Главная»Дети»От 1 до 3»Питание ребенка от 1 до 3»Поведение ребенка во время еды

Поведение ребенка во время еды

Поведение ребенка во время еды

Теперь, когда мы собрали все стороны питания детей ясельного возраста в единое целое, давайте поговорим о типичных столкновениях, в которых приходится участвовать родителям, и о том, как лучше себя вести в подобных ситуациях.

Стратегия проста: выполнять свои обязанности с учетом принципа разделения ответственности и подавлять в себе соблазн сделать что-то за ребенка. Например, когда моему младшему сыну Куртису было два года, он охотно забирался на свой высокий стульчик, готовый выполнять свою часть обязанностей в кормлении. Однако в голове у него застряла мысль, которую он непременно хотел проверить на мне. Куртис усаживался на стульчик, складывал руки на груди и заявлял: «Я не хочу кушать». Не знаю, с чего он взял, что его прием пищи является моей заботой. Поскольку это был мой третий ребенок, я уже знала, что делать в подобной ситуации. Возможно, она возникала потому, что мальчик хотел выяснить, что же произойдет дальше.
Так или иначе, я знала предполагаемый сценарий. Мне отводилась реплика: «Дорогой, но ты должен поесть!» У Куртиса хитро блестели глаза, и я понимала, что это приглашение к сражению. Думать приходилось быстро. Я боялась, что мальчик может действительно отказаться от еды. В голодном состоянии он становился вспыльчивым, возбудимым, и с ним очень тяжело было справиться. Я также понимала, что он пытается заставить меня сделать множество вещей, по большей части унизительных. Я должна была просить, умолять, угрожать, пытаться действовать подкупом и играть в игру «вот летит аэроплан». Дело было еще и в том, что я не имела права и возможности заставлять его есть, если он этого не хотел. И я говорила: «Хорошо, ты есть не хочешь. Тогда просто составь нам компанию на пару минут, а потом можешь идти». Это ставило Куртиса в тупик: игра могла бы получиться такой интересной, а мама не захотела в нее играть. Мальчик сидел с нами примерно минуту, а затем говорил: «Я тоже хочу». Он съедал свою порцию и просил добавки. Так трапеза и проходила.
Куртис давал мне недвусмысленное приглашение сделать за него работу по приему пищи. Если бы я его приняла, из трапезы не получилось бы ничего хорошего. Позже я приведу еще примеры проблем, с которыми вы можете столкнуться.

 

 

«Я не голоден»

 

«Я не голоден» является небольшой вариацией на предыдущую тему. Разница здесь только в расчете времени. Вы зовете ребенка к ужину; он с головой ушел в игру и не имеет ни малейшего понятия о том, что у него должен был уже кончиться запас энергии. Может помочь пятиминутное упреждение, но даже если вы его сделаете, малыш скорее всего искренне ответит: «Я не голоден». Хотя, возможно, ему просто интересна ваша реакция на его слова. Ответ: «Дорогой, ты должен был уже проголодаться; ты не ел несколько часов» будет означать, что у ребенка получилось то, что он хотел. Вы пересекли запретную линию и взяли на себя ответственность ребенка за то, сколько есть и есть ли вообще. Он выиграл эту игру, потому что у вас нет способов заставить его есть. Однако вы можете сделать шаг назад, вернувшись на свою территорию. Вы отвечаете за то, что есть, когда и где, то есть на вас лежит ответственность за режим и ограничения. Скажите следующее: «Ты не хочешь кушать, но мы-то хотим. Посиди с нами немного». Велика вероятность того, что, оказавшись за столом, ребенок отключится от игры и заинтересуется едой. Хотя, возможно, и нет. В этом случае через две-три минуты разрешите ребенку выйти из-за стола. Не держите его там в надежде, что он поест, иначе в следующий раз он вам не поверит. Если ситуация, когда малыш все-таки отказывается поесть, повторяется часто, установите таймер. Всем будет гораздо легче оставаться по свою сторону разделительной линии ответственности, когда трапеза имеет четкие границы. Отпуская ребенка из-за стола, говорите: «Следующая еда во время перекуса». Имейте в виду, что эти слова предназначены скорее вам, чем вашему малышу. Он понимает вас, потому что дети ясельного возраста вообще понимают гораздо больше, чем нам кажется. Но он вашим словам не поверит: для него это всего лишь теория, которая требует проверки.

 

«Теперь я голоден»

 

Наш хитрый малыш встал из-за стола, не поев, и отправился играть дальше. Спустя пять минут он возвращается и просит кушать. Соблазн велик. Перед вами ваш бедный ребенок с глазами, полными мольбы. Какой родитель сможет отказать несчастному малютке в еде? И имейте в виду, что попытка ребенка взять на себя вашу обязанность по режиму и ограничениям не является отвратительным поведением избалованного ребенка; Это всего лишь эксперимент с целью изучить, где кончаются ограничения. Поэтому вы говорите: «Нет, ты сказал, что не хочешь есть. Иди играть».
Ребенок не ответит что-то вроде: «Извини меня. Мне очень жаль». Нет. Скорее всего, он примется хныкать, плакать, расстраиваться, висеть у вас на руке. Ваша обязанность игнорировать его поведение до тех пор, пока он не перестанет капризничать. Если вам повезет, малыш прекратит вести себя подобным образом уже через несколько секунд и вернется к занятиям, которые вы одобряете. После этого вы можете обратить внимание ребенка на что-нибудь, кроме еды, например: «Смотри, какая замечательная книжка/машинка/пазл». Если он продолжает капризничать, скажите ему: «Нет, ты не можешь это делать» и оставьте его с самим собой на несколько минут. Чтобы прервать сражение и дать ребенку возможность успокоиться самостоятельно, посадите его на пол или на невысокий стул. Не злитесь на него, не читайте нравоучений, не ворчите. Тем самым вы окажете ему внимание и этим поощрите за плохое поведение. Будьте деловиты, игнорируйте его до тех пор, пока он не успокоится. Затем дайте ему возможность поиграть, но не капризничать. Вы должны четко осознавать, что то время наедине с самим собой является обучением, а не наказанием. Без подобного обучения ребенок не будет знать, какое его поведение вы одобрите.
Прежде чем научиться твердо настаивать на своем, вы наверняка пройдете через множество экспериментов. Вы позволите ребенку вернуться за стол, но, оказавшись там, он снова откажется есть и испортит вам трапезу своим отвратительным поведением. Если вы быстро учитесь, вам хватит нескольких концертов, чтобы осознать необходимость умения настаивать на своем. Если вы учитесь медленно, не унывайте: у вас все получится. Если вы вообще не умеете учиться, обратитесь за помощью. Борьба подобного рода непродуктивна - она портит отношения и лишает вас удовольствия от еды.

 

«Мне это не нравится!»

 

Вашему ребенку не нужен язык, чтобы сказать, что он не нашел на столе ничего привлекательного и кушать выставленное перед ним блюдо не собирается. Вашим лучшим ответом будет проигнорировать его. Еще вы можете сказать: «Тебе не обязательно это есть - здесь много другой еды». Неплохим ходом будет ободрить ребенка, но вы должны быть готовы к отсутствию у него реакции. Мой старший сын Лукас смотрел на еду и сообщал: «Мне не нравится». Я обычно отвечала: «Попробуй. Тебе должно понравиться». Тогда он охотно пробовал, и в большинстве случаев пища ему действительно нравилась. Однако Лукас знал, что ему необязательно пробовать, если он этого не хочет, и если пища ему не нравится, он не обязан ее есть. Но даже такое мягкое стимулирование выглядело для Куртиса как вторжение на его территорию. Однажды, когда я сказала ему: «Попробуй, тебе понравится», он бросил на меня весьма красноречивый взгляд. Если и когда ваш ребенок пробует новую пищу, вы можете сказать: «Я вижу, ты попробовал ее», но никогда не говорите: «Какой ты храбрый. Я горжусь тобой. Ты мой маленький ангелочек». Одобрение необходимо, но похвала отнимет у ребенка удовольствие свершения. Похвала делает его прием пищи вашей собственностью, и малышу становится нечем гордиться.
Тупиковые ходы, с которыми у вас есть соблазн поэкспериментировать, могут начинаться словами: «Это вкусно, тебе понравится», «Это сделает тебя большим и сильным» или «Ты должен взять хотя бы немного». Неосторожные высказывания подразумевают давление на ребенка, они переходят границу разделенной ответственности. Вы и так делаете все возможное, чтобы ваш малыш поел. То, что пища вкусна, вы демонстрируете на собственном примере. Урок правильного питания не поможет - детей не волнует, насколько пища полезна, их больше заботит ее вкус Дальнейшие эксперименты с предложением «одного кусочка» оставляю на ваш страх и риск. Заставляя ребенка съесть хотя бы один кусочек пищи, вы нарушаете его право выбора. Вам это сойдет с рук, если ваш малыш послушен, но если он похож на Куртиса, дело плохо.
На фразу ребенка: «Я не буду это есть!» самым непродуктивным ответом является: «Чтобы ты тогда хотел?» Несмотря на усталость, вам приходится вставать из-за стола, готовить на скорую руку замену. К усталости добавляется раздражение, а если ребенок все равно отказывается есть, то и отвращение. Отказывается же ребенок очень часто. Теряете вы оба: вы - потому что не
можете насладиться ужином, а ребенок -потому что за отсутствием выбора и его последствий не получает нужного опыта. Если ребенок отказывается кушать, последствием его поступка является голод сразу после трапезы. Убедитесь, что в этом виноват он, но не вы.

 

«Хочу каши. Пожалуйста»

 

Сейчас мы поговорим о ребенке ясельного возраста, который обозревает стол и, не найдя ничего по вкусу, требует альтернативы. Мало того, требование он сопровождает волшебным словом. Вы спросите себя: «Что не так с кашей? Я не должна ничего готовить дополнительно; каша удобна и к тому же мы просто можем поставить ее на стол на случай, если ребенок откажется от всего остального». Не сомневайтесь: я объясню, что такого неправильного в каше. Если вы услужливо готовите альтернативное блюдо, то лучше всяких слов доносите до ребенка послание: «Я не ожидаю, что ты научишься кушать». Помните: ребенок хочет расти с уважением к приемам пищи, но с удовольствием изберет путь наименьшего сопротивления, если вы позволите. Родители с какой-то гордостью сообщают мне, что всегда держат на столе банку с арахисовым маслом на случай, если их ребенку не понравится основное блюдо. Логика, конечно, в этом есть. Дело в том, что арахисовое масло питательно и может заменить собой мясо. Таким образом, ребенок получит нужные питательные вещества, даже если откажется от основного блюда. Некоторые считают, что замененное блюдо должно быть простым: никакого сахара в каше, никакого желе на арахисовом масле. Погоды это не делает: смысл послания остается тем же. В питательном отношении с подобной стратегией все в порядке, но в плане развития - нет. Готовность предложить альтернативное блюдо делает ребенка ответственным за меню и не дает ему возможности научиться есть питательную и разнообразную пищу, выставленную на семейном столе. Незнакомое блюдо вызывает у ребенка неприятие (впрочем, как и у нас). Если вы не будете давить на малыша, он справится со своим отношением и постепенно научится любить новую пищу. Когда альтернатива под рукой, ребенок не сможет стать организованным и ничему не научится. Возможно, вас удивляет, почему я рекомендую постоянно выкладывать на стол хлеб и не одобряю кашу и арахисовое масло. Потому что хлеб является обыденной частью трапезы, им не заменяют другие блюда, и вся семья его с удовольствием ест. А вот арахисовое масло или каша являются альтернативой другим блюдам.
Вариации на тему «арахисовое масло на столе» подобны тактике, когда овощи запрятывают в блюда, чтобы ребенок их поел. Гордые своей смекалкой родители рассказывали мне о моркови в мясном рулете, измельченных цукини в соусе для спагетти и свекле в шоколадном кексе. Умные хитрости, но все-таки хочу повторить: подобная стратегия хороша в питательном отношении, но в плане развития в ней нет ничего полезного. Честно говоря, я и сама проделывала подобные трюки в надежде, что дети поедят. Мне она не помогла: дети всегда были на шаг впереди меня. Практика показывает, что если вы изо всех сил стараетесь впихнуть еду в ребенка, вы пересекаете запретную черту разделенной ответственности. Мало того, ваш ребенок быстро вычислит, в какие блюда вы прячете овощи, и вскоре начнет отказываться не только от овощей, но и от самих блюд. Все дело в намерениях. Нет ничего страшного в том, чтобы класть тертую морковь в мясной рулет, если ребенок овладел умением есть морковь и если та добавляет блюду вкус и аромат. Однако дело обстоит куда хуже, если ваше намерение - обмануть малыша, чтобы он поел моркови. Ваша нечестность в отношении еды сделает ребенка подозрительным. К новой пище он будет относиться настороженно и враждебно.

 

«Смотрите, какой я хороший едок!»


Одну маму, которая пришла ко мне на прием, заботил слишком хороший аппетит ее 18-месячной дочери. Девочку удочерили, когда ей было 4 месяца. Новые родители специально ездили за ней в Китай. По приезде туда они с облегчением обнаружили, что малышка ухожена, ее не ограничивают в еде и всячески поощряют хорошо кушать. Сначала девочка ела много. Ей нравилась ее молочная смесь, легко прошел и переход сначала на твердую, а потом и на обычную пищу. В общем, отсутствием аппетита малышка не страдала. Однако теперь ее мать беспокоилась, что та ест слишком много, потому что вес ребенка быстро увеличивался и уже превышал норму. Я привыкла к подобным историям. Их рассказывают родители тех приемных детей, которые жили в условиях с недостаточным питанием. Такие обездоленные в младенчестве дети, попав в нормальные условия, начинают очень много есть и никак не могут насытиться. Если взрослым путем множества повторений удается убедить ребенка, что еды достаточно, что никто не собирается отнимать ее у него, тот вскоре успокаивается и перестает быть таким ненасытным. Однако если взрослые тревожатся из-за слишком хорошего аппетита ребенка и начинают ограничивать малыша в еде, ребенок начинает есть еще больше. Но в данном случае ситуация была другая, и я не могла связать переедании девочки с ограничениями в пище. Ее мама уверяла меня, что вся их большая семья так радовалась здоровому аппетиту девочки, что та во время еды постоянно оказывалась в центре внимания. «Посмотрите, как хорошо она кушает!» - восклицали тетушки, дядюшки, дедушки и бабушки, с умилением взирая на то, с какой жадностью девочка атакует пищу. И я получила ответ: малышке нравилось угождать, она научилась радовать аудиторию своим аппетитом. Конечно, чтобы знать точно, мне требовалось взглянуть на ситуацию более внимательно, не ограничиваясь коротким разговором с матерью. Моя теория о том, что детям свойственно обзаводиться странными привычками, если те радуют их родителей, подтвердилась. Случаи, когда дети слишком много едят, встречаются не реже, чем случаи, когда дети, словно по команде, начинают отрыгивать пищу или набивать ею рот, становясь похожими на бурундучков. В самом начале такое поведение является случайным, но, видя реакцию родителей, дети делают это снова и снова. Какой ребенок откажется от возможности порадовать родителей, если тем так нравится вскакивать из-за стола, вытаскивать его из высокого стульчика и бежать к раковине, чтобы ребенок мог продемонстрировать свои таланты в рвоте на бис? Ребенку, экспериментирующему над контролем, доставляет большое удовольствие, когда родители обхаживают его, пытаясь вытащить еду у него изо рта. Не демонстрируйте лишних эмоций, когда обтираете лицо малыша или вытаскиваете у него из-за щек запасы «на черный день», игнорируйте его поведение - только тогда у малыша не появится странных пищевых привычек и он не возьмет над вами власть. Мораль этой истории? Относитесь спокойно к тому, как ест ребенок. Его страшное поведение во время еды тоже не стоит лишних эмоций.



«Я сам»

 

В самый разгар обсуждения необходимости ограничений мы не должны забывать о стремлении ребенка к независимости, стремлении быть отдельной личностью. Как я уже говорила, чтобы успешно справляться с едой, дети должны удовлетворять свои эмоциональные нужды. Нутриционист из Индианаполиса Пэм Эстес рассказывает о 13-месячном Тобине. Эстес участвует в программе, предназначенной для детей до трех лет, которые имеют пороки развития-или нуждаются в особом уходе по состоянию здоровья. Такая программа есть в каждом штате, и в Индианаполисе она называется «Первые шаги». Тобин родился умственно отсталым и вдобавок его кости формировались неправильно. Он хорошо справлялся с питанием из соска, но в возрасте четырех месяцев, когда мать попыталась перевести мальчика на твердую пищу, дела пошли настолько плохо, что ей пришлось вернуться на исходные позиции. К дню знакомства Эстес с семьей с мальчиком уже работали врачи: специалист по трудовой терапии пытался уменьшить восприимчивость его рта, а физиотерапевт помогал ему с умением контролировать мышцы. Процедуры не пугали ребенка, не отбивали у него охоту к мягкой пище. Он мог жевать и глотать, но пища не вызывала у него интереса. Мама малыша жаловалась, что кормление ребенка занимает у нее весь день и что во время*него мальчик часто отрыгивает даже полужидкую пищу. Казалось, Тобину нравится держать пищу в руках. Но ему было трудно положить ее в рот, а когда это все-таки получалось, его рвало. Вес малыша падал, и его пришлось перевести на молочную смесь, которую Эстес назвала «суперсмесью». Она содержала 30 калорий на унцию (30 г), что превышает содержание калорий в твердой пище. Эстес не любит подобные молочные смеси, как и я. Мне также не нравятся смеси типа «быстрый завтрак» и другие богатые калориями жидкие молочные смеси. Они мешают ребенку учиться есть, мешают родителям учиться кормить. Казалось, Тобин разделяет наше мнение о подобных молочных смесях, потому что он ел смесь все неохотнее.
Во время семейных трапез мальчик в своих ходунках присутствовал за столом. Его кормили отдельно. Эстес предложила сделать мальчика полноправным участником того, что происходит за столом. Для этого его нужно было включить в семейные трапезы на общих основаниях. Родители согласились: они принесли его к столу, закрепили в высоком стульчике и положили перед ним кусочки тех блюд, которые ели сами. Эстес рассказывала, что мальчик выглядел даже меньше, чем был на самом деле, среди всех окружавших его подушек. Но она строго предупредила родителей, чтобы те не смели заставлять Тобина есть, и попросила радостно хлопать в ладоши, когда мальчик попытается сделать это самостоятельно. Представьте себе изумление родителей, когда они увидели, как оживилось лицо ребенка. Он сосредоточился на еде и стал пытаться подцепить пищу. Сначала он просто гонял кусочки по подносу своего стульчика. Тут ему на помощь при шла мама: она нашла оптимальное расстояние, которое позволяло ребенку легко дотянуться до еды. Все получилось отлично. Тобин быстро усовершенствовал контроль над мускулами, который был ему нужен, чтобы доносить пищу до рта, жевать и глотать. Рвотные движения тоже перестали быть проблемой, поскольку мальчик теперь сидел прямо и ел самостоятельно. Родители Тобина наблюдали за действиями сына в абсолютной тишине - настолько они боялись помешать совершающемуся чуду. Их восхищало, как решительно мальчик боролся за право кушать самостоятельно. Тобин знал, что ему нужно делать, и когда помощники оставили его в покое, он начал прекрасно справляться с приемом пищи.
Эстес говорит, что никогда не забудет благодарных слез в глазах матери Тобина. Работая с детьми, нуждающимися в особом уходе по состоянию здоровья, она обнаружила, что такие дети и их родители только выиграют, если поймут, что у детей есть способности и что лучшая помощь в данном случае - найти и развить эти способности. Она считает, что «подобное отношение и определяет разницу между кормлением, где присутствуют страх, озабоченность и отчаяние, и кормлением с уверенностью, целесообразностью, даже радостью», и продолжает: «Дети очень часто удивляют нас, если мы отступаем и позволяем им справляться с питанием самостоятельно».
«Интересно, кто решит эту проблему», - думала я, наблюдая, как Эмма, моя внучка двух с половиной лет, оспаривает у родителей право самостоятельно завязывать шнурки. Решимости ей хватало, но, к сожалению, недостаток возможностей был налицо. Родители расстраивались, поскольку прекрасно это осознавали. Будучи в завидном положении наблюдателя, ответ я получила почти сразу: проблема решится, когда Эмма обретет нужные навыки. Сейчас ей была нужна помощь понимающих, обеспокоенных и преданных родителей, которые могут отступить, чтобы дать малышке возможность учиться, делать собственные попытки и вообще быть личностью. В этой компании Эмма была не единственной, кто менялся: вместе с ней менялись и ее родители. Они учились позволять девочке быть независимой. Когда-нибудь Эмма действительно захочет научиться завязывать шнурки. Сейчас ее попытки - просто способ утвердить себя.
На том этапе, когда девочка обретет нужные навыки и проблема найдет свое решение, она превратится в дошкольника. Это верно и для вашего ребенка. В один прекрасный день вы позовете его к ужину, и он охотно прибежит. Вы предложите ему попробовать новую пищу, и сопротивления не будет. Вы сможете оставить его в комнате одного, не боясь, что пострадает или он, или комната. Когда этот день придет, ваш малыш станет дошкольником, а в доме воцарится мир.
На этом этапе нам предстоит работа по внедрению принципов поведения и питания в кормлении детей. Это те же принципы, которые мы использовали на протяжении первых лет жизни ребенка. Однако теперь мы делаем еще один значительный шаг вперед в деле кормления с любовью и здравым смыслом: мы вводим принцип воспитания послушного, думающего и независимого ребенка. Тот северный бог, о котором мы говорили, нуждался в дошкольнике, чтобы его пожелание было выполнено. В этом и заключаются возможности и опасности дошкольного возраста.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 3469 раз
  • Грудное вскармливание
    Грудное вскармливание Оптимальной пищей для новорожденного ребенка является материнское молоко...
  • Здоровье ребенка
    Здоровье ребенка Здоровье с самых первых дней после рождения сильно влияет на всю дальнейшую жизнь нового человека…
  • Питание детей до года
    Питание детей до года Когда дело доходит до кормления, на здравый смысл рассчитывать не приходится…
  • Уход за новорожденным
    Уход за новорожденным Впервые увидев своего ребенка, вы можете быть немного ошеломлены предстоящим уходом за ним.…
  • Проблемы со сном у ребенка
    Проблемы со сном у ребенка Большинство родителей впадают в панику, и небезосновательно, при одной мысли о том, что придется учить ребенка крепко спать всю ночь…