Пчелы

Пчелы

Почти все плодовые и ягодные растения опыляются насекомыми.

.

 

Более того, своего нынешнего распространения и развития они достигли именно благодаря тому, что развивались одновременно с ними и так «пригнаны» оказались друг к другу, что теперь порознь и жить не могут. А первое место среди всех насекомых в саду в деле продолжения его жизни, несомненно, занимают медоносные пчелы. И вот почему.


Поскольку живут они сейчас в основном на пасеках, в искусственно созданных человеком условиях, их стали называть домашними, хотя в их «праве» и привычках ничего домашнего, увы, не появилось — живут по тем же законам, как и тысячи лет назад. Но так их называют в отличие от других — «диких», живущих свободно, на воле, одиночных земляных пчел андрен, шмелей, рофитов, а также осмий и других.


Пчелы — одни из самых-активных и необходимых в саду работников. Благодаря их неутомимым стараниям урожаи яблок и других плодов возрастают в десятки раз, а ягод — вчетверо и впятеро. К тому же и сами яблоки получаются более крупными и вкусными, если пчелы посещали цветки неоднократно и произошло насыщенное опыление, а следовательно, и избирательное оплодотворение семяпочек.


И для самих пчел сад — наиболее привлекательное и благодатное место обитания: здесь всегда полутень, даже в сильную жару сравнительно прохладно, воздух достаточно влажен и чист, стоит тишина. Пчелы не любят беспокойства — ведь они по природе своей — лесные жители.


И сам сад, когда в нем есть пасека, становится особенно красив и по-своему оживлен — именно пчелы придают ему полную завершенность. Недаром говорят: «Сад без ульев, что дом без окон».
Живут медоносные пчелы большими семьями — до  70—80  тысяч  особей.   И  деятельность каждой из них четко определяется очень точным возрастным графиком. Это позволяет семье поддерживать строгий порядок, выполнять многообразные работы по выращиванию расплода, заготовке корма на зиму, поддержанию нужного режима жизни в течение всего года.
Каждая семья имеет свой дом — своеобразное гнездо, которое она сама строит из воска — вещества, вырабатываемого особыми железами в определенный период жизни пчелы. Химический состав его до сих пор остается одной из загадок природы. Пчелиное гнездо — это соединенные вместе и отвесно расположенные восковые шестигранные ячейки — соты, находящиеся на расстоянии в 12,5 миллиметра друг от друга. Так же они ставятся и в искусственных гнездах, в ульях.


Пространство между сотами служит пчелам для передвижения, поэтому оно называется улочкой. По своему назначению соты универсальны: одна и та же ячейка служит колыбелью для личинки, бочонком для меда или перги (пыльцы, собранной с разных цветов), укрытием для пчел от непогоды, холода и т. д. Все гнездо можно уподобить своего рода маленькому небоскребу с десятками тысяч комнат. И чем больше в гнезде сотов, тем легче пчелам вырастить свое многочисленное потомство, разместить припасенные впрок мед и пергу. Сам рост семьи, ее дееспособность тоже прямо зависят от величины гнезда, количества сотов в нем.


Силу семьи и ее работоспособность во многом определяет матка. Хотя у пчел каждый имеет свои обязанности и никто не пользуется в этом отношении какими-то привилегиями, в том числе и она, ее все же не зря называют царицей улья. Если матка резко уменьшит откладку яиц, ее заменят более молодой и активной. И внешне она отличается от рабочих пчел — почти вдвое больше их и намного длиннее: крылья прикрывают лишь половину ее тела. По сотам она передвигается спокойно, неторопливо. Пчелы перед ней расступаются, освобождают дорогу, осторожно прикасаются к ней усиками, чистят ее лапками, предлагают корм. Как магнит гвозди, она притягивает к себе пчел и задает тон всей жизни в улье. Около нее всегда находятся, 8—12 сильных молодых пчел. Они вырабатывают молочко, которым кормят матку постоянно, даже зимой, в самую «глухую» для жизни семьи пору. В средней полосе в феврале она начинает откладывать продолговатые яйца, иногда по 3—4 тысячи в сутки. Поэтому к началу цветения садов сильная семья уже имеет много молодых рабочих пчел, способных собирать с цветков нектар и пыльцу.
Хорошая матка начинает откладывать яйца с середины сота и движется по кругу, опуская яйцо в каждую очередную ячейку. Полностью освоенный сот, целиком занятый расплодом, говорит о нормально работающей матке, если же на нем остается немало пустых ячеек, матку надо менять. Лучше всего работают молодые матки, годовалые и двухлетние, хотя жить они могут до пяти-семи лет. Особенно ценятся роевые матки, которых пчелы выводят в середине лета, готовясь к роению.


Вот она на дно обычной ячейки отложила довольно длинное, слегка изогнутое, похожее на банан яйцо. Не успеет из него появиться личинка, как  над   нею  уже   склоняются  молодые   пчелы-кормилицы. Их железы выделяют особую питательную жидкость — молочко, они дают его личинке очень часто, почти ежеминутно, и она растет с волшебной быстротой: за шесть первых дней увеличивается примерно в 1300 раз! Потом ячейку с нею запечатывают. Делают это пчелы старшего возраста — им уже более двух недель. Именно они поддерживают в гнезде сравнительно высокую температуру — 35 градусов. В этом возрасте у рабочих пчел начинают действовать железы, выделяющие воск. Поэтому они меняют прежнюю квалификацию кормилиц и становятся на более сложную работу — ремонтируют и строят соты, запечатывают ячейки со взрослыми личинками и зрелым медом. Мало того, принимают нектар у пчел-сборщиц, складывают его в соты и перерабатывают в мед, уминают, утрамбовывают в ячейках цветочную пыльцу, смачивают ее медом, то есть готовят пергу — белковый корм.


Но вот рабочей пчеле исполняется от роду 20 дней, и ее железы перестают выделять воск — она становится сборщицей. Отныне и до конца она будет иметь дело с цветками, нектаром, пыльцой, собирать с почек клейкое вещество — прополис, приносить в гнездо воду. Водоносами работают обычно самые старые пчелы. А живут они в страдную весенне-летнюю пору всего-навсего 35—45 дней.


Рожденные для цветов. Для сбора и переноса цветочной пыльцы на задних ногах у пчелы имеются особые устройства — так называемые «корзиночки», то есть выемки с большими загнутыми волосками по краям. В них она приносит два больших кома спрессованной пыльцы, которые не способен сдуть даже самый сильный ветер.


Все шесть ног — рабочие органы, тонкие инструменты пчелы, предназначенные для сбора пыльцы и прополиса, строительства сот, ухода за телом. Ведь они любят чистоту. Сядет на минутку, вроде без дела, и тут же начинает прихорашиваться, умываться, очищать е себя все лишнее. А липнет к волоскам, густо покрывающим ее тело, много всякого «сора», в том числе пыльцевых зерен разных растений. Перенося их с цветка на цветок, пчела активно способствует полному опылению и оплодотворению завязей у всех садовых культур (кроме облепихи, опыляемой ветром, грецкого ореха и лещины, фундука).


Сборщицы цветочной пыльцы делают вылетов сравнительно немного, но они час,то бывают дальними и трудными. За нектаром пчелы летают еще дальше и на сборе его работают еще напряженнее, успевая даже в самый погожий день сделать только 18—20 вылетов, и то лишь в том случае, если пасека находится прямо в саду или около него: ведь набрать нектара надо полный зобик.


Если сад зацветает дружно и дает много и пыльцы, и нектара, то возрастное разделение тру-, да в улье существенно меняется: за кормом в этом случае вылетают и совсем молодые, 7—10-дневные пчелы, не успевшие еще принять участие даже в строительных работах, а занимавшиеся до этого кормлением личинок. На внутренних домашних работах остается лишь минимально необходимое число их, и семья за короткий срок создает большой запас корма. Особенно ярко выраженной способностью предельно мобилизовать свои силы обладают среднерусские пчелы.


Сколько цветов на яблоне или груше должна посетить пчела и приложиться к нектарникам, чтобы наполнить свой зобик? Много. Ведь он у нее вмещает около 40 миллиграммов нектара, а в одном цветке его находится примерно в 100 раз меньше. Хоботок ее — это крошечный, но мощный насос, втягивающий сладкую жидкость из любого цветка, из любых нектарников, где бы они ни находились. Характерно и то, что нектар растения выделяют как раз в то время, когда у них созревают семяпочки и лопаются пыльники, а пестики готовы принять пыльцу. Ни раньше, ни позже!


Во время полета — а из-за столь большого для нее груза пчела летит вдвое медленнее — она продолжает работу: счищает со своего тела пыльцу, смачивает ее нектаром или выделениями слюнных желез и формирует в корзиночках на задних ножках перговые комочки — обножку, которая весит обычно от 16 до 24 миллиграммов и содержит 3—4 миллиона пыльцевых зерен! Чтобы собрать столько, она должна посетить до полутысячи цветков! На них она прилетает или за нектаром, или за тем и другим вместе.


Однако надо сказать, не каждый сорт яблони или груши пчелы посещают и опыляют одинаково. В разное время они прилетают на него с различными целями.


Перекрестному опылению помогает и то, что пестики у яблони созревают раньше, чем тычинки, и могут быть оплодотворены при опылении пыльцой другого сорта сразу же после распускания цветков, еще до того, как вскроются собственные пыльники. Поэтому в первый день цветения пчелы и посещают сорта, имеющие цветки иного типа, собирая на них только нектар, поскольку пыльцы тычинки в это время еще не дают. А на яблонях, имеющих цветы первого типа, они появляются не ранее второго дня цветения, когда у них вскрываются пыльники, и берут с них только пыльцу, поскольку нектарники недоступны. Следовательно, возможность опыления зависит от характера работы пчел, которая определяет и количество завязавшихся плодов, и сохранность их на ветках.


А это, в свою очередь, определяется не только числом посещений цветков пчелами, но и тем, сколько их собирало пыльцу или пыльцу и нектар. Там, где работают преимущественно сборщицы нектара, плодов завязывается значительно меньше.


Почти все яблони обладают свойством закладывать избыточное количество цветков. Этот излишек цветков и завязей, естественно, опадает в первые же недели после цветения. Особенно важно пораньше избавить от них сорта, отличающиеся обильным цветением и периодичностью плодоношения (кстати, в этом отношении сорта тоже существенно отличаются, друг от друга). Так, у деревьев Коричного нового и Шафрана северного осеннего, в опылении которых участвуют главным образом сборщицы нектара, потенциальная продуктивность в первую же неделю после цветения снижается на 50—70 процентов (по числу цветков), то есть еще в виде цветков, осыпающихся из-за слабого опыления. А у Грушовки московской или Пепина шафранного, активно опыляемых сборщицами пыльцы, за этот период сбрасываются лишь 20—30 процентов плохо опыленных или совсем неопыленных цветков.


Наличие определенного количества пчел в саду — обязательное условие его интенсивного плодоношения. Поэтому в нем или поблизости от него (не далее 200—250 метров) непременно должна быть пасека, а число пчел, которое необходимо для наиболее эффективной работы на цветущих деревьях, опять же определяется их сортовым составом, возрастом, состоянием. Часто вполне достаточно иметь в расчете на гектар сада лишь одну пчелиную семью, а держать ее в нем или поблизости от него надо не более трех дней. При этом завязывается оптимальное количество плодов, а неопыленные цветки сразу же осыпаются — гораздо быстрее, чем избыточная завязь. И деревья в этом случае истощаются меньше.


Итак, пчела оставила нектар в ячейке сота. Здесь тепло, тянет ветерок, который создают пчелы-вентиляторщицы. За неделю из него выпаривается большая часть воды — ее остается в четыре раза меньше, он становится гуще, тяжелей, слаще, душистей, обогащается также кислотами и ферментами, меняет цвет. Кроме того, он как бы настаивается на запахах улья — перги, прополиса, воска, впитывает их в себя. И только тогда его уже можно убирать на хранение, что пчелы и делают, запечатывая ячейки восковыми крышечками, которые не пропускают внутрь ни воздух, ни влагу. В них он может храниться, не утрачивая своих качеств, очень долго.


Если потребуется, пчелы распечатают ячейку и выберут весь мед. За год сильная семья съедает до 120 килограммов, причем большую часть — весной и летом, когда выращивает расплод и строит соты. Человеку пчелы могут подарить только излишки, то есть то, что не в силах использовать сами. А это — немало: десятки килограммов способна выделить каждая крепкая, хорошая семья. Корысть, жадность тут недопустимы — они неизбежно обернутся ослаблением пасеки, ухудшением работы пчел, уменьшением сборов плодов и ягод. Нельзя забывать и о том, что пчелы сами обеспечивают себя кормом на весь год. А когда он выдается неблагоприятным для медосбора, мы обязаны помочь им.


Пасека под яблонями. Интересно наблюдать за пчелами в хорошее, солнечное утро. Присесть где-нибудь у края пасеки и слушать, слушать, как музыку, ее напряженный рабочий гуд. Если семья чувствует себя нормально, то внутри улья слышится ровный, однотонный, «кипящий» гул: в гнезде своем пчелы постоянно движутся и чем-то заняты днем и ночью. Но стоит только.чуть стукнуть по нему пальцем, как послышится другой звук — предупреждающий отклик готовых к защите гнезда пчел.


Если семья не имеет матки, то и житейский гул у нее не тот: то в одной, то в другой стороне гнезда выделяются как бы жалобные голоса — звуки сиротства. Они требуют помощи, и, конечно, в этом случае откладывать ее нельзя. В едином рабочем гуле пасеки нетрудно уловить также напряженное, стремительное жужжание прилетающих со взятком или улетающих за ним пчел, встречное, как бы приветственное гудение пчел-часовых, густые басы развлекающих себя трутней. В пору роения, особенно когда из-за ненастья выход матки задерживается, можно уловить и нетерпеливое пение маток. Они слышны даже в нескольких шагах от улья. В поисках соперницы она необычайно быстро перемещается по гнезду, возбужденная и решительная. Молодая, находящаяся еще в маточнике, но уже под защитой своей охраны, отвечает более сдержанно, с достоинством: готова к турниру! И что особенно любопытно: они переговариваются, разговаривают, не перебивая друг друга. В это время другие ведут себя очень спокойно и никак не реагируют на призывы и угрозы своих повелительниц: сгрудившись вокруг них, они «молча» наблюдают за песенным поединком своих королев, отнюдь не спеша в него вмешаться.


Песенную дуэль маток особенно четко можно расслышать в конце дня, перед вечером, когда все в саду как бы замирает, утомленное за день. А для садоводов она должна звучать как набат: завтра выйдет рой! И надо быть готовым к тому, чтобы встретить и принять его, как положено.


На следующее утро улей начинает «кипеть», то есть гудеть, необычайно бурно. В него только что возвратились из полета пчелы-разведчицы и принесли какие-то очень важные вести. Масса пчел высыпает из летка и тут же взлетает. Словно взметенные вихрем, они кружат над пасекой, издавая громкий, торжественный «роевой звон», слыша который, из улья появляются все новые и новые сотни пчел и с ними старая матка — бывшая хозяйка гнезда. Несколько минут стоит ликующий гул вышедших на свободу пчел, покинувших свой ставший тесным восковой небоскреб. Потом часть их оседает на ветке ближайшей яблони, груши или вишни. Они начинают здесь быстро скопляться, и вот уже почти вся масса их повисает единым комом и замолкает.
Так происходит самое большое за сезон событие в жизни медоносных пчел — выход новой семьи, роя. Он может насчитывать до 50—60 тысяч особей. И все они, свившись вместе, какое-то время сидят тихо, а потом вдруг минут через 20—25, а то и полчаса, иногда даже через час, по сигналу вернувшихся, летавших на поиски жилища разведчиц весь клуб рассыпается, поднимается в воздух и, сделав прощальный круг над своим прежним домом, улетает на новое место, навсегда позабыв о своем родовом гнезде и обо всех запасах меда и перги, которые там остались.


Когда семья отделяется от материнского гнезда в виде роя, она обычно улетает от него достаточно   далеко — в   этом   проявляется   мудрость природы, заботящейся таким образом о том, чтобы не создавать ненужной перенаселенности и обеспечить лучшие условия для сохранения и размножения особей данного вида. Начинающие пчеловоды, особенно из числа садоводов, нередко спрашивают: а могут ли пчелы сами переместиться, например, в соседний улей на той же пасеке? Нет, они обязательно постараются улететь, и подальше. Но им можно помочь с переселением. Для этого рой, пока он висит клубом на ветке, стряхивают в роевою, а не попавших в нее пчел сразу с помощью дымаря подбирают деревянным черпаком и присоединяют к рою. Затем его держат в темном прохладном месте, чтобы он успокоился и остыл, а в конце дня сажают в улей, подготовленный заранее. В старой же семье все меры принимают к тому, чтобы не вышел второй рой.


Новую роевую семью полезно усилить, переставив в нее от старой две-три рамки с печатным расплодом, после чего роевое состояние в ней проходит. А если нет возможности расширить пасеку, обе семьи можно опять слить вместе, создав, таким образом, мощный медовик — семью, которая в силах собрать наибольшее количество меда, потому что в ней будет максимальное число рабочих пчел и сильная «внутренняя служба».


Пусть пасека состоит всего из нескольких ульев — она уже, помимо того, что способна дать немало меда и воска, принесет огромную пользу, опыляя сад. И даже на такой малой пасеке надо иметь два-три запасных улья, чтобы можно было предоставить новой семье готовое жилье. Ульи в саду обычно располагают на 2—3 метра один от другого, иногда и ближе. Если нет достаточно места, ставят в ряд или в шахматном порядке предпочтительно летком  на  восток,  чтобы  утреннее солнце пораньше поднимало пчел на работу. А в жаркие часы им лучше всего быть в тени от деревьев, чтобы пчелы не страдали от перегрева. Когда внутри гнезда становится чересчур душно, они работают хуже — слишком много усилий тратится на проветривание улья — или вообще выползают наружу и «висят» на передней стенке и прилетной доске.


Окрашивать ульи разумнее всего в белый цвет. Пчелы его запоминают лучше других. Приемлемы также желтый и светло-голубой тона. Красные улья пчелы плохо видят. Зеленые тоже менее приметны среди травы и кустов.


Почти везде в мире пчел держат в ульях трех видов — двенадцатирамочном с магазинами (так называемые дадановские), лежаке и многокорпусном. Наиболее эффективен в работе, особенно на крупной пасеке, последний: он больше других напоминает огромное дупло толстого дерева и соответствует природным потребностям пчел развивать гнездо в вертикальном направлении. Корпусами удобнее манипулировать при обслуживании пасеки, быстрее наращивать силу семей.


Непременная принадлежность всякой пасеки, даже самой маленькой,— хорошая, чистая, специально устроенная для пчел поилка, а не дощечка, плавающая в бочке с мутной водой. Кто не видел пчел, толпящихся в жаркую пору на грязи возле луж, прудов, ручьев? Это они прилетают за водой для тех, кто работает в улье, для приготовления корма личинкам.


Кроме того, в жару, чтобы снизить температуру в гнезде и поддержать в нем нужную влажность, пчелы разбрызгивают воду по сотам, «развешивают» капельки ее в ячейках. Всего за сутки они приносят и расходуют не менее полулитра влаги.


Поэтому прямо на пасеке, чтобы облегчить эту немалую работу пчел, необходимо иметь поилку — питьевой бак с краном емкостью на два-четыре ведра. Удобнее всего его установить на подставке высотой с полметра на солнечном месте. Наклонно к нему приставляется доска с вырезанными на ней зигзагообразными неглубокими бороздками. Вода капает и струится по канавкам крошечными ручейками, нагреваясь на солнце: теплая вода для пчел приятнее холодной.


Цветение сада для них — подлинный пир, солнечный праздник жизни. Пчелиные семьи в эту пору растут прямо на глазах. И по часам тяжелеют ульи: контрольный, стоящий на весах, показывает прибавки по 3—4 килограмма за день! Наиболее благоприятна для медосбора тихая и теплая погода — 18—25 градусов. Семья в это время обычно насчитывает уже много рабочих пчел. Но если взяток хорош, то мобилизуется все население улья.


Чтобы мед сохранял характерный вкус, цвет и запах, для него ставят свежие, светлые соты, в которых расплод еще не выводился. В темных старых сотах он окрашивается и утрачивает свои вкусовые достоинства. В магазин лучше ставить не десять, а только восемь рамок. В этом случае соты с  медом получаются  более  полновесными.


Когда зацветают яблони, взяток заметно увеличивается. Тогда над гнездом с расплодом ставят первый корпус или магазин для меда. Когда он будет заполнен, под него помещают второй магазин — так пчелы осваивают его гораздо быстрей, чем если бы он был поставлен сверху. И каждую очередную надставку помещают под верхние, уже заполненные медом. В это время, хорошо питаясь, пчелы способны активно строить новые соты, для чего целесообразно ставить в ульиграмки со свежей вощиной, но не много, а по одной-две, не отвлекая на строительство ячеек слишком большое число пчел.


Чтобы семьи были сильные и всю весну и лето активно работали, важно всеми способами предупредить их роение, особенно вторичное, а из двух слабых семей лучше создавать одну сильную, сливая их вместе. Очень способствуют роению теснота и перенаселенность в гнезде, поэтому в двенадцатирамочных ульях пчелы роятся чаще, чем в более просторных, многокорпусных. Повышение температуры тоже ускоряет переход к роению. Хороший взяток отвлекает от роения так же, как и необходимость строить соты, осваивать свободное пространство в гнезде. И еще одно любопытно: у сильных семей предупредить роение проще, чем у средних: когда пчел много, они быстрее осваивают новые корпуса и магазины, а когда их маловато, они долго не переходят в надставки, расплодная зона расширяется медленно и таким образом создается искусственная скученность.


Когда отцветают первые и основные садовые культуры, пчелы переходят на опыление растений последующих сроков цветения — земляники, клубники, малины, ежевики, активно работают на цветочных растениях, берут хороший взяток нектара и пыльцы с сидеральных культур — клевера, фацелии, рапса, горчицы и других. Но это в больших товарных садах, а при маленьком приусадебном насаждении срок медосбора можно увеличить взятком с липы, снежноягодника, белого клевера, донника,   цветочного   разнотравья.   Содействуют усилению пчелиных семей с весны и ранние медоносы — ива, верба, клен, ирга, черемуха, которыми полезно засадить пустыри, обочины дорог, овраги, а на стены дома и хозяйственных построек, на заборы и шпалеры беседок пустить актинидию, лимонник, ежевику, другие лианы, дающие нектар. Под пологом деревьев хорошо растут и цветут многие медоносы, в том числе имеющие декоративное значение. Все они дают возможность пчелам заготовить на зиму достаточно меда и перги, уйти в зимовку в хорошем состоянии.


В преддверии зимы. С наступлением августа в поведении пчел многое меняется: сбор нектара резко падает, потому что августовские цветы выделяют его гораздо меньше, чем весенние или раннелетние, да и самих цветов становится мало, разве что выручают те, что растут в самом саду. Поэтому пчелы экономят каждую каплю меда, дружно выволакивают из гнезда трутней, у летков ставят неумолимую стражу: часовые проверяют каждую прилетающую пчелу и пропускают ее внутрь лишь после того, как убедятся, что она своя, а не чужая. Чтобы облегчить им эту охрану, летки уменьшают до 5 сантиметров, а верхние закрывают совсем.


И внутри семьи происходят большие перемены: многие летные пчелы износились на медосборе, значительная часть их погибла. Однако матка усиленно откладывает яйца, и в гнезде растет число молодых пчел. Именно они, появившиеся в августе—сентябре, пойдут в зимовку и обеспечат сохранность семье в самое суровое время. Очень способствует активности матки в эту пору даже скромный взяток с позднелетних и осенних медоносов. Благодаря ему пчелы усиливают внимание к матке, хорошо кормят ее, освобождают от меда середину гнезда, предоставляя ей ячейки для кладки яиц. Чем она моложе, тем дольше их откладывает. Родившиеся поздно осенью пчелы, как правило, доживают до весны и приносят в улей первый нектар и первую пыльцу с самых ранних медоносов.


Всякий садовод, занимавшийся пчелами хотя бы несколько лет, не мог не заметить такую любопытную закономерность: весной матка откладывает яйца даже при самых малых запасах корма и в холодную погоду, когда совсем нет взятка, а осенью прекращает кладку даже при наличии в гнезде 14—15 килограммов меда. Поэтому в улье обязательно должен быть достаточный запас корма, чтобы его хватило не только на осень и зиму, но и на весну. Именно при этих условиях семьи рано достигают большой численности и высокой активности с самого начала лётного сезона. Исходя из этих соображений, в дадановских ульях разумнее всего оставлять на зимовку полные гнезда с печатным медом, в лежаках — 12 рамок, в многокорпусных — два, а лучше три корпуса. Если же из-за непогоды пчелы не смогли запасти себе корма столько, сколько им требуется, им важно вовремя оказать помощь, то есть дать подкормку старым медом, а если его нет — сахарным сиропом, который разливают в специальные кормушки, расставляемые в ульях поверх гнезд. Они его выпаривают так же, как и нектар, обогащают ферментами, под воздействием которых сахароза превращается в простые сахара.


Через день-два сироп дают снова. И так продолжают делать до тех пор, пока запасы корма в гнезде не достигнут 17—18 килограммов. Чтобы лучше сохранить пчел, которые пойдут в зиму, сахарную подкормку рациональнее всего давать в начале августа, чтобы ее переработали летние пчелы, которые до зимы не доживут. Кроме того, она воспринимается пчелами как хороший взяток и стимулирует активность матки. Качество корма от этого тоже станет лучше. Работу пчелам можно облегчить, добавив к сахару немного меда.


Помимо нектара, пчелы собирают и так называемую падь — сладкие выделения тлей и других насекомых, которые в сухую, жаркую погоду бывают особенно обильны. Как зимний корм падевый мед для пчел не годится, а для человека он полезен. Поэтому из гнезд рамки с ним обязательно изымают и заменяют сотами с хорошим летним медом.


В августе объединяют слабые семьи или присоединяют их к сильным. То же самое делают с отводками и поздними роями — так им будет легче зимовать.


Соответственно подготавливают к зимовке и сами гнезда. В многокорпусных ульях оставляют два корпуса. В высоком двухъярусном гнезде, как в дупле старого дуба, имеются все условия для благополучной зимовки,  и пчелы в нем постепенно перемещаются снизу вверх, осваивая таким образом все запасы корма. Это гнездо напоминает естественное еще и тем, что позволяет пчелам легко перебираться из одной улочки в другую, поскольку между корпусами имеется свободное пространство. Это напоминает лабиринты и проходы, которые пчелы обычно устраивают в гнезде в естественных условиях. Если ульи двенадцатирамочные (даданы) или лежаки, то в них гнездо собирают из сотов, имеющих по 2,5 килограмма меда.


Пчелы готовятся к зиме заранее. Только в солнечные и сравнительно теплые дни вылетают они из улья за нектаром и пыльцой — берут их с самых поздних цветов. А в гнезде выводится последний осенний расплод. Вокруг него пчелы сидят все более кучно — поддерживают нужную для личинок температуру, кормят их. Этот живой ком пчел называют клубом. Он действительно представляет собой настоящий волосяной клубок — ведь все пчелы густо покрыты волосками, а клуб — зимняя форма их существования, выработанная веками в условиях умеренных и северных широт. Однако в спячку они не впадают, а все поголовно движутся понемногу и соответственно питаются. Клуб позволяет им лучше согревать друг друга, расходуя на это минимальное количество тепла, вернее, минимально отдавая его во внешнюю среду. Сырости они не любят, и от нее начинают болеть. Поэтому укутывать ульи нельзя, более того — и зимой они должны проветриваться, где бы ни находились.


Однако у пчел в последние годы появился один враг, с которым они сами, без помощи человека, справиться не в силах,— это клещ варроуа, попавший на наши пасеки из-за границы и быстро распространившийся. Он в улье активно размножается, питаясь «соками» пчелы,— сосет ее, после чего она настолько ослабевает, что не переносит зимовки и гибнет. Эту болезнь пчел так и называют — варроуатоз. Уже несколько лет разрабатываются разные приемы борьбы с клещом. Некоторые из них дают неплохие результаты, например прогревание ульев в специальной камере, обработка пчел муравьиной кислотой и фенотеазином. Применяют термохимический способ и некоторые другие. При должном внимании и тщательном исполнении они позволяют справиться с клещом и поддерживать силу семей и работоспособность их на высоком уровне.


Нельзя не упомянуть напоследок об удивительной способности медоносных пчел угадывать погоду. Если леток на зиму они заделывают целиком, оставив лишь маленькие отверстия, она будет холодной, морозной. А перед теплой зимой они могут оставить леток совсем открытым. Рано совершат облет весной, значит, весна будет ранней, теплой. Оживленным, счастливым гулом встречают они ее: кончилось долгое сидение в клубе, в полной темноте, скоро опять на волю, на солнце, в белую кипень цветущего сада!


Одиночные и семейные. Отмечая поистине неоценимую роль в жизни сада медоносных пчел, нельзя, однако, не сказать и о том, что другие пчелы — андрены, осмии, опыляющие цветки даже в дождь, и особенно шмели, тоже умеющие работать и в ненастье, а также некоторые виды мух и ос, тоже очень существенно влияют на опыление плодовых и ягодных культур. Они отнюдь не являются конкурентами медоносных пчел на «нектарной ниве», потому что собирают в основном пыльцу и совсем немного нектара — только для того, чтобы приготовить из пыльцевых зерен «хлебцы» для питания своих личинок. Повсюду, в том числе и в саду, они очень удачно дополняют друг друга.


Больше всего дикие пчелы и шмели посещают цветущую землянику и клубнику, малину, смородину, крыжовник, а мухи — землянику, яблоню, грушу.


Значение диких пчел, шмелей, ос в опылении садовых культур, особенно на приусадебных участках, за последние годы существенно возросло, поскольку многие пчеловоды- любители, будучи не в силах справиться в варроуатозом, перестали держать пасеки или резко уменьшили, поэтому подчас приходится мобилизовывать все силы естественных опылителей. Увеличить их долю в урожае вполне возможно, надо только всемерно содействовать их дальнейшему развитию. Чтобы обеспечить их полную сохранность, не стоит применять химические и другие препарате, а также минеральные удобрения, способные нанести им вред.


Вот в самых общих чертах некоторые особенности развития этих насекомых. Одиночные пчелы дают крохотные, возникающие на короткое время и быстро распадающиеся так называемые «яровые» колонии-эфемеры. А однолетние семьи ос и шмелей, зимующих в одиночку, оживают только вместе с пробуждением природы. Обрастая молодыми поколениями, они превращаются в семьи, плодоносящие и приносящие, в свою очередь, урожай» зимующих самок, а затем, подобно однолетним травам, отмирают при наступлении первых же осенних холодов.
Весьма охотно посещают цветы яблони, груши, черешни, вишни, сливы, смородины, малины, земляники, хорошо опыляя их, рыжие осмии — крупные и сильные одиночные пчелы. Распространены они почти повсеместно, наверное, каждый их видел. Гнезда свои они строят преимущественно в полых стеблях растений и дырах строений, используя при этом в качестве строительного материала влажную почву, и в подходящих местах могут поселяться целыми сообществами. Для них можно устраивать специальные гнездилища. Например, если под навесом или где-нибудь на чердаке горизонтально подвесить связанные в пучки сухие тростинки, то в них осмии поселятся обязательно. А если сделать «крышу» специально, а под нею подвесить ящик, начиненный тростниковыми трубками, то и совсем будет хорошее жилище для этих пчел.


Для шмелей рекомендуется делать деревянные ящики кубической формы, в которые вставляют трубку длиной в 0,9—1,0 метра и диаметром в 1,7—2 сантиметра. Внутри их заполняют нарезанной паклей, сухим мхом, серой ватой (белая не годится, так как легко впитывает влагу). Такие «дома» для шмелей, сверху прикрытые полиэтиленовой пленкой, устанавливают в сухих местах по нескольку штук рядом, на 2—2,5 метра один от другого, закапывая в землю и укрывая дерном, а трубку лаза выводят наружу, но так, чтобы через нее в улей не затекала вода. Выискивая себе подходящее убежище на зиму, шмелиха непременно заинтересуется таким привлекательным, сухим и просторным жильем: ведь и мышиная норка ей представляется настоящим дворцом. А через год — два ее дочери тоже не обойдут это жилье стороной. И сад обретет в их потомстве самых верных и старательных работниц.

  • Оцените материал
    (1 Голосовать)
  • Прочитано 4599 раз