Главная»Дети»До года»Грудное вскармливание ребенка советы кормящей маме»Правильное прикладывание новорожденного ребенка к груди: правила, техника, частота, длительность, неправильное прикладывание

Правильное прикладывание новорожденного ребенка к груди: правила, техника, частота, длительность, неправильное прикладывание

Правильное прикладывание новорожденного ребенка к груди: правила, техника, частота, длительность, неправильное прикладывание

В большинстве случаев для того, чтобы кормить грудью, надо знать всего две вещи: что не следует обращать внимание на часы и что следует внимательно следить за правильным захватом.

.

Более того, в нормальной ситуации не было бы нужды как-то специально объяснять это матерям. Незачем было бы говорить о кормлении по требованию, если бы предварительно никому не приходило в голову настаивать на жестком режиме. И незачем было бы учить правильному прикладыванию, если бы девочки учились быть матерями, как это было всегда, просто наблюдая за тем, как другие женщины кормят грудью. И еще если бы никто не вмешивался на некоторых стадиях кормления (но об этом чуть позже).

Многие тысячи лет подряд женщины кормили грудью без курсов и книг, и они продолжают делать это именно так на большей части земного шара. Никакое другое млекопитающее (а нас несколько тысяч видов) не нуждается в том, чтобы его учили кормить грудью. Впрочем, одно исключение есть — некоторые приматы, живущие в неволе. у большинства млекопитающих кормление детенышей и забота о них относится исключительно к области инстинктов. Газель или львица, рожденная в неволе, замечательно заботятся о своем потомстве. а вот у приматов, особенно у тех, которые ближе всего к нам, дело обстоит иначе. Порой материнство становится настоящей проблемой для самок, рожденных в зоопарках и выращенных людьми, а не их собственными матерями: они не заботятся о детенышах, игнорируют их или не знают, как с ними обращаться. Помню, мне попалась фотография гориллы, которая, вместо того чтобы прижать новорожденного к груди, положила его себе на голову вместо шляпы.

Одна самка орангутана, желая накормить детеныша, целовала его в губы и, похоже, искренне удивлялась, почему этот метод кормления не работает. Часто нет иного выхода, кроме как разлучить малыша с матерью и вскармливать искусственно. Есть два возможных объяснения этого феномена. Первое гласит, что самки, не имевшие возможности наблюдать за другими матерями, не смогли и научиться у них материнству второе же — что самки, которые сами выросли вне отношений привязанности с собственной матерью, страдают от нарушенной привязанности в целом и потому не могут выстроить нормальных отношений с собственными детенышами. В некоторых зоопарках, когда человекообразные обезьяны беременеют, прибегают к помощи образовательных видеофильмов или просят кормящих женщин специально раз-другой покормить младенцев грудью перед клеткой.

Гигиена

Нет нужды мыть грудь перед кормлением или после — за исключением случаев, когда вы нагишом катались по земле или делали что-то подобное. Мыть грудь не надо ни с мылом, ни просто водой. Для поддержания чистоты вполне хватает обычного ежедневного душа (да и тогда не нужно особо тереть сосок мочалкой). После кормления достаточно просто обтереть сосок, если ребенок очень уж его обслюнявил.

Избыток мыла может уничтожить естественную защитную смазку, и, похоже, мыло провоцирует появление трещин.

Частота и длительность прикладываний новорожденного ребенка к груди

Должно быть, вы уже слышали когда-то о том, что грудь ребенку надо давать по требованию. Однако очень может быть, что вам неправильно объяснили, как это делать.

Очень сложно вытравить из нашей культуры помешательство на режиме кормлений. Такое впечатление, что все всегда так делали. Некоторые люди, услышав о кормлении по требованию, думают, что это хиппи придумали и что так можно вырастить разве что расхлябанное поколение недисциплинированных дикарей. На самом же деле все наоборот: это по требованию кормили все и всегда, а режим — достаточно недавнее изобретение. Да, какой-то древнеримский врач однажды писал о режиме, но это был отдельный случай, да и матери тогда не спрашивали врачей о кормлении грудью. Практически все врачи вплоть до XVIII века рекомендовали кормить по требованию (или же не рекомендовали в этом отношении ничего, поскольку кормление грудью не болезнь, так что врачи этой сферой жизни просто особо не занимались).

Только в начале XX века почти все врачи принялись рекомендовать режим; и даже тогда очень немногие матери следовали этому, так как тогда не существовало медицинского страхования и бедняки обращались к врачу только в случае действительно тяжкой болезни. Но вот когда визиты к педиатру превратились в регулярную практику (примерно в середине прошлого столетия), матери стали пытаться вырабатывать режим кормлений. И результаты оказались плачевными.

Подумаем немного. Только примерно лет восемьдесят назад наручные часы перестали быть привилегией богачей. Двести лет назад у большинства людей не было в доме часов, а во времени они ориентировались по церковному колоколу. Шестьсот лет назад часы были солнечными, а большинство людей и таких в глаза не видели или же не умели узнавать по ним время. Как вам кажется, можно ли отсчитывать десятиминутные кормления раз в четыре часа, пользуясь исключительно солнечными часами? Римские воины, викинги, матросы Колумба — все они выросли, кормясь по требованию. Неужели они кажутся вам избалованными маменькиными сынками?

Не может же он успеть проголодаться за пять минут?! Представьте, однако, что вы вскармливаете ребенка искусственно. Обычно он выпивает 150 мл, а тут однажды выпил только 70. Если пять минут спустя вам покажется, что он снова просит есть, вы ему скормите оставшиеся 80 мл или скажете: «Не может быть, чтобы ты успел проголодаться, ты же пять минут назад поел»? Любая мать даст ребенку допить содержимое бутылочки, не сомневаясь ни секунды; более того, многие проведут час и больше, каждые пять минут пытаясь запихнуть бутылочку обратно ребенку в рот.

Так вот, если ребенок отпускает грудь, а через пять минут вроде бы снова голоден, не исключено, что съел он только половину порции. Может, он глотнул воздуха и чувствовал себя некомфортно, а теперь срыгнул и может спокойно продолжать. А может, он отвлекся на пролетавшую мимо муху, а теперь она улетела — и ребенок заметил, что по-прежнему хочет есть. Может, он просто ошибся, решив, будто уже наелся, а теперь передумал. В любом случае, в такой ситуации только сам ребенок может решить, надо ли ему пососать еще или нет. Ни эксперт, писавший свою книгу в собственном доме в прошлом году или в прошлом веке, ни педиатр, видевший ребенка в прошлый четверг и порекомендовавший ему тот или иной режим, не могут знать, будет ли голоден этот ребенок сегодня в 14.25. В самом деле, невозможно приписывать им сверхчеловеческие способности! Если вы знаете кого-то, кто может точно предсказать, во сколько проголодается ваш ребенок, не тратьте время на второстепенные вопросы, а лучше выясните у него, какой номер выпадет в лотерее.

Не заболеет ли ребенок, если будет есть так часто? Не следует ли подождать, пока все переварится, не должен ли отдыхать пищеварительный тракт? Нет, конечно!

Можно подумать, в противном случае желудок перегреется и разлетится в клочья. Интересно, когда отдыхает сердце? А легкие, печень, почки? В нашем теле нет ни единого органа, нуждающегося в отдыхе, даже наоборот, нам же лучше, если они не отдыхают вовсе. Не отдыхает мозг (когда мы спим, нам снятся сны, да и в любом случае мозг продолжает контролировать работу организма), не отдыхают мускулы (во сне мы не полностью неподвижны). Почему же именно желудок якобы непременно нуждается в отдыхе?

Идея о том, что желудок должен сначала стать пустым, чтобы наполниться вновь, тоже абсурдна, хотя и весьма распространена среди педиатров. Педиатры учатся, как известно, не в центрах здорового ребенка, а в больнице. Да, они четыре года учатся по специальности, но делают это обычно именно среди больных детей. Это значит, что они видели множество случаев менингита или туберкулеза, но мало просто простуженных детей и почти ни одного полностью здорового ребенка. Их опыт в отношении детского питания — сугубо теоретический. Когда ребенок попадает в больницу, достаточно записать в его карте «диета обычная по возрасту» — и на кухне сами разберутся. Единственная ситуация, когда педиатру в больнице приходится особо заниматься питанием ребенка, — это ситуация с недоношенным ребенком. Само собой разумеется, что при этом кормление, особенно в случае сильной недоношенности (то есть когда ребенок очень мал, меньше килограмма весом) — задача нелегкая. Надо точно рассчитать, сколько миллилитров молока необходимо давать ребенку в определенный промежуток времени, и нельзя дать ни на миллилитр больше. Такой малыш часто не может сосать сам, его приходится кормить через зонд. Иногда и пищеварительный тракт у него еще толком не работает (в конце концов, он должен был бы еще находиться в матке, а там не требуется есть). Таким образом, прежде чем кормить его, надо удостовериться с помощью того же зонда, осталось ли в желудке молоко с прошлого раза. Если молока остается слишком много — это дурной знак, и продолжать заливать в ребенка молоко, если он не в состоянии пока его полноценно переваривать, может оказаться исключительно опасным занятием. К сожалению, некоторые педиатры забывают, что это специфическая проблема только для глубоко недоношенных младенцев, и решают, что любому младенцу нельзя есть, пока желудок полностью не опустошится. Однако логика подсказывает, что желудок в любом случае может быть пуст только до самого первого глотка. Минуту спустя он пустым уже не будет.

Когда мы едим второе блюдо, наш желудок отнюдь не пуст. Он полон супа, или салата, или макарон — помилуйте, разве можно швырять туда еще и бифштекс?! Когда ребенок сосет грудь, отрыгивает воздух (или нет) и прикладывается ко второй груди, он сосал предыдущую грудь минуту назад. Если можно спокойно сосать после минутного перерыва, почему должно быть нельзя это делать после перерыва в пять или пятнадцать минут, в полчаса или в полтора?

А вдруг ребенок на самом деле не был голоден, если он плакал по другой причине? Не вредно ли тогда предлагать ему грудь? Конечно, нет. Во-первых, дети сосут грудь не только из-за голода, но и по другим причинам. Во-вторых, если он не хочет сосать, то сосать он не будет. Это самый простой способ проверить, хочет ли ребенок есть: предложите ему грудь и посмотрите, что получится.

А максимальный перерыв? Надо ли ребенка будить? Сколько времени он может провести без груди? В принципе, сколько захочет. Если ребенок здоров и нормально прибавляет в весе, не будите его. Проголодается — тогда и будет сосать. А если несколько часов не пососет, не будет у него никакой гипогликемии. Собственно, несколько десятилетий назад считалось обязательным, чтобы дети проводили восемь часов каждую ночь без еды; а сегодня некоторым матерям объясняют, что обязательно надо будить ребенка раз в четыре часа.

Иначе дело обстоит с болеющими детьми или же с теми, которые мало прибавляют в весе. Ребенок может быть так слаб, что у него не хватает сил просить грудь. В такой ситуации надо предлагать ее почаще. То же относится к новорожденным.

Когда ребенок слишком долго спит, нет нужды будить его, достаточно следить за признаками голода. Кормление по требованию не означает давать грудь всякий раз, когда ребенок заплачет. Во-первых, дети могут плакать по самым разным причинам; понятно, что если он плачет из-за чего-то еще, нет необходимости его кормить. (Однако во многих случаях проще всего на всякий случай все-таки предложить ему грудь — вдруг поможет? Часто дети могут плакать от страха, боли или чего-то еще, но лучшим способом их успокоить оказывается грудь.) С другой стороны, плач — это запоздалый признак голода. Если бы взрослый не ел трое-четверо суток, он бы скорее всего тоже плакал от голода. Но мы долго ели и набирались сил, пока выросли, не так ли? Между моментом, когда подросший ребенок проголодается, и тем, когда он заплачет от голода, может пройти несколько часов. Между моментом, когда проголодается младенец, и тем, когда он уже будет плакать, может пройти всего несколько минут (а может — и больше) — в зависимости от характера конкретного ребенка. Но странно было бы зарыдать, едва лишь почувствуешь голод. Сначала младенцы демонстрируют ранние признаки голода: становятся более активны (просыпаются, шевелятся), особым образом шевелят губами, вертят головой, ища грудь, издают какие-то звуки, подносят ручки ко рту... Вот тогда их и следует уже прикладывать к груди, не ожидая плача. Если же ослабленный от потери веса младенец находится в отдельной комнате, вне поля зрения родителей, может случиться, что никто не заметит подаваемых им знаков — а он тем временем устанет и снова уснет, не поев. Лучше держать его все время рядом с собой, а еще лучше — непосредственно на руках, чтобы можно было тут же приложить его к груди.

Позволю себе небольшой комментарий. Почему младенцы, когда хотят молока, открывают рот и вертят головой во все стороны? Что это: произвольный жест или первая попытка коммуникации? Миллионы лет подряд младенцы были постоянно на руках у матери. Во многих культурах, правда, детей носят за спиной, но это явно не было возможно, пока наши предки не научились ткать или изготавливать веревки. До этого времени детей приходилось постоянно держать рукой, следовательно, находились они спереди, а не сзади. При этом мать не пользовалась одеждой. Спал ребенок или бодрствовал, сосок постоянно находился в нескольких сантиметрах от его рта. Стоило ему начать искать грудь — и он ее немедленно находил. Младенцы не будто бы ищут губами грудь, они ищут ее в самом буквальном смысле слова.

Кормить по требованию не означает, что, сколько бы ребенок ни сосал, с ним все в порядке. Уровень сахара в крови или артериальное давление у нас тоже устанавливается естественным путем, как и частота прикладываний. Но не всякие их значения нормальны; если давление слишком высокое — перед нами нездоровый человек. Никакой врач не скажет пациенту: «Что ж у вас давление такое высокое? Я ведь говорил вам, что оно должно быть куда ниже! С нынешнего дня придержитеська его на уровне 120 на 80». Пациент не выбирал для себя повышенное давление, оно не зависит от его воли. Порекомендовать адекватное лечение для снижения давления — задача врача.

Так вот, для частоты и длительности прикладываний тоже существуют некие нормы. Чтобы определить, каковы они для конкретного вида млекопитающих, достаточно понаблюдать за достаточным числом самок с детенышами. (Удивительное дело! Зоологи и ветеринары смотрят, как обычно ведут себя матери и дети, — и решают, что это и есть норма. Им не приходит в голову сначала написать книгу о том, что жирафятам-де надлежит сосать по двенадцать минут раз в пять часов, а потом отправиться убеждать жирафих, что нужно следовать этим предписаниям. Почему-то так поступают только с людьми.) Разумеется, ни один вид млекопитающих не кормит детенышей по часам, но какое-то представление о норме есть. Если известно, что детеныши лесного чудища сосут от трех до пяти раз в сутки, то сосать шесть раз в сутки для конкретного детеныша конкретной самки, возможно, индивидуальная особенность, но вот если он захочет сосать 14 раз — что-то здесь явно не так.

Проблема в том, что нормы для вида «человек разумный» мы вывести не можем: этот вид в дикой природе не существует, все мы живем в обществе, в цивилизации, с какими-то собственными представлениями о норме и отклонения?: от нее. Так, тридцать лет назад испанки давали грудь раз в четыре часа по десять минут. Они не следовали собственным желаниям, а действовали так, как предписывали врач и книга. Предположим, в верховьях Ориноко есть племя, где грудь дают по пять минут раз в полтора часа, — но естественно ли это или таковы рекомендации местного шамана? Таким образом, в отношении человека простого наблюдения, как с животными, недостаточно, чтобы определить, как выглядит нормальная лактация.

Приходится также использовать критерий эффективности: если у матерей, которые действуют так-то и так-то, это работает, остается признать, что перед нами если не норма, то как минимум нечто приближенное к нашим потребностям.

В западном мире дети, которых кормят по требованию, обычно прикладываются раз по десять на протяжении суток (большинство раз восемь-двенадцать, некоторые чуть чаще или чуть реже), распределенных неравномерно. Обычно младенцы сосут сериями: прикладываются два-три раза более-менее подряд, потом спят подольше... Новорожденные, которые только учатся сосать, часто остаются у груди минут по пятнадцать-двадцать или еще больше, но потом они постепенно осваиваются и едят все быстрее; к трем месяцам многие сосут по пять-семь минут, некоторые и вовсе по две. Плюс-минус десять прикладываний в день сохраняются весь первый год и часть второго. Постепенно ребенок сосет все меньше, раз или два в день; но года в два-три зачастую наступает период, когда он впадает почти в неистовство, требуя грудь в любое время, чуть ли не раз в четверть часа. Конечно, не подряд все двадцать четыре часа в сутки, а сначала много прикладываний подряд, потом несколько часов без груди. Возникает впечатление, что это такая игра. Друзья и родные — добрые, душевные люди — пользуются моментом, чтобы методично повторять матери: «Говорила я тебе, это уже просто дурная привычка; вот соберется он жениться — и ты его прямо на свадьбе кормить будешь?» (Одной из причин, по которой дети этого возраста повисают на груди, может оказаться как раз необходимость общаться с малознакомыми людьми, так что у родных и друзей достаточно возможностей для наблюдения.) Не переживайте, вы уже подошли к финалу: после нескольких недель (или месяцев) часть таких маленьких проглотов самоотлучается практически мгновенно, другие же сохраняют себе одно-два прикладывания (практически на память) еще на пару лет.

В других культурах дети прикладываются гораздо чаще. Мировой рекорд, похоже, установлен в племени кунгов, бушменов из Калахари: их дети днем прикладываются раз по шесть в час, но всякий раз в среднем только на полторы минуты. Подобные исследования выглядят примерно так: антропологи наблюдают за детьми до двух лет и их матерями, записывая все, что те делают на протяжении пятнадцати минут. Оказалось, только в 25 % наблюдений ребенок все пятнадцать минут ни разу не прикладывался к груди. Все дети моложе трех лет непременно прикладываются и ночью. В других традиционных культурах Африки, Азии и Америки такого количества прикладываний не наблюдают, но все же их обычно заметно больше, чем в культуре западной.

Таким образом, можно сделать вывод, что для человеческих младенцев работают два варианта грудного вскармливания: немного прикладываний (около десяти в сутки), но при этом довольно длительных, или же много, но кратких. Добавим к этому и промежуточные варианты. Однако ни здесь, ни в пустыне Калахари не является нормой наличие большого количества очень длительных прикладываний, когда ребенок висит на груди. Это обычно признак неправильного захвата, о котором мы скоро поговорим.

Различия есть даже в пределах Европы. В одном международном исследовании взращивания младенцев ученые с удивлением выявили, что среднее число прикладываний в день для двухмесячных младенцев колеблется от 5,7 в Ростоке (Германия) до 8,5 в Опорто, для Мадрида это 6,5, а для Барселоны 7,2. Женщины из очень сходных между собой культур, кормят вроде бы все по требованию... Не может же быть, чтобы в одной стране младенцы требовали грудь чаще, чем в другой!

Ответ прост, хотя он и не радует. Получается, что кормления по требованию, о котором идет речь (как в этой книге, так и в любой современной книге о грудном вскармливании), в реальности не существует — по той простой причине, что младенцы не умеют говорить.

Если бы младенцы говорили, независимый наблюдатель мог бы утверждать: «Эта мать действительно кормит по требованию» или же: «Эта мать по требованию не кормит, потому что в 11.23 ее дочь сказала: "Мама, сисю", и в 11.41 это повторила, но грудь ей дали только после третьей просьбы, в 11.57». Но так как младенцы не говорят, матери всякий раз приходится угадывать, грудь у нее попросили или что-то другое. В ответ на одинаковый плач одна мать тут же даст грудь, а другая взглянет на часы и скажет: «Так, он явно не голоден, я его полтора часа назад кормила; значит, зубки», — и выдаст ребенку резиновый грызунок. Двое малышей одинаково завертят головой и зашевелят губами в поисках груди, но одна мать тут же приложит ребенка, а другая ничего не заметит, потому что он лежал в кроватке, а она в этот момент смотрела в другую сторону. Двое младенцев скажут «агу», одна мать подумает: «О, уже проснулся!» — и даст ребенку грудь, другая же в умилении склонится над ним: «Какой умненький! Уже атукает!»

Многие женщины на Западе наслышаны, что чем старше ребенок, тем дольше он может «выдерживать интервалы между кормлениями». И ровно так все и происходит: матери уверены, что ребенок склонен «продержаться подольше», и все чаще игнорируют его требования или интерпретируют их как что-то другое (холодно, жарко, боль, колики, режущиеся зубы, скука... что угодно, только не желание быть приложенным к груди). В результате их дети сосут все реже, и в возрасте до года их легко удается отлучить совсем. Но если мать отвергает этот миф и действительно старается кормить по требованию, то требований меньше не становится. Вернее, их станет меньше, несомненно, но никак не в три месяца, а скорее года в полтора.

В нашем обществе идея десятиминутных кормлений раз в три часа укоренилась так прочно, что, наверное, каждая мать, как бы она ни относилась к грудному вскармливанию, хоть раз постаралась поспособствовать тому, чтобы ребенок чуть подольше «выдержал» от одного кормления до другого, или хоть раз постаралась настоять на том, чтобы ребенок, пососавший всего две минуты, снова взял грудь. Очень может быть, что если бы им дали такую возможность, дети прикладывались бы не по десять раз в день, а по 15, 20 или больше. Возможно, период, финишной прямой, когда дети то и дело просят грудь, продолжается всего пару недель потому, что матери стараются его закончить, а ребенок замечает мамино беспокойство и тревогу — и сдается. Может быть, если бы мать охотно приняла такое его поведение, ребенок продолжал бы так себя вести месяцами или даже годами.

Не исключено, что разница между нами и бушменами не так и велика. Поскольку в племени кунгов обычно кормят грудью лет до четырех, антропологи считали количество прикладываний в основном не у новорожденных младенцев, а у детей двух-трех лет от роду. Может быть, новорожденные кунги сосут грудь не шесть раз в час, а заметно реже. Может быть, их матери так привыкли часто давать грудь ребенку двух, трех или четырех лет, что потом, родив следующего младенца, удивляются, как это тот настолько редко сосет, и старательно предлагают ему грудь почаще, в противоположность тому, как ведут себя матери у нас. Должно быть, пустынная жара тоже вносит свою лепту, и детям бушменов постоянно нужно пить по глоточку.

Наконец, не стоит забывать, что кормление по требованию включает в себя не только требования самого ребенка, но также и требования матери. Разумеется, нужды новорожденного — это абсолютный приоритет. Но постепенно, по мере роста ребенка, увеличивается возможность для матери устанавливать границы и решать, когда она готова давать грудь, а когда нет. Разумеется, жесткий режим неадекватен в любом возрасте, и всегда уместно, чтобы большинство кормлений происходило по инициативе ребенка. Но если иногда время кормлений сдвигается назад или вперед, никакой беды не случится.

Если трехмесячный ребенок просит грудь посреди улицы, можно выдать ее ему немедленно, но можно и отвлечь его ненадолго и покормить уже дома. Мать пятимесячного ребенка, которого кормят по режиму, не сможет пойти в кино на семичасовой сеанс, потому что в восемь предстоит очередное кормление Если же мать кормит по требованию, то она просто накормит ребенка в шесть, предложит ему еще поесть в половине седьмого, оставит его с бабушкой и спокойно отправится наслаждаться фильмом. Если же без четверти восемь внук примется протестовать, бабушка постарается развлечь его по мере сил, а через полчаса уже вернется мама и даст ему грудь.

Таким образом (в противоположность тому, что часто представляют) кормление по требованию не порабощает мать, а освобождает ее. В большинстве случаев она может делать то, чего хочет ребенок, в результате малыш доволен и не плачет — ну и мама тоже довольна, и ей не хочется плакать вместе с ним. А время от времени она может поступить так, как хочет сама, и это тоже хорошо. В рабов нас превращает режим. Рабство — это необходимость так и эдак отвлекать плачущего младенца на протяжении пятнадцати минут или двух часов, потому что «еще не пора». Рабство — это будить крепко спящего ребенка, потому что «уже пора». Рабство — это объяснять парикмахеру: «Нет-нет, в 5.30 я никак не могу, нельзя ли в 6.30? Дело в том, что мне в 6.00 надо кормить ребенка...

Последствия неправильного прикладывания

Если ребенок неправильно захватил грудь и сосет не существенную часть всей груди, а один только сосок, нарастает целая лавина симптомов:

Втянутые щеки

Так как у него не получается давить языком на грудь, младенец вынужден сосать, создавая вакуум.

Боль и трещины

Младенец прилагает большую силу к меньшей площади (к одному только соску). Во время кормления матери больно, а несколько дней спустя могут появиться и трещины

Очень длительные кормления, младенец не отпускает грудь

Сосать, создавая вакуум, не очень эффективно, и младенцу нужно гораздо больше времени, чтобы насытиться. Матери часто восклицают: «Он по полчаса или по три четверти часа каждую грудь сосет, и это я ее отнимаю, а то и дальше сосал бы!»

Если младенец сосет правильно, то под конец он сам отпустит грудь, хоть через две минуты, хоть через двадцать (в зависимости от возраста). Даже если мать говорит, что ребенок засыпает на груди, обычно она имеет в виду, что он отпускает грудь и спит. Иногда ребенок засыпает непосредственно с грудью во рту и ее приходится доставать матери — что ж, бывает и такое. Но если так заканчивается почти каждое прикладывание, то почти всегда дело в том, что с захватом что-то не так (или в том, что ребенок плохо сосет по другой причине, например из-за общей слабости или проблем со строением языка).

Младенец не наедается

Несмотря на то что он сосал больше получаса, он явно неспокоен, недоволен и жалуется.

Младенец сосет очень часто

Поскольку младенец не наелся, вскоре он снова просит грудь. Мать жалуется, что он «держит ее весь день как на привязи». Если младенец на протяжении нескольких часов в день (обычно ближе к вечеру) или нескольких дней подряд просит грудь чаще обычного — это нормально; точно так же нормально прикладываться часто и понемногу, на минуту-две. Но множество очень длительных прикладываний, по полчаса или по три четверти часа, по истечении которых ребенок вскоре хочет начать сначала, и так весь день — это обычно признак неправильного захвата.

Переполнение груди, нагрубание, мастит

В особо тяжелых случаях младенец почти не сосет, срабатывают ингибиторы, и грудь пустеет. Но если младенец сосет плохо, однако продолжает сосать, более вероятно обратное: грудь будет слишком переполняться. Для груди, очевидно, есть разница, сосет ли ребенок хорошо, но мало, если он уже подрос и ест много другой пищи, или он сосет мало потому, что у него плохо получается. В первом случае грудь производит меньше молока. Во втором же запускаются защитные механизмы: природу не устраивает, чтобы младенец умер голодной смертью; не оставаться же ему болезненно тощим только из-за того, что губа у него на сантиметр сдвинулась в ту или другую сторону! Когда грудь замечает, что младенец не сосет эффективно, она начинает производить больше переднего молока, в то время как гипофиз производит больше окситоцина, чтоб это молоко так и брызгало. Сильно упрощая картину, можно сказать, что переднее молоко, более водянистое — это то, что капает само, а заднее, богатое жирами — то, что младенец высасывает, когда правильно сосет.

Раз он сам молоко как следует высасывать не может, грудь ему сама его подаст. Этот защитный механизм позволяет младенцу выжить, но он небезопасен. При сочетании груди, производящей слишком много молока, и плохо сосущего младенца результатом бывает постоянно переполненная грудь, возможно, переполненная до боли, а порой даже возникает мастит.

Чрезмерные приливы

Как мы уже говорили, матери часто замечают прилив молока в начале кормления, особенно в первые месяцы. Так вот, когда ребенок неправильно захватывает грудь, матери зачастую чувствуют очень сильные приливы, по нескольку за кормление. Молоко может буквально бить струей. Младенец уже не столько сосет, сколько ждет, что молоко само попадет ему в рот, вытекая самостоятельно под действием окситоцина. Поэтому он и висит на груди так подолгу. В некоторых книгах, особенно американских, пишут о предполагаемом переизбытке окситоцина словно об особом заболевании. Можно предположить, что, когда материнский гипофиз производит излишнее количество окситоцина, молоко бьет струей, младенец давится и через какое-то время, недовольный такими неприятными ощущениями, в итоге отказывается от груди.

Чтобы помочь младенцу, советуют сцедить немного молока перед кормлением, чтобы первая сильная струя не била в рот ребенку, или же давать грудь, лежа на спине, чтобы молоку пришлось бороться с силой тяжести. Возможно, существуют женщины, чей организм производит слишком много окситоцина сам по себе, так же как есть женщины с гиперфункцией щитовидной железы, но многие специалисты, и я в их числе, уверены, что это очень редкий случай и что большинство проблем, приписываемых избыточной работе гипофиза, в действительности обязаны своим появлением неправильному захвату. Когда ребенок научится брать грудь правильно, он станет сосать более эффективно и матери уже не придется производить избыток окситоцина.

Срыгивания

Все дети срыгивают, некоторые больше, чем другие. Это нормально, где-то к году пройдет. Но если младенец сосет с неправильным захватом, он получает в основном переднее молоко вместо заднего, более концентрированного. Может получиться и так, что оно просто не помещается в желудок, — отсюда и объем отрыгнутого.

Понос

Получая больше переднего молока, младенец потребляет меньше жира, но больше лактозы, чем обычно. Это может привести к относительной лактозной перегрузке. Не то чтобы у ребенка была лактозная непереносимость; с ним все в порядке, и нормальное количество лактозы он бы спокойно перенес. Но он получает ее столько, что всю усвоить не может. Неусвоенная лактоза отправляется в толстую кишку, где ее поедают бактерии, производя газы и молочную кислоту. Стул становится более жидким (более — потому что у грудного ребенка он и так в норме жидкий) и более кислым, что может раздражать кожу, если не менять подгузник немедленно.

Плач и колики

У нашего персонажа немало причин для плача. Он хочет есть. Он устал. Мать смотрит на него печально, потому что соски у нее болят. Он может наглотаться воздуха, пока сосет, потому что неправильно расположенные губы не закрываются до конца. Бактерии производят газ из непереваренной лактозы, и он давит в животике. А тут еще раздражение на попе...

А как же вес?

А вот с весом бывает по-разному. Если мать пытается кормить по десять минут раз в четыре часа — понятно, что младенец почти не будет прибавлять в весе. Тут и говорить не о чем. Но если мать кормит грудью по требованию — утром, днем, вечером и ночью, если ребенок не отпускает ее круглые сутки, очень может быть, что он будет прибавлять вполне достаточно. В редких случаях может даже получиться и так, что прибавлять он будет слишком много. Получая мало жира, ребенок не чувствует сытости; даже выпив уже достаточно по калорийности, он все еще хочет есть. Некоторые дети прибавляют как бешеные, несмотря на неправильный захват.

Это важный аспект. Веса недостаточно, чтобы оценить кормление, нельзя сказать: «Ребенок толстеет — значит, все хорошо». Если для того, чтобы младенец толстел, матери приходится кормить его день и ночь, несмотря на боли от трещин и переполненной груди, а у младенца весь день состоит из еды, плача и срыгиваний, с кормлением что-то не так. Все хорошо — это когда ребенок не только округляется, но и доволен жизнью и мать его тоже довольна.

Захват не бывает только со знаком плюс или минус. Существует целый ряд вариаций — от идеального захвата до кошмарного. К тому же не у всех младенцев проявляются все перечисленные выше симптомы, и не у всех они одинаково интенсивны. Почти всегда бывают как минимум очень длительные прикладывания и боль в сосках. Может быть, раньше были и трещины, а теперь осталась только боль; младенец растет, растет и его рот, грудь лучше туда помещается, так что, если сравнивать с предыдущим опытом, может показаться, что симптомы неправильного захвата постепенно уходят сами.

Такая гамма вариантов подразумевает, что граница между нормальным и аномальным достаточно зыбкая. Есть в Оксфорде акушерка, Хлоя Фишер, чуть ли не лучше всех на свете разбирающаяся в особенностях прикладывания. Однажды ее спросили, где предел, до какого момента можно еще считать, что длительность отдельного кормления укладывается в норму. Нам так хочется все точно определить, чтобы можно было сказать: «Семнадцать минут норма, восемнадцать — уже отклонение!» Так вот, ответила она так: «Нормально все, что приемлемо для матери». Если мать наслаждается кормлением (в частности) и младенцем (в целом), если время, когда она дает ребенку грудь, для нее лучшее за весь день, время отдыха и покоя, то и пусть себе сосет. Другой матери, однако, может быть тяжело. Возможно, у нее болят соски, или ребенок постоянно плачет или просто у нее, может быть, есть другие дети и другие дела, или она чувствует себя подавленной, связанной по рукам и ногам, когда настолько существенную часть дня занимают кормления грудью. В таких случаях хорошо бы знать, что небольшая перемена в захвате может помочь ей.

  • Оцените материал
    (1 Голосовать)
  • Прочитано 3242 раз
  • Грудное вскармливание
    Грудное вскармливание Оптимальной пищей для новорожденного ребенка является материнское молоко...
  • Здоровье ребенка
    Здоровье ребенка Здоровье с самых первых дней после рождения сильно влияет на всю дальнейшую жизнь нового человека…
  • Питание детей до года
    Питание детей до года Когда дело доходит до кормления, на здравый смысл рассчитывать не приходится…
  • Уход за новорожденным
    Уход за новорожденным Впервые увидев своего ребенка, вы можете быть немного ошеломлены предстоящим уходом за ним.…
  • Проблемы со сном у ребенка
    Проблемы со сном у ребенка Большинство родителей впадают в панику, и небезосновательно, при одной мысли о том, что придется учить ребенка крепко спать всю ночь…