Главная»Беременность и роды»Роды»Роды»Теории и школы родовспоможения

Теории и школы родовспоможения

Теории и школы родовспоможения

Сегодня роды в большинстве случаев по-прежнему принимаются в условиях медицинского контроля, согласно старой клинической схеме (причем в самом прямом смысле слова).

Роженица принимает более или менее фиксированное положение, а предпочтительной позицией деторождения является позиция «лежа на спине», потому что, как утверждается, только она позволяет с помощью соответствующего оборудования измерять тоны сердца рождающегося ребенка. Хотя и персонал, и мать являются активными участниками процесса, роль первой скрипки, как правило, отводится данным измерительных приборов. Считается, что записи схваток (токография) и измерения тонов сердца ребенка (кардиография) позволяют оптимальным образом контролировать ситуацию, а с помощью инъекций окситоцина можно регулировать схваточную деятельность. Все чаще прибегают к активному проколу околоплодного пузыря (амниотомия), поскольку в противном случае прикрепить к голове ребенка необходимые для проведения измерений электроды не представляется возможным.
В то же время, многое из перечисленного на сегодняшний день в значительной мере утратило свою актуальность, поскольку современные ультразвуковые приборы, предназначенные для мониторинга состояния ребенка при родах, позволяют получить полную картину ситуации. Так что многие продвинутые клиники перестали прибегать к проколу околоплодного пузыря. Зафиксированная на теле матери ультразвуковая головка позволяет полноценно наблюдать за ходом родов. Таким образом, на начало родов околоплодный пузырь остается целостным, что, как доказано, позитивно влияет на состояние ребенка. Когда же пузырь лопнул и воды отошли, появляется возможность выяснить, не попали ли в околоплодные воды фрагменты детского стула (мекониума). И следует иметь в виду: то, что раньше относилось к разряду внушающих опасение признаков, на самом деле не должно причинять беспокойства, — как мы знаем сегодня. В условиях сильного стресса ребенок вполне может «наделать в штаны». Это относится и к маленьким, и к еще не рожденным детям. В то же время, причины этого могут быть и другими. Современные методы исследования, такие как забор микроскопических количеств крови или кислородный зонд, позволяют с гораздо большей точностью установить, не страдает ли ребенок от недостатка кислорода. Вот еще один повод отказаться от проколов околоплодного пузыря.
Промежностное сечение, долгое время бывшее стандартной практикой, сегодня применяется лишь в 30% родов, что указывает на то, сколь излишним оно всегда было(в рамках так называемого перинатального исследования сегодня каждые роды в клинике становятся объектом учета и анализа, дабы данные исследования были надежными и подробными). Французский гинеколог Мишель Одан уже давно доказал, что необходимость в промежностном сечении возникает крайне редко.

 

В серьезных случаях в процесс родов в старом, однако очень активно применяемом в наши дни стиле родовспоможения, медики с легкостью применяли различные техники: от наложения щипцов до кесарева сечения, поскольку родильный зал в большинстве случаев был оборудован в духе операционной. Сегодня облик родильного зала постепенно меняется, прежде всего потому, что при необходимости пациентку можно быстро передислоцировать в соседнюю операционную. Облегчение приносит и то, что за последние 10 лет изменились представления о гигиене. Практика показывает, что педантичные и скрупулезные меры предосторожности, по большому счету, не дают ожидаемого эффекта. Инфекционные квоты в ставших более либерализованными родильных залах не выше, чем в условиях действовавших ранее требованиях касательно стерильности операционного зала. Было выяснено, что основным каналом проникновения инфекции являются руки гинекологического персонала. И стоит упомянуть, что об этом еще в позапрошлом веке говорил Игнац Земмельвайс (1818-1865).
Преимущества впечатляющих возможностей современной медицины являются одновременно и недостатками. Потому что скорость и ход процесса родов определяет не материнский организм, а системная аппаратура. Медики охотно делают все, что только можно сделать, забывая о золотом правиле: ограничиваться тем, что действительно необходимо. Отметим, правда, что сегодня многое в этом отношении меняется к лучшему. В клиниках все чаще приходят к пониманию того, как важно организовать в помещениях обстановку, максимально напоминающую домашнюю, хотя бы для того, чтобы клиентки шли рожать к ним и тем самым подтверждали правильность сделанного ими выбора. На фоне всех этих позитивных изменений очевидно, что, если бы высокотехнологичная медицина действительно всегда была необходима, то человечество должно было бы вымереть уже на очень ранних этапах своего существования.
В то же время, для некоторых матерей ощущение безопасности настолько важно, что они решительно не хотят отказываться ни от каких орудий из арсенала классической медицины. В основе такого подхода лежит «философия делательниц», интересы которых являются технически-функциональными и которые — в большинстве случаев совершенно опрометчиво — полагают, что ребенок пока мало чего чувствует.
На противоположном полюсе находится школа хирурга и гинеколога Мишеля Одана, в практике которой (в стенах клиники Питивье) зарегистрировано самое малое по всей Франции количество промежностных сечений, родов с наложением щипцов и кесаревых сечений. Ее приверженцы сокращают объем медицинских вмешательств до абсолютного минимума. Основная идея заключается в том, чтобы позволить роженице вернуться в управляемое инстинктами состояние, в котором под воздействием эндогенных эндорфинов к женщине возвращается ее природное чутье и она сама определяет для себя самую оптимальную и естественную позицию. Одан стремится вернуться к старому как мир природному пути, по которому человечество идет уже не один миллион лет. При этом подход, которого придерживается Одан и разделяющие его идеи женщины-врачи, отнюдь не сбрасывает со счетов достижения технического прогресса. Напротив, именно приверженцы его школы первыми применили методику снижающих болезненные ощущения родов в неглубоком бассейне — методику, которая предусматривает использование высокотехнологичной ванны.

Большой заслугой Фредерика Лебойера является то, что именно он перевел фокус внимания врачей на ребенка. Его предложения относительно родов без насилия направлены в первую очередь на то, чтобы оказать новорожденному любящий и достойный прием. В противоположность Одану, он не был клиническим специалистом, тем не менее, в самых разных уголках мира женщины-гинекологи на практике подтверждали и подтверждают правоту его идей.
Проще говоря, Лебойер вернул родам в клинических условиях нотку человечности. Именно он был первым западным гинекологом-мужчиной, который заявил: роды — событие архетипически женственное, и поэтому они требуют создания соответствующей обстановки и атмосферы.
Грантли Дик-Рида можно назвать пионером от медицины в сфере естественных родов. Именно он первым понял, что значительная часть родовых болей обусловлена страхами роженицы. Его влияние на классическую медицину было значительным и отразилось в первую очередь на структуре и содержании курсов по родоподготовке. На курсах он делал серьезный акцент на информирование и подготовку беременных, на разрыв порочного круга страха, напряжения и боли. Его основным стремлением было возвращение к естественным родам.
Акушерка Шейла Китцингер получила мировую известность благодаря своим страстным выступлениям с призывом относиться к матерям и отцам как ко взрослым людям, имеющим свободу выбора, дабы они и их ребенок могли проживать ситуацию родов в оптимальных условиях. Помимо этого, она защищала интересы ребенка как сознательного существа с определенными жизненными правами. В США ее влияние было еще сильнее, нежели влияние французской школы; ее взгляды внесли существенный вклад в формирование отношения к родам как к естественному и прекрасному акту.
Английский врач Роберт Брэдли делал акцент на вовлечении партнера в процесс родов. В преддверии родов партнер или подруга роженицы проходили курс обучения, позволявший им принять на себя часть терапевтических функций. Безусловно, такой подход может иметь и недостатки, особенно если такие непрофессиональные помощники или помощницы преувеличивают свою роль в процессе и начинают перетягивать на себя «одеяло» с «плеч» женщин-врачей. Так что благие намерение вполне могут активизировать не самую приятную теневую проблематику патриархальных отношений, поскольку хозяин дома возносит себя еще и «руководителем» родов.
Разработанный в России и популяризированный французским ученым Фердинандом Ламазом метод, названный в его же честь, широко распространен в России и Франции, применяется он и во многих других странах. Этот метод берет начало в школе изменения поведения посредством обусловливания, основанной еще Иваном Павловым. В первую очередь метод Ламаза предполагает целенаправленное просвещение женщины, позволяющее избавить ее от страхов и отвлечь от болевых ощущений посредством расслабляющих упражнений и ритмического дыхания.
Каждая из перечисленных теорий и методик концентрирует внимание на определенных аспектах и, тем самым, превращается в «защитницу» тех или иных преимуществ родовспоможения. Разумеется, идеальным был бы вариант, при котором учитывались бы все методы. И лучшим результатом этого было бы признание естественных родов, понимание того, что это очень важное, но совершенно нормальное, данное нам от природы явление.
Уже пришло время сделать нужные шаги к примирению между крайними позициями и школами родовспоможения, поскольку успехи высокотехнологичной медицины позволяют нам вернуться к естественному течению процессов, сопровождаемому приятным чувством безопасности и надежности.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 1772 раз