Главная»Беременность и роды»Роды»Роды»Присутствие отца при родах

Присутствие отца при родах

Присутствие отца при родах

В течение долгого времени в клиниках даже нельзя было завести разговор о том, чтобы отец присутствовал при родах ребенка.

Роды считались исключительно женской территорией, даже если принимавший их персонал почти сплошь состоял из мужчин. Однако в недалеком прошлом отцам разрешили присутствовать при родах, и сегодня во многих клиниках такой вариант является привычным.
Еще 20 лет назад роль отца при родах ограничивалась тем, что через несколько часов после родов ему дозволялось через стеклянную перегородку взглянуть на новорожденного. Из однообразной череды запеленатых младенцев медсестра приподнимала одного, и отец мог лишь жестами как-то выразить свое приветствие ребенку. Возможность прикоснуться к ребенку или поговорить с ним практически исключалась уже хотя бы из гигиенических (преувеличенных) соображений. Эта дистанция, символически проявленная в форме стеклянной перегородки, исключавшей возможность подлинного телесного контакта, и символически усиленная фигурой чужой женщины, которой дозволено находиться к ребенку ближе, чем его собственному отцу, которому его показывают лишь издали, нередко накладывала отпечаток на дальнейшие отношения ребенка и отца. Сегодня же мы являемся свидетелями того, как цивилизация медленно, но успешно идет по пути признания важности фигуры отца в контексте родов.
За период клинических родов, исключающих присутствие отца, мы пришли к тем же выводам, что и архаичные народы, пусть и используя иную аргументацию. Последние не допускают присутствия отцов при родах, дабы защитить их от «злого» (или слишком сильного) влияния женской крови, что в большей степени свидетельствует о предрассудках в отношении «злого женского» начала. Возможно, архаичные народы чувствовали, что роды имеют инициационный характер, и мужчинам не разрешалось участвовать в женских ритуалах точно так же, как женщинам — в ритуалах посвящения мужчин.
Мы же во главу угла поставили микроорганизмы и объявили отца опасным источником инфекций. По этой причине ему не разрешалось присутствовать при родах, а контакты с новорожденным осуществлялись лишь через стеклянную перегородку. Как и у архаических народов, эти ограничения диктовались исключительно стремлением «сохранить лицо» отца. Лучшее, что, согласно этому пониманию, он мог сделать для матери и ребенка, — это временно самоустраниться. При этом такая неясная роль становится источником серьезных и «долгоиграющих» проблем.
Разумеется, нормальное, непроблематичное участие отца в процессе родов является важным преимуществом сточки зрения ребенка, поскольку он получает возможность увидеть лицо отца уже в первые минуты жизни, и недооцениваемый сегодня импринтинг может оказать на него позитивное воздействие.
Задолго до наступления эпохи клинических родов даже в наших широтах — в силу кажущихся сегодня невероятными опасений — мужчинам запрещалось вступать в такую чисто женскую сферу, как роды. Даже мужчинам-врачам (составлявшим абсолютное большинство) под угрозой штрафа запрещалось «опускаться вниз», помогать при родах, поскольку таковые считались нечистыми и опасными для представителей мужского пола. Очень давно люди верили (наверняка, из-за женских криков во время родов), что в родах участвуют демонические женские силы, способные нанести вред мужчине. Поскольку в те времена мужчина-врач не мог ничего предпринять в связи с родовспоможением, ему оставалось лишь с достоинством взирать на происходящее. Что уж говорить об отцах, которым приближение к «опасному» месту было и вовсе заказано.

 

Недопущение мужчин в роды также может быть связано с рядом постулатов иудейской традиции и, следовательно, с базой христианской культуры. Согласно этой традиции, во время менструаций и послеродовых очищений женщинам не разрешалось посещать храм и участвовать в религиозных действах, поскольку люди верили, что демоны питаются их кровью и тем самым притягиваются в соответствующие места скопления людей. Неслучайно и по сей день через 8 недель после Рождества католики отмечают праздник возвращения Марии в религиозную жизнь храма (2 февраля: Очищение Марии, или Сретение).
Несмотря на то, что такие воззрения в значительной степени стали фактом из прошлого, мы и сегодня можем сделать вывод о том, что сверхчеловеческая сила, которую продуцирует материнский организм во время родов, может показаться некоторым мужчинам необыкновенно огромной и привести к расстройству взаимоотношений в паре. В этом отношении роды действительно представляют угрозу для мужчины и, соответственно, для всей семьи.
В таких ситуациях было бы разумным правильно истолковать беспокойство мужчины и разрешить супруга от «бремени» присутствия при родах. Будущей матери и так есть чем заняться, а присутствие «большого ребенка» в лице мужа может оказаться избыточным грузом и даже принести разочарование.
Мишель Одан — великий реформатор и новатор современной гинекологии — тоже склоняется в пользу того, что отцам в родах не место. Часто случается, что они только мешают и становятся для своих жен источником скорее проблем, чем поддержки. Следует учитывать и то, что женщина не может в присутствии мужа при родах отпустить себя так, как того требует ситуация.
Кроме того, присутствие отца может самым негативным образом сказаться на сексуальных отношениях пары. Наблюдение за собственной женой в такой «биологической» ситуации, когда «вход в храм наслаждения», являет собой зияющую рану, запачканную кровью, мочой и калом, может сформировать в головах некоторых мужчин прочную негативную ассоциацию. И если она будет всплывать в соответствующие моменты, то влечение со стороны женщины может вообще не найти сексуального отклика у мужчины. Другие мужчины, будучи обреченными на пассивную роль статиста, переживают такой крах чувства собственного достоинства, что на его почве у них могут возникнуть невероятные психологические проблемы. С одной стороны, у них может закрепиться образ собственной слабости на фоне сильной жены, с другой стороны, они могут подсознательно оказаться не в состоянии простить ей это переживание. И то, и другое может разрушить хрупкую мужскую силу.
Нередко затрудняет ситуацию и то, что к моменту рождения первого ребенка многих мужчин и женщин еще нельзя назвать душевно зрелыми личностями. В большинстве случаев женщина, пройдя через беременность и осознанно пережитый акт нормальных родов, когда, превозмогая боль и прилагая невероятную силу, она дарит жизнь своему ребенку, внутренне взрослеет. Роды, как естественный ритуал, превращают ее в мать и взрослую женщину, что биологически является более чем целесообразным. А муж, который, быть может, еще совсем юношей, от одного только присутствия при родах если и взрослеет, то только юридически, но уж никак не душой.

Когда мужчина не был правильным образом подготовлен (что нередко случалось на заре новой практики), он испытывал слабость и даже терял сознание во время родов, поскольку у него не было ни заранее оговоренных задач, ни, собственно говоря, какой бы то ни было роли в этом процессе. Тогда как его жена, невиданным напряжением сил дарившая жизнь ребенку, оказывалась в центре внимания, он, скорее всего, лишь путался под ногами у персонала. Исходя из своего мужского понимания мира, выстроенного по принципу делания и исполнения своей собственной, значимой, роли защитника женщины, он не мог ничего сделать и ориентировался на тех, кто действовал. Однако, поступая так, он обращался к кровавой и непривычной для него сферы, где «делательницами» были акушерки и врачи. Понимание этого, равно как и ущемление его интересов, лишь отягощало бремя его переживаний. В худших случаях ему действительно становилось плохо. На эту тему сложено множество гинекологических баек. Чаще всего их основная идея заключается в том, что принять роды гораздо проще, чем обхаживать бледного папашу, находящегося на грани обморока.
В то время как мужчина становился свидетелем недюжинной силы своей жены и ее взросления, он нередко осознавал собственную детскость и связанные с ней слабость и бессилие. На его глазах женщина превращалась из его девочки в мать их общего ребенка, тогда как с мужчиной происходило скорее обратное, то есть он ощущал себя недостаточно взрослым для новой ситуации.
Вследствие этого у мужчины нередко формируется подсознательный страх перед сильной женщиной, которая рядом с ним. Если он все еще глубоко увяз в своем детстве, то, с одной стороны, это может привести к тому, что он вступит со своим ребенком, вокруг которого все крутится во время родов и после них, в отношения конкуренции. С другой стороны, случается и так, что мужчина начинает тосковать по своей девочке, с которой у него все получалось без особых проблем, тогда как теперь он испытывает трудности в отношениях с этой взрослой женщиной, занявшей место его девочки. Если эта ситуация не осознается, она может причинить весомый ущерб всем троим. К счастью, благодаря специальной подготовке отцов к их роли в родах многое изменилось к лучшему. Тем не менее, проблема адаптации к такому скачку в душевном развитии партнерши по-прежнему остается актуальной для мужчин.
Кроме того, та девочка, на которой он женился, всецело посвящала себя ему, тогда как эта «новая женщина» проводит все время рядом с ребенком, не находя для мужа ни времени, ни уж тем более терпения или сил. Если именно эта проблематика лежит в основе трудностей, она чаще всего выливается в «конкуренцию за грудь». Такие отцы часто ссылаются на кормление как на причину снижения их полового влечения, что, по сути, указывает на самую настоящую ревность.
Если принять во внимание все эти возможные трудности, то напрашивается вывод, что в наше время, когда не существует никаких твердых правил относительно присутствия отца при родах, не может быть и универсальных рекомендаций. Так что однозначного ответа на вопрос о том, должен/обязан/может ли отец присутствовать при родах, попросту нет.
Безусловно, хорош тот вариант, при котором с гинекологической точки зрения отец может присутствовать при родах, что, собственно, и находит сегодня все более широкое распространение. Учитывая ситуацию, мужчина и женщина должны спросить себя: хотят ли они, каждый по отдельности, чтобы отец присутствовал при родах; и хочет ли она, чтобы он присутствовал, — а при получении отрицательного ответа нужно узнать, почему он или она не хочет этого. Наконец, мужчине следует своевременно ответить себе на вопрос: готова ли его душа к тому, чтобы присутствовать при родах, достаточно ли он созрел для того, чтобы наблюдать, как его жена становится не только матерью, но и женщиной в подлинном смысле слова.
Женщина тоже может спросить себя: хочет ли она видеть рядом мужчину, нужно ли ей его присутствие во время родов. И женщине, и мужчине следует помнить, что для ребенка будет гораздо лучше, если с первых минут жизни рядом с ним будет и отец. Благодаря раннему импринтингу отношения между отцом и ребенком получат глубинную и позитивную базу.

 

Отцу следовало бы присутствовать при родах уже для того, чтобы обеспечить возможность позитивно окрашенного импринтинга в первые минуты жизни ребенка, о котором уже шла речь выше. Разумеется, предпосылками для такого решения являются надлежащая подготовка, внутренний настрой и достаточная духовная зрелость мужчины. Отметим: если будущая мать — в большинстве случаев не осознавая проблем партнера в связи с предстоящим рождением их общего ребенка — ожидает от него исполненного ответственности, взрослого отношения, это может возыметь отрицательный эффект. Дело в том, что в этом случае она то и дело затрагивает его слабое место, которое он сам уже достаточно давно расценивает как проблему, пока не поддающуюся разрешению.
Если женщина предполагает наличие у мужа определенной проблемы в связи с присутствием при родах, будет даже лучше, если она снимет с его плеч этот груз и пригласит в качестве сопровождающего лица подругу или мать. Конечно, последний вариант предполагает хорошие и мирные отношения между двумя поколениями, которые, по сути, встречаются не так и часто.
Гинекология — это первая отрасль классической медицины, которая, в принципе, допускает присутствие близких, в том числе и при таких операциях, как кесарево сечение. Если все участники процесса получили соответствующие инструкции, то такой подход дает позитивные результаты. Правда, многие мужчины переживают роды как оскорбительный акт, катализаторами которого явились они сами, и поневоле вспоминают об этом впоследствии при каждом половом акте. Это может оказать на сексуальное влечение мужа столь же тормозящее действие, сколь и понимание того, что естественный ритуал родов превратил его девочку в женщину.
В других культурах сформировались иные подходы к вживанию в роль отца, которые были обусловлены необходимостью, а также традицией. К примеру, среди коренных жителей Филиппин распространена практика, при которой муж помогает роженице физически: он сажает ее к себе на колени, удерживает и подбадривает ее во время схваток. Преимущества данной практики трудно переоценить: отец играет поистине важную роль в процессе родов и тем самым становится его активным участником, он делает серьезное дело и испытывает самые трогательные переживания. Когда ребенок появляется на свет, он видит не только мать, но и отца, так что важные моменты импринтинга задействованы так, как положено.
Бурушо в Индии придерживаются совсем иной практики: во время родов отец ребенка охраняет вход в дом, чтобы оградить роженицу и ребенка от любых враждебных влияний. С психологической точки зрения выбор данной роли представляется более чем уместным, ведь при таком раскладе отец ребенка осуществляет важную функцию и в то же время находится на расстоянии, достаточном для того, чтобы не навредить ни другим, ни себе.
Подобного рода соображения позволяют сформировать более возвышенное отношение к родам, при котором процесс родов и значение вытекающей при родах крови получили бы рациональное обоснование, и их восприятие освободилось бы от старых предрассудков. Тем не менее, по отношению к душевным взаимосвязям мы и сегодня проявляем подчас меньшую чуткость, нежели многие так называемые первобытные люди, которые, выполняя ритуалы, достигали несравненно больших успехов с точки зрения всех участников процесса родов.
В то время как архаические народы считают вредной и опасной не только менструальную кровь, но и кровь, вытекающую из женского организма при родах и в послеродовом периоде, вследствие чего мужчинам предписывается не участвовать в данном действе, мы считаем такое отношение бесчинством. А ведь помимо того, что, согласно представлениям этих культур, следует избегать половых контактов в ненадлежащее время, обычаи помогают мужчинам сохранять лицо во время такого события, в ходе которого они, скорее всего, только мешали бы и к которому большинство из них еще не готовы внутренне. Из-за того, что мы принимаем эти обычаи за предрассудки и игнорируем их, отцы внезапно получили доступ в ту сферу, в которой они недостаточно или совсем не компетентны и где им не отведено никакой конкретной роли, что дополнительно усложняет взаимоотношения в семье и усугубляет неуверенность мужчин в себе.
Гинеколог Мишель Одан сегодня придерживается мнения, что, в силу тех затруднений, с которыми связано присутствие отца при родах, ему лучше не находиться в родильной палате; данную мысль подтверждают и традиции большинства архаических культур. Даже если сказанное представляется нам чуждым, многовековой опыт зачастую доказывает обратное. По крайней мере, нам точно следует учитывать данный аспект в сегодняшних обстоятельствах.
Тем не менее, присутствие при родах может и должно стать для супруга бесподобным упражнением в смирении, равно как и вживание е роль второй скрипки в послеродовом периоде. Если он вчувствовался в эту роль, присутствие при родах может стать одной из высших точек его жизни. Если он использует данную возможность, то его вряд ли выставят из родильной палаты, и, возможно, когда ребенок появится на свет, он сможет взять его на руки и положить на живот своей жене либо нежно и уверенно обнять его после того, как акушерка положила ребенка на живот матери.
В то же время, свои личные амбиции такому помощнику следует оставить за дверью родильной палаты. Нередко роль отца при родах сводится к тому, чтобы в решающий момент, когда ребенок уже родился, он взглянул на свои (точно идущие) часы и записал точное время рождения.
Безусловно, решение относительно присутствия отца при родах следует принимать, ориентируясь на конкретную ситуацию. Люди, которым в силу профессии приходится часто иметь дело с родами, могут дать совет, основанный на собственном опыте. Однако такой опыт скорее напоминает неосознанно ведомую статистику, которая не может в полной мере отразить всех аспектов конкретной ситуации. Важно, чтобы будущий отец (равно как и будущая мать) принял для себя решение в данном вопросе; в таком случае легче будет разбираться и с последствиями.

 

Если одни женщины не представляют себе рождения ребенка без присутствия на родах отца, то другие, наоборот, испытывают колебания между желанием иметь кого-то рядом для моральной поддержки и возможностью быть одной, чтобы чувствовать себя свободно и непринужденно. Кричать, если очень хочется; не испытывать неловкости от того, что находишься не на должной высоте, и не бояться оказаться не столь красивой, какой вас привыкли воспринимать.
Если для одних отцов присутствие на родах является абсолютно естественным делом, то для других — это скорее долг, обязанность, навязанная ему окружением и общественным мнением. Чувствуя себя не в своей тарелке, находясь под впечатлением от насыщенной эмоциональными переживаниями ситуации, они оказываются в растерянности, и пользы от них совсем немного.
Есть один аспект в присутствии отца на родах, над которым следует поразмышлять.
Для гармоничной супружеской жизни в будущем очень важно, чтобы не произошло ни для одной из сторон ни ущемления прав, ни принуждения. Будущая мать должна понимать нерешительность будущего отца, так же как и он должен понимать потребность матери в психологически комфортной обстановке в стрессовой для нее ситуации.
При взаимоуважении всегда можно прийти к компромиссу. Каждый должен заранее знать, на что ему рассчитывать. Будущая мать должна понимать, что присутствие отца на родах не является неким обезболивающим фактором и что она может пережить глубокие эмоциональные чувства, которые, возможно, негативно повлияют на будущие половые сношения.
Из этого следует, что присутствие отца на родах должно быть абсолютно добровольным и желаемым, как и решение матери о способе вскармливания ребенка.

Чтобы отец спокойно пережил этот волнующий момент в своей жизни, он не должен чувствовать себя ни стесняющим, ни стесненным. Короче говоря, нельзя от него требовать больше, чем он может дать.
Если все же мать нуждается в присутствии отца, то он может быть рядом, но только в первый период (раскрытие шейки матки), который длится примерно 7 часов (для перворожающей). Разговаривая с будущей матерью, он успокоит ее и постарается помочь ей избежать страха. В этот период, когда акушерка заходит в родильный зал лишь время от времени, чтобы проверить, как протекает процесс раскрытия шейки, отец может оказать посильную помощь. Следя по специальным приборам за частотой, регулярностью и*силой схваток, он сообщит об окончании очередной схватки, что означает приближение паузы отдыха, и, напротив, умолчит о приближении следующей, чтобы организм матери вместо необходимого расслабления рефлекторно не напрягался. Если будущий отец посещал курсы по подготовке к безболезненным родам, то он сможет помочь матери в момент схваток правильно дышать.
Когда шейка матки полностью раскрыта и роженица лежит на родильном столе, отец может не пожелать присутствовать на втором этапе родов. Мать не должна настаивать на том, чтобы он непременно увидел появление на свет ребенка. Видеть женщину в момент физических страданий, реально видеть кровь — это не просто смотреть документальный фильм. Это совсем другое дело. Увиденное, о чем отец даже и не подозревал, может чрезвычайно глубоко его травмировать. В момент изгнания плода отец может выйти в коридор. Как только ребеночек появится на свет, отца пригласят войти и принять его в свои объятия.
Если же отец изъявляет желание остаться до конца и услышать первый крик своего ребенка, но при этом ему не хотелось бы все видеть, он может присутствовать, сидя у изголовья и тихо разговаривая. Он окажется полезным, подавая кислородную маску и подсказывая дыхательные упражнения, исполняя таким образом свою роль моральной поддержки.
Очень важно, чтобы супруги обсудили присутствие отца на родах заранее. Это станет залогом будущих успешных взаимоотношений, ведь жизнь постоянно устраивает испытания.

 

Большой популярностью в последние годы пользуются семейные роды, при которых во время рождения ребенка в родильной комнате могут присутствовать близкие родственники. Наиболее часто при родах хотят присутствовать будущие отцы детей. Окончательное решение о чьем-либо присутствии при родах принимает только женщина. Многие относятся к этому негативно. По данным проведенных исследований, 50% женщин считают, что наблюдающие роды мужчины потом теряют половое влечение к рожавшей женщине. Если женщина морально не готова к участию в родах мужа, то от этого стоит отказаться, так как излишнее эмоциональное напряжение может затруднить течение родов. Решение о совместных родах должно быть принято заранее, возможно, даже после консультации психолога или посещения специальных курсов для будущих матерей и отцов. Также возможно отрицательное отношение к этому вопросу со стороны мужчины. Причинами этого может быть то, что кому-то трудно видеть физические страдания женщины, кто-то боится вида крови. Хотя было научно доказано, что отцы, присутствовавшие при рождении ребенка, теснее привязаны к нему и начинают заботиться о нем с первых дней жизни. Вообще сам факт того, что рядом с тобой в такой ответственный момент жизни находится близкий человек, значительно облегчит эмоциональное напряжение. Его забота и участие в родах принесет только положительные результаты.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 6396 раз
Другие материалы в этой категории: « План родов Роль сопровождающего лица при родах »