Главная»Беременность и роды»Роды»Роды»Толкование обстоятельств родов

Толкование обстоятельств родов

Толкование обстоятельств родов

Условия, которые окружали ребенка на момент его «выныривания» в мир полярности, накладывают на него существенный отпечаток.

Нам следовало бы более сознательно подходить к тому, какими будут первые штрихи человека на чистом жизненном листе. Например, совершенно неправильно в самом начале своего пути заставлять детей «пробиваться головой сквозь стену», то есть сквозь промежность, поскольку такой вариант первых минут жизни символизирует серьезные проблемы и сложности. При этом дополнительным символическим аспектом является и фактор, сколько крови теряется при родах. Ребенка, который долгое время был «прижатым к стенке» во время схваток, нередко приходится извлекать наружу, протаскивая через кровоточащую рану. В символическом смысле было бы гораздо благоприятнее, если бы он мог, задействовав свои собственные и материнские внутренние ресурсы, войти в этот мир в мирном и в то же время энергичном и решительном настроении.
По сути, новорожденный заслуживает того, чтобы ему был оказан теплый и радушный прием. Однако вместо этого ему в глаза бьет яркий свет ламп родильного зала. Проведя 10 лун в мягкой темноте околоплодного пузыря, младенец не может отреагировать на это иначе как болью. А если сразу после такого ослепления следует низвержение в мир холода, то ситуация становится и вовсе экстремальной. Перепад температур примерно на 15 °С при переходе из тепла материнского тела (около 37 °С) в атмосферу родильного зала (около 22 °С) едва ли доставит комфортные ощущения даже взрослому, что уж говорить о новорожденном. И единственным способом защиты от этого дискомфорта является крик, который ошибочно расценивают как позитивный признак, и ребенку прибавляется несколько баллов по так называемой шкале Апгар. Вместо того чтобы позаботиться о гармоничном переходе малыша из мирного единения с матерью в нередко хаотичную обстановку родильного зала, все участницы с упорством доводят до его сведения, что прекрасное время «одиночества вдвоем» и защищенности закончилось.
Ослепление ярким светом и погружение в холод — это действия, которые едва ли требуют специального толкования. А ведь раньше поступали и того хуже: сразу после мучительного «приветствия» ребенку перерезали пуповину. Пережим еще пульсирующей пуповины воспринимался большинством новорожденных как шок и боль, ведь он незамедлительно провоцировал ощущение удушья. То, что сотрудницы современных клиник считают это невозможным действием, поскольку пуповина не иннервирована, ничего не меняет в возникающей панике и острой боли ребенка в момент первого вдоха. Бесчисленные данные реинкарнационной терапии не оставляют никаких сомнений на этот счет.
В более чутких для малыша условиях помощницы пуповину новорожденному перерезают лишь после того, как она прекращает пульсировать. Тем самым ребенка избавляют от паники, удушья и жгучей боли. Ему не нужно расправлять крылья легких в экстренном режиме, напротив, у него есть время на то, чтобы сделать это плавно. Кроме того, сегодня в большинстве случаев ребенка сразу кладут на живот матери, так что он вскоре вновь оказывается под защитой ее тепла.

 

Раньше, если ребенок так и не подавал голоса, его переворачивали головой вниз и шлепали по ягодицам, пока он наконец не начинал кричать. Затем в глаза ему закапывали раствор нитрата серебра, поскольку в рамках так называемой профилактики по Креде было необходимо предотвратить возможную потерю зрения — подстраховка на случай, если мать страдала скрытой гонореей. Сегодня с этой целью используются менее агрессивные капли на основе антибиотика (либо же данная процедура не проводится вовсе). Такие действия с первых минут давали ребенку понять, что жизнь, в первую очередь, представляет собой мучение.
Незамедлительный забор крови из пятки при помощи маленького скарификатора также вписывается в общую картину происходящего и тоже имеет мифологическую подоплеку. Представительницы медицины принимают на себя роль змеи, символизирующей их профессию, а также длинной руки дьявола(по сути, роды с точки зрения младенца представляют собой вступление в полярный мир, а им, как говорил Иисус во время Тайной вечери, правит дьявол. В свете этого работа женщин-врачей мифологически тоже способствует этому. Кроме того, речь идет не о том, чтобы не пролить ни капли крови, а о том, чтобы в тот же миг не превращать ее в средство «приветствия»). В истории сотворения мира змею было поручено ужалить Еву и ее дочерей в пятку. Сегодня в рамках нашей медицины укусу этим жалом подвергаются и сыновья.
В то же время все эти внушающие страх меры имеют научное обоснование. Забор крови из пятки необходим для того, чтобы, в частности, выявить возможные наследственные заболевания. И все же, как бы рациональны и осмысленны ни были эти действия представителей современной медицины, на ритуал приветствия новорожденного они совершенно не похожи, кроме того, их вполне можно отложить на некоторое время.
Перед лицом сложных обстоятельств никогда не следует забывать и о том, что рождение неизменно представляет собой переходный кризис. Естественную тесноту нужно преодолевать с помощью агрессивной энергии, или энергии Марса. Роды никак не могут быть мягкими и плавными, однако они вполне могут быть смягчены чутким отношением к роженице и ее хорошей подготовкой, которая позволит интенсифицировать приложение силы Марса материнским организмом, тем самым облегчая процесс деторождения.
Новорожденный ведь также не переживает свое рождение как мягкое и приятное событие. Безусловно, момент его освобождения может быть наполнен не болью и шоком, а, напротив, всеобъемлющим чувством облегчения и даже триумфа. Мать же после окончания родов может даже испытать ощущения, близкие к оргазму; в этом случае можно с полным правом назвать роды праздником.
В любом случае мать испытывает безграничное облегчение, когда давление отпускает ее, и груз многих месяцев исчезает. Радость за ребенка и ощущение безграничной силы могут разрядиться в успешной последней схватке и выйти наружу вместе с новорожденным. Первичный крик, на который обращали внимание такие создатели первичной терапии, как Артур Янов, есть не что иное, как этот изначальный крик, в котором отражается все: радость и безумный триумф, невыносимая боль и невероятное облегчение. Опыт свидетельствует, что мать «забывает» о боли и «испытаниях на разрыв» в тот миг, когда появляется ребенок. Остается лишь воспоминание о том, каково это — пребывать исключительно в здесь и сейчас, что позднее проявляется в том, что матери охотно рассказывают о пережитых ими родах. Чем осознаннее они были, тем более интенсивным было переживание соприкосновения с силой творения. Контакт с этой первородной силой может в корне изменить каждую женщину.
Очень часто после родов мать, чувствуя полнейшее истощение, погружается в умиротворенный сон. Кто-то, наоборот, перевозбуждается и не может сомкнуть глаз. В такой экстраординарный момент возможны разные реакции, и ограничивать себя какими бы то ни было нормами и стандартами — совершенно неверное решение.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 1738 раз