомнить и принять как факт: содержимое этих «баночек» и «палочек» очень часто разнится от раза к разу. Иногда там могут попадаться элементы, перечисление которых восторга у нас уж точно не вызовет.

Скажем, мумие, вопреки распространенному убеждению, является вовсе не медом дикой пчелы, а продуктом мумификации. Длительной мумификации останков растений и животных, которые скопились в расселине камня за сотни веков. Если мы об этом догадывались и знали раньше, хорошо. А если считали медом, просто своеобразным?..

В отличие от пчелы, у полностью автоматизированной линии, которая «штампует» таблетки одну за другой, выбора нет — он не предусмотрен в ее программном обеспечении. Конвейер всегда дозирует компоненты в одной и той же пропорции, в одном и том же составе, выпускает продукт в одной и той же упаковке. Условия создания каждой таблетки, сколько бы их ни было изготовлено после, не меняются годами. То есть мы можем быть абсолютно уверены, что состав таблеток в препарате, который мы купим сейчас, будет таким же, как в препарате, который мы купим через месяц, через полгода — и т. д., пока его производство не будет прекращено.

Что до самих компонентов, необходимых нашему зрению в первую очередь, то это витамин С, витамин В2, витамин РР (ниацин, та самая никотиновая кислота), витамин А (ретинол) и/или его производное — каротин. Кроме того, глаза, так сказать, неровно дышат к йодистому калию и аминокислоте цистеину. Правда, следует помнить, что аминокислоты вообще и цистеин в частности не следует принимать, если у нас в больничной карточке написано «чашеобразная катаракта» — то есть катаракта, которая быстрее разрастается по краям, чем в ядре хрусталика.

Как правило, все это в той или иной пропорции имеется и в каплях, применяемых с целью консервативной терапии. Вопрос природных источников, из которых можно почерпнуть тот или иной элемент, нам, право, лучше вовсе не поднимать, поскольку в этом списке окажется едва ли не все, противоречащее здоровому образу жизни. Например, источников, удовлетворяющих потребность организма в ниацине, в нашем климатическом поясе и типичном для него рационе имеется лишь два. Первый из них — это сигарета, а второй — пекарские дрожжи. Что до богатых никотином овощей вроде баклажанов, перца, помидоров, то для покрытия потребностей организма их придется съедать сырыми, в количестве более 2 кг в день. Ведь суточная норма никотина для взрослого среднестатистического индивида не так уж мала и составляет она 25 мг. Альтернативой курению и приему 100-150 г дрожжей в день является только препарат никотиновой кислоты в капсулах или в составе глазных капель.

Аналогично, цистеин, подобно всем аминокислотам, можно получить лишь с продуктами животного происхождения. А между тем, как мы знаем, в них содержатся не только аминокислоты, но и холестерин... Как видим, многие требования здорового образа жизни в нашем случае соблюсти будет действительно сложно. Особенно если мы еще попытаемся, прочно «встав на путь» исключительной натуральности питания, потреблять все указанное лишь из природных источников.

Помимо указанной «подборки» всего, что особенно нужно глазам, можно прибегнуть к помощи лекарственных трав. Ведь аминокислоты, витамины и другие компоненты полноценного рациона были нужны нашим глазам и всему телу всегда. Если в какой-то момент у нас возник дефицит части этих элементов, то произошло это задолго до начала распада хрусталика. С другой стороны, если мы не устраним вообще все дефициты рациона (а их, вероятно, у нас куда больше), вскоре мы «доживемся» не только до слепоты. Так или иначе, мы должны понимать, что основанная на дефиците катаракта сформировалась у нас задолго до появления ее первых признаков. А значит, протекавший неправильно годами обмен веществ в глазу или где бы то ни было нам не удастся восстановить даже за полгода усилий.

Все это время катаракта будет либо прогрессировать, либо нет. Но она останется в любом случае. И будет создавать проблемы другим структурам глаза просто самим фактом своего затянувшегося присутствия. Согласимся, в такой ситуации с нашей стороны будет весьма разумно предотвратит! или купировать как можно большее число ее осложнений. Лекарственные средства — это, конечнс, хорошо, но мы уже принимаем достаточное их количество. А глаз у нас — не железный и даже пока не пластиковый.

С одной стороны, в природе существует лишь один антибиотик — пенициллин, выделяемый голубой плесенью. Все остальные были произведены полностью синтетическим путем в лаборатории. С другой же, сильные противовоспалительные имеются и в мире растений. Кстати, многие из них медицина и сама рекомендует для борьбы с вялотекущими, асептическими воспалениями. Скажем, травматическими и другими, проходящими без участия возбудителя.

Дело в том, что у антибиотиков в этом плане имеется один общий, крупный недостаток. А именно невозможность применять их длительными курсами из-за выраженных побочных эффектов. Вообще, свойства органических ядов для антибиотиков нормальны. Ведь речь идет о веществах, предназначенных для уничтожения неких не столь уж отличных от нас форм жизни. Так что они не могут не действовать таким же образом и на клетки нашего тела — пусть и косвенно, после долгого применения, значительно слабее, чем они действуют на целевой организм...

Растительные антисептики тоже небезопасны — большинство из них слаботоксичны. Просто их ядовитость и масштабы побочных эффектов не идут ни в какое сравнение с таковыми у их синтетических «коллег». Поэтому их можно применять значительно дольше. И они лучше подходят для случаев, когда у воспаления нет конкретного возбудителя — нет цели, которую мог бы успешно атаковать антибиотик. Но хоть мы и привыкли считать все растения (кроме белены и волчьих ягод) безопасными, здесь нам нужно учесть, что это — очередное заблуждение. И принять к сведению, что некоторые растения требуют столь же осторожного обращения с собой, как и антибиотики, химиотерапевтические препараты, источники инфракрасного и ультразвукового излучения. Ну а если теперь мы это запомнили и постараемся не превышать указанных дозировок, пора нам познакомиться с некоторыми рецептами, разработанными народной медициной специально для случаев катаракты.

Профилактика катаракты глаза

Многие офтальмологи рекомендуют ношение солнцезащитных очков для уменьшения воздействия ультрафиолетового излучения. Эффективными мерами профилактики также считаются уменьшение таких факторов риска, как курение, употребление алкоголя, глюкокортикоидов и контроль за уровнем сахара крови при диабете. Начало развития катаракты может отсрочить диета, богатая витаминами А, С и каротиноидами (шпинат, капуста).

  • Оцените материал
    (11 голосов)
  • Прочитано 9617 раз
  • Цирроз печени
    Цирроз печени Истинный цирроз печени представляет конечную, практически необратимую стадию хронических диффузных гепатитов...
  • Базедова болезнь
    Базедова болезнь Базедова болезнь в основном характеризуется усиленным тканевым обменом и повышенной реактивностью нервной системы…
  • Тиреоидит щитовидной железы
    Тиреоидит щитовидной железы Термин «тиреоидит» охватывает воспалительные заболевания щитовидной железы с различной этиологией…
  • Синдром Кушинга
    Синдром Кушинга Хронический избыток глюкокортикоидов, независимо от своей причины, обусловливает симптомы и признаки…
  • Бронхоспазм
    Бронхоспазм Бронхоспазм — состояние острой дыхательной недостаточности, которое возникает в результате бронхиальной обструкции…
  • Гипертонический криз
    Гипертонический криз Развитие гипертонического криза сопровождается следующими симптомами...