Взгляд на будущее нового родовспоможения

Взгляд на будущее нового родовспоможения

За последние годы в практике родовспоможения произошли значительные позитивные изменения.

.

Тем не менее, решающий прорыв в пользу оптимальной заботы и сопровождения матери и ребенка еще не имел места. Прорыв этот связан с личными ощущениями и переживаниями всех участниц процесса родов; предпосылкой же его могла бы стать заблаговременная проработка собственной родовой травмы всеми, кто задействован в родах. Речь идет не только о женщине, собирающейся стать матерью. Ей лучше всего заняться такой проработкой еще до беременности, ну или хотя бы в самом ее начале. Важно, чтобы и каждая помощница роженицы разобралась со своей индивидуальной родовой травмой, разорвав тем самым порочный круг.
Как правило, согласно закону резонанса, родовспоможением занимаются те люди, которые так и не разобрались с той или иной проблемой, связанной с их собственным рождением. Выбирая такую профессию, они интуитивно создают себе возможность наверстать упущенное. Самым простым способом разрешить подобную проблему было бы ее проживание в рамках курса терапии связанным дыханием, либо в рамках четырехнедельной реинкарнационной терапии: оба подхода включают проработку родовой травмы. Интерес представляет и однонедельная терапевтическая программа, посвященная, в первую очередь, беременности и родам, которая сочетает связанное дыхание с внутренними образными переживаниями и которая дает хорошие результаты в случаях пациентов, уже имеющих опыт взаимодействия с образными мирами души.
Если бы женщины-гинекологи, акушерки и медицинские сестры отважились на этот лично значимый для них шаг, у них не было бы необходимости наполнять своим неосознанным страхом и неуверенностью процесс родов, невольно и неумышленно усложняя его своими непроработанными темами.
Если отвлечься от медицины, необходимость получения собственного опыта и формирования персональной компетенции не вызывает ни малейших сомнений. Женщина, которая планирует отправиться в путешествие по Амазонке и нанимает для этой цели проводницу, естественным образом ожидает, что та уже бывала на Амазонке и обзавелась соответствующим опытом, который подарит ей, как клиентке, ощущение уверенности и безопасности в пути. Чтения книг про Амазонку для этого явно не хватит. Проводнице обязательно следует заранее проработать и устранить собственные страхи перед Амазонкой, дабы она могла быть свободной от них, оказывая услуги своей клиентке.
После того как на внешнем уровне оснащения клиник и родильных домов произошли столь значительные улучшения, как в последние годы, настал черед сделать следующий решительный шаг на этом внутреннем уровне. Ряд клиник, к примеру, клиника в Бенсберге (Рурская область), уже сегодня придерживается целостного подхода к гинекологии и родовспоможению. Благодаря усилиям французских гинекологов: Мишеля Одана, Фредерика Лебойера и их последовательниц — мы вновь приблизились к хорошо забытым старым, естественным техникам и методам, что позволяет все чаще говорить о родах как о празднике рождения в том смысле, который был так близок представительницам эпохи раннего матриархата. Прежде всего, мы научились с самого начала относиться к новорожденному как к полноценному человеку, взаимодействовать с которым нам следует осторожно, уважительно и нежно.

 

Путь от прежней грубой выправки головы и жестоких попыток встряхнуть якобы попавшего во время родов в плохое состояние ребенка к ставшим почти повсеместной стандартной практикой плавным родам был длинным. Путь от технически адекватного, профессионального ведения родов до родовспоможения, которое подразумевает проработку собственной родовой травмы и обусловленной ею свободой от страха, также займет немало времени. Мы не увидим его внешних проявлений, что представляет собой проблему в наше материалистически настроенное время, однако непременно сможем прочувствовать изменения. Как утверждает духовная философия, друг другу соответствуют не только верх и низ, но и внешнее и внутреннее. Задумаемся, ведь в той же научной среде женщина-ученый влияет на результат исследования, если она ведет себя во время него совершенно спокойно и рассудочно. В практике родовспоможения это личностное влияние лишь возрастает.
На фоне личного проживания и проработки собственной родовой травмы структура профессионального образования в сфере акушерства и гинекологии изменится коренным образом. Непременной предпосылкой этого является корректировка общепринятого стремления к тому, чтобы как можно больше внимания уделять теории и чистому знанию. Кроме того, изменения должны затронуть и тенденцию к специализации. Делать все, что только можно сделать, — такой подход должен отойти в прошлое. Тот, кто хорошо умеет делать кесарево сечение, делает его при каждой возможности. В результате у медика не только формируется односторонность подхода, но и его профессионализм становится несколько ущербным. Родовспоможение было и остается делом, в котором врачи всегда должны быть готовы к разрешению даже редких и сложных ситуаций без применения стереотипного кесарева. Должно исчезнуть отношение в духе: «Я этого никогда не видела, я это не могу!» Только масштабное овладение «ремесленными», механическими техниками может создать необходимую уверенность. Можно сказать, что от гинекологии требуется сделать шаг в направлении общесоматической медицины. В этом случае следующий шаг навстречу собственному опыту уже не будет казаться таким тяжелым и сможет стимулировать дальнейшее развитие уверенности в себе и спокойствие в отношениях с роженицей и ее малышом.
Родоподготовка могла бы превратиться в самую настоящую подготовку к жизни в позитивном смысле. Ритуалы во многом обязаны самим своим существованием тому, что сведущие помощницы рожениц соблюдают их торжественно и без страха. Это предполагает, что они чувствуют себя компетентными в сфере необходимого знания и соответствующих техник, а также свободными от ограничений их собственной жизненной истории. При таком подходе ритуал родов мог бы помочь роженице стать не только матерью, но и женщиной, а первые минуты после родов превратились бы в ритуал посвящения ребенка в ряды жителей полярного мира противоположностей. Тем самым мы смогли бы одновременно устранить и один из самых существенных дефицитов, испытываемых нашим обществом.
Естественным и автоматическим образом ситуация посвящения находилась бы под контролем и защитой опытных и мудрых помощниц, и там, где это возможно, можно было бы не препятствовать ее проживанию такими средствами как общий наркоз или ПДА. Роды проходили бы при самом активном участии матери и ребенка. Сегодняшняя медицина не вполне осознает это, и научные дискуссии традиционно вращаются вокруг предположений в духе: кора надпочечников ребенка может совместно с мозгом стимулировать рождение, но и гормональная система женщины также может сыграть решающую роль. Но ведь там, где мы не располагаем достоверными сведениями, мы могли бы обратиться за помощью к естественному опыту, который, так или иначе, приобретает каждый ребенок на пути в жизнь. У того, кто ощущает эту уверенность, поскольку осознанно пришел к ней, меньше поводов для беспокойства. Может быть, в итоге выяснится, что и в данном случае истина находится где-то посередине и что начало родов определяют два их главных участника — мать и ребенок.

Ощущение естественных изначальных сил, господствовавших на момент их собственного рождения, могло бы вернуть помощницам рожениц доверие к Матери-Природе. Неслучайно природу называют матерью всего сущего, ведь именно она непревзойденным образом заботится обо всем живом и неизменно находит самые разумные пути того, как помочь ему прийти в этот мир и жить в нем. В будущем наша задача могла бы заключаться в том, чтобы внимательно слушать природу. Но для этого нам необходимо прислушаться к себе и послушаться своего внутреннего голоса.
К примеру, раньше случаи патологической беременности прерывались вплоть до 37-й недели. Сегодня мы с несравненно большей благосклонностью относимся к детям с отклонениями и патологиями и позволяем им войти в этот мир. Вероятно, ребенок может спровоцировать роды, воздействуя на системы матери, поскольку они все еще едины. Кроме того, к нам вернулось знание о том, что следует доверять материнскому организму, который — когда придет время — сам отдаст ребенка. Именно в этом направлении нам нужно двигаться дальше, и наше растущее доверие к Матери-Природе непременно будет вознаграждено.
Если мы также научимся понимать значение полей сознания, то сможем понять, почему отношение женщины к ребенку, в первую очередь, определяется условиями ее собственного рождения и, следовательно, отношением ее матери. Именно по этой причине для одних матерей детские войны — это всего лишь детская игра, а для других — целая драма. Даже если мы не хотим себе в этом признаться, мы все еще живем в мире мифов, символов и образов, как коллективных, так и индивидуальных. Одно лишь знание этого могло бы помочь нам посредством культивирования наших внутренних образов более оптимистично смотреть на жизнь и находить новые шаги и пути преодоления семейных драм.
В прежние времена богатые люди обращались к астрологам, чтобы выбрать подходящие моменты для зачатия, а иногда и родов. Это можно расценивать как попытку вмешательства в дела судьбы. Сегодня мы могли бы уже быть достаточно зрелыми для того, чтобы в этой связи и в самом подлинном смысле слова оставить роды в покое. В определении характеристик времени нам может помочь психологическая астрология, которая стремится заблаговременно выявить шансы развития и отдает себе отчет в опасности «обязательных к исполнению» предсказаний. Попытки насильно воздействовать на судьбу свидетельствуют о том, сколь сильно человек переоценивает свои возможности. Так, мать, которая непременно хотела, чтобы ее ребенок родился под знаком Льва, и попросила провести роды раньше срока, вынуждена была констатировать, что, хотя ее ребенок и родился как Лев-Солнце, в гороскопе его рождения также присутствовали точка восхода, Луна и еще четыре планеты отвергнутого ею знака Девы.
Наш главный шанс в период глобального объединения, возможно, заключается в том, чтобы брать все самое лучшее и интегрировать его в гармоничную модель, в которой мать может хорошо себя чувствовать и испытывать доверие. Голландский опыт свидетельствует, что традицию родов на дому вполне можно соединить с достижениями современной медицины. Шведский оборонительный подход к кесареву сечению мог бы стать для нас примером для подражания, равно как и такая идея шведов, как родильный отель, который в любом случае более предпочтителен, нежели идеальная больница. Разнообразные обычаи родов и ритуалы архаических народов могли бы вернуть нам радость естественного пути в жизнь. Неплохо было бы «импортировать» из Индии технику детского массажа, частично введенную в западную практику Лебойером, подобно тому, как мы когда-то «экспортировали» свои знания о гигиене во все самобытные общества.
На этой основе могла бы сформироваться открытость духовному измерению беременности в том виде, как это было принято в ранние времена матриархата. Сюда может войти и дородовое воспитание, которое ориентировано не столько на результат, как это делается сегодня в Японии или Америке, сколько на контакт с плодом, и которое помогает ему гармонично войти в жизнь и познать ее тайны.

Нигде идея профилактики не могла бы найти такого оптимального и раннего применения, как в гинекологии, где все так открыто и пластично. Если гинекологи признают важность стопроцентного базального доверия и первых впечатлений, у них появятся совершенно удивительные, немыслимые возможности. Более того, значительные улучшения затронут и сферу предупреждения заболеваний. Каждый «дошедший до нужной кондиции» ребенок избавляет медиков от невероятного количества проблем. Таким образом, основное внимание следует уделять не тому, как справиться с ранними родами, а тому, как предотвратить слишком ранние роды.
На фоне такой родоподготовки на внешнем и внутреннем уровнях, а также на фоне создания соответствующего окружения, существенно возрастает вероятность того, что роды превратятся для матери и ребенка в торжество, в ходе которого мать задействует все свои силы, чтобы родить, а ребенок отважится сделать прыжок в жизнь головой вперед. Под действием такого дружественного по отношению к ребенку и человечеству в целом настроя может выработаться более глубокое взаимопонимание в последующих отношениях. Женщина, которая так хорошо научилась прислушиваться к своим душевным потребностям, почувствует и то, что кормление помогает ей вместе с ребенком преодолеть притяжение полярности и погрузиться в состояние, близкое к единству. При таком отношении кормление будет играть в жизни матери несравненно более значимую роль.
Но если все матери вновь обретут такую чувствительность по отношению к потребностям жизни, это не сможет не отразиться и на самых отдаленных от беременности и родов сферах бытия. В этом случае, быть может, нам не придется долго ждать, пока интуитивно чувствующая женщина-ученый докажет, что шум представляет собой угрозу для детей. Если на грохот низко пролетающего реактивного истребителя дети рефлекторно реагируют замиранием, мы можем прийти к выводу, что соответствующие звуки вызывают у них смертельный страх. Возможно, однажды появится и такое политическое большинство, которое поставит права маленьких детей выше прав больших «мальчиков», играющих в войну и, по сути, достойных сочувствия, поскольку они пропустили этап взросления, и никакие сверхзвуковые полеты в околоземном пространстве не заменят им пубертатного периода.
В любом случае, родовспоможение и родоподготовка являются важнейшей точкой приложения сил того общества, которое хочет стать более человечным и сочувствующим. В нем материнству и отцовству будет возвращено отведенное природой значение. Мы поймем, что родительство — это отнюдь не случайное совпадение в духе: «Да так каждый может»; мы ощутим ответственность за каждого ребенка, а вместе с ним и за все человечество как единое целое. Беременность — это время, когда взрослые становятся наиболее чувствительны к таким темам. Как говорится: все начинается с начала, и потому нет ничего важнее начала всех начал.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 1706 раз