Главная»Здоровье»Медицина»Офтальмология: заболевания глаз»Макулодистрофия сетчатки глаза: лечение, симптомы, причины, профилактика

Макулодистрофия сетчатки глаза: лечение, симптомы, причины, профилактика

Макулодистрофия сетчатки глаза: лечение, симптомы, причины, профилактика

Поведаем об одной патологии зрения, которая в той или иной степени имеется у 90% людей в возрасте старше 60 лет.

.

Как мы помним, макулой или желтым пятном, называется зрительный центр сетчатки — место сосредоточения светочувствительных рецепторов, дающих наиболее четкое изображение. Наверное, мы уже и сами понимаем. что некоторые дегенеративные процессы в глазу неизбежны. И что наступают они именно с возрастом, независимо ни от каких других заболеваний. Они являются вопросом как бы физического износа глаза. Вопросом того, что он честно выполнял свою работу десятками лет подряд. То есть проработал куда больше, чем любой, даже самый совершенный искусственный механизм. Ведь, согласимся, 50 и более лет подряд, да еще без единой поломки, не проработает ни одна стиральная машина, телевизор, автомобиль...

Причины макулодистрофии

Вот умеренно выраженная макулодистрофия означает, по сути, что сетчатка глаза попросту износилась. Однако эта проблема встречается и в другом варианте — когда светочувствительные рецепторы отмирают в большем, чем обычно, количестве и быстрее, чем можно было ожидать в норме. Износ сетчатки можно, конечно, и стимулировать — например, привычкой подолгу глядеть на солнце или другие слепяще яркие объекты без солнцезащитных очков. А также на источники различного излучения — инфракрасного (раскаленные добела объекты), ионизирующего (так называемые ТВЭЛы — урановые и др. стержни, составляющие топливо для реактора) и пр. Макулодистрофия сама может являться симптомом — например, при раке сетчатки, диабетической ретинопатии, метастазировании в сетчатку опухолей другой локализации. Но при любой скорости развития процесс, конечно, лучше постараться сдержать, ведь заболевание это — отнюдь не подарок.

Симптомы и признаки макулодистрофии

Увы, любые патологии сетчатки эсобенно плохи тем, что ее пока еще не удалось заменить ничем — ни протезом, ни трансплантатом... Так что когда сетчатка перестает воспринимать и передавать изображение в зрительный нерв, эта форма слепоты необратима — ею так опасна глаукома. Очки или линзы здесь, разумеется, тоже не помогут. На ранних стадиях макулодистрофию легко перепутать с расстройством аккомодации — во всяком случае, субъективно. С ее началом наше зрение утрачивает четкость — предметы, на которые мы смотрим, терякл определенность контуров, сглаживаются многие их мелкие детали. Особенно заметно снижение остроты зрения при слабом или плохом освещении. Насторожить нас в данном случае должно то, что фокусировка хрусталика всегда нарушается в пользу лишь одного расстояния до объекта — ближнего или дальнего. То есть мы будем все хуже различать одни объекты, но обязательно все лучше видеть другие. При макулодистрофии расстояние до объекта зрения потеряет всякое значение. То есть зрение вблизи и вдали будет одинаково плохим, хотя улучшение освещения предмета будет заметно добавлять нашим глазам возможностей.

Дегенерация желтого пятна отличается и от астигматизма, хотя, что греха таить, на него она похожа даже больше, чем на пресбиопию с миопией. Во-первых, как врожденная, так и приобретенная однажды «расфокусировка» с годами не прогрессирует. К ней может лишь добавиться близорукость или дальнозоркость. Поэтому если четкость контуров даже на не отличавшийся идеалом видения глаз все снижается, у нас уже не астигматизм — не только он. Во-вторых., сама логика макулодистрофии такова, что астигматизм способствует ее замедлению, а не ускорению. Ведь рецепторы зрительного центра, на которые попадает более рассеянный, чем обычно, луч света, и «выжигаться» им должны медленнее. Иными словами, зрение на нечетко видящий с рождения глаз и не должно снижаться в сторону еще большего «рассредоточения». Это нормально, только если снижается одна ближняя или одна дальняя видимость.

По мере прогресса заболевания мы начнем отмечать удивительное явление: все, что мы пытаемся рассмотреть прямым зрением, будет расплываться.

Затем в поле «прямо по курсу» вообще появится темное пятно, за которым будет совсем ничего не видно. Однако периферическое зрение (по краям радужки) сохранится едва ли не идеально. Образно говоря, прямым взглядом мы перестанем различать даже черты лица хорошо знакомого человека. И как следствие, запросто можем перестать узнавать близких друзей, родственников... Но если их лица будут видны нам в поле периферического зрения (человек подойдет к нам сбоку), все затруднения исчезнут. Мы даже сможем бег проблем продеть нитку в ушко иглы, если будем см отреть прямо перед собой, а ее передвинем вправо или влево, до оптимальной видимости.

Действительно, отказ рецепторов зрительного центра обычно не означает отказа и тех из них, что в течение жизни отнюдь не были перегружены работой. Как видим, иные проявления макулодистрофии составляют прямую противоположность глаукоме, при которой первым отказывает как раз боковое зрение.

Макулодистрофия — патология, в общем, безболезненная, но у нее есть две формы с несколько отличными проявлениями — в том числе, по уровню дискомфорта. Например, сухая макулодистрофия проявляется просто отказом центра зрения — черным пятном там, где мы привыкли «находить» объекты, на которые смотрим прямо. Помимо этой сводящей с ума слепоты прямо в центре глаза проявлений она не дает — разве что в процессе формирования, но его признаки мы описали выше.

Влажная макулодистрофия выглядит несколько иначе, потому что пока она формируется, сетчатка пациента из-за неких присущих ей особенностей обретает повышенную чувствительность к

свету. Тогда больные обычно видят не темное, а, напротив, довольно яркое пятно, которое, разумеется, заслоняет им видимость и не дает разглядеть ничего за этим «источником света». Со временем оно потемнеет — когда «выгорят» последние фоторецепторы. Но перед тем больного будет ожидать длительный (от полугода до нескольких лет) период частого слезоотделения (на то она и влажная) в сочетании с признаками светобоязни.

Мы знаем эти признаки наизусть и без патологий. Они проявляются каждый раз, когда мы бросаем взгляд на ослепительно яркий объект (солнце, освещенный снег), не защитив ничем глаза. И конечно, обостряются в разы, когда у нас случается воспаление какой-нибудь из глазных оболочек — к примеру, тот же конъюнктивит. В таких случаях вспышка яркого света вызывает в глазу вспышку острой, болезненной рези, веки у нас рефлекторно смыкаются, из-под них появляется несколько слезинок. Такие же явления наблюдаются и при влажной макулодистрофии. Просто они значительно сглажены, умеренны, нарастают постепенно и лишь затем, чтобы так же постепенно угаснуть, обернувшись слепотой в центре зрения. При этом болевые ощущения и слезотечение, с ними связанное, проявляются лишь в светлое время суток, утихая в сумерках, ночью, в периоде, когда мы закрываем глаза, чтобы дать им отдохнуть.

Лечение макулодистрофии

К сожалению, основной метод ее лечения мы уже назвали — его не существует. Течение макулодистрофии можно попытаться только замедлить, но с учетом, что сделать это удается крайне редко. Считается, что у этого заболевания имеется явная склонность к передаче по наследству — во всяком случае, сроки ее наступления и прогресса точно кодируются на уровне генов.

Впрочем, нужно сказать, макулодистрофия — это катастрофа относительная, не абсолютная. Она не заканчивается полной слепотой, сохраняя периферическое зрение в неприкосновенности. Другое дело, что полноценным зрением результат, конечно, не назовешь. В конце концов, четкость угол обзора, особенности передачи деталей и цветов у бокового зрения иногда заметно отличаются от таковых у основного. Да и сам факт возможности видеть только то, что попадает в поле зрения справа или слева, не может не нагонять тоску. Просто, утешая нас, офтальмолог констатирует факт мы не ослепнем полностью. И, освоив технику зрения в новых условиях, сможем жить дальше, даже не прибегая к обычным для слепых «ухищрениям».

Прежде всего, при наличии наследственной предрасположенности (среди кровных родственников уже были случаи макулодистрофии) нам никогда в жизни не следует забывать о крайне важных именно для сетчатки витаминах — каротине и ретиноле. Оба они содержатся в моркови — причем свежей. Эти витамины особенно активно расходуются клетками кожи, вырабатывающими меланин — пигмент загара. И сетчаткой, в которой, напомним, содержатся клетки аналогичного типа. Эти клетки и образуют ее светочувствительные рецепторы...

Далее, полагаем, объяснять мысль не нужно. Дефицит каротина и/или ретинола проявляется снижением остроты зрения как на свету, так и в темноте, светобоязнью, неустранимой сухостью кожи — особенно зимой, в холода. Так вот, их дефицита не стоит допускать не только красивым женщинам, заботящимся о здоровье своей кожи, но и тем, у кого есть основания опасаться проблем с глазной сетчаткой. Нужно при этом помнить, что каротин и его химический прародитель ретинол относятся к жирорастворимым витаминам. Поэтому хоть самый вкусный вариант фреша с ними — морковно-яблочный, лучше все-таки не забывать добавлять в него сливки, оливковое масло. Они одинаково хорошо растворяются в растительном и животном жире, потому мы можем есть морковный салат с любой желаемой заправкой — сметаной, тем же оливковым маслом, сливками, йогуртом.

Но это — лишь профилактика. Начатая своевременно, она в известной степени замедлит процесс разрушения сетчатки, отложит наступление уже очень заметной его стадии. Предотвратить макулодистрофию или гарантировать нас от нее не сможет ни сверхудачная наследственность, ни какая бы то ни было мера на упреждение. Что до скромных возможностей медицины по части замедления процесса, то она может попробовать это сделать, но лишь при определенных условиях.

Дело в том, что возрастная макулодистрофия часто протекает в присутствии выраженной дегенерации кровеносных сосудов сетчатки — как диабетическая ретинопатия, только без сахарного диабета. У нее бывают и другие сценарии — когда с кровеносной системой все в порядке, а светочувствительных рецепторов в желтом пятне остается все меньше. Поэтому говорить, что макулодистрофию запускает только отказ кровеносной системы, неверно — это было бы слишком просто.

В любом случае если налицо подобные явления или, напротив, с кровоснабжением сетчатки все хорошо, врач может предложить нам попробовать две разные с технической точки зрения процедуры, выполняемые одним инструментом — лазером. Первая называется пороговой или низкоинтенсивной лазерной коагуляцией. И показана она в случаях необъяснимого отмирания фоторецепторов. То есть когда с кровеносной системой сетчатки все в порядке. При этом лазерный луч уничтожает уже нефункциональные клетки сетчатки с целью очистить ее от них быстрее и тщательнее, чем это происходит естественным путем.

Пороговая лазерная терапия проводится с целью стимулировать рост новых клеток, которые, как показывает практика, нередко оказываются здоровыми. И после появления начинают выполнять свои «обязанности» в полном объеме. Как видим, процедура имеет шансы на успех действительно лишь в одном случае — если объективно, по всем биологическим показателям на сетчатке могут вырасти здоровые, молодые клетки. А это возможно, только если исследования показали полную норму ее кровоснабжения.

Вторая процедура называется лазерной фотокоагуляцией, и предназначена она для стабилизации работы кровеносной системы сетчатки. Иными словами, она применяется в случаях, когда у больного налицо аномалии строения или проходимости сосудистой сетки сетчатки, структурные нарушения в их стенках. Эта процедура лучше всего знакома больным сахарным диабетом. При ней лазерный луч «проходится» по неспособным выполнять свою работу, угрожающим сетчатке кровоизлияниями и бог знает чем еще участкам капилляров. Естественно, эти участки просто выжигаются без кровотечения и разрушений в окружающих тканях. Лазер очень горяч — температура его луча заставляет мгновенно свернуться готовую потечь кровь. К тому же он, в отличие от паяльника (принцип действия, согласимся, схож) очень точен. То есть уничтожению подлежат только пораженные, давно «нерабочие» участки сосуда, и с точностью до нескольких клеток.

Безусловно, участки капиллярной сетки, намеченные в «кандидаты на выжигание», при этом удаляются и не восстанавливаются. А значит, кровоснабжение на данном участке сетчатки это как бы не улучшает — просто предотвращает возможные осложнения. Возможно, нас этот метод лечения тем и удивит — какое же это лечение?.. На самом деле, по тому же принципу, и с большим успехом, лечат варикозное расширение вен на ногах.

Дело в том, что кровеносная система едина на всей своей протяженности. И качество работы отдельных ее участков основательно сказывается на качестве работы участков прилегающих. Говоря еще проще, проблема с кровотоком, возникшая в одном месте, во многом ускоряет (а то и напрямую провоцирует) появление точно такой же где-нибудь неподалеку.

Оттого нам, возможно, небольшая сосудистая «звездочка» и покажется пустяком. Но когда прямо над нею через пару лет вздуется более крупная вена, мы поймем, что взаимосвязь здесь, быть может, и существует. В действительности участки капиллярной сетки в любых тканях можно удалять в довольно больших объемах и без малейших последствий. Такая процедура существенно улучшает качество работы (а значит, и кровоснабжения) окружающих сосудов — облегчает им, так сказать, жизнь. Но, кроме того, она никогда не приводит к омертвению и некрозу затронутого процедурой участка, поскольку он и не лишается кровообращения полностью.

Уж так устроена наша система сосудов: через капилляры проходит вообще не более 10% крови, поступающей в данную область тканей в целом. И потом, капиллярная сетка всегда сильно разветвлена. То есть как правило, удаление одной ветви полностью означает всего лишь, что кровь теперь будет подаваться сюда по ветви соседней, оставшейся на «своем законном» по факту полного здравия. Таким образом, лазерная фотокоагуляция одновременно стремится достичь двух целей. Первая — это замедление разрастания «слепого» участка сетчатки до размеров всего желтого пятна за счет улучшения кровоснабжения пока здоровых областей. А вторая — это возможное стимулирование и уже разрушенных участков к обновлению.

Кстати, когда на второе можно надеяться со всеми основаниями (хоть с капиллярами все и не очень, структура сетчатки пока пострадала не слишком сильно), нам могут предложить следом провести еще одну процедуру, и тоже с помощью лазера. Она уже будет носить не разрушающий, а, напротив, стимулирующий характер. Суть ее в том, что в уцелевшие, функциональные сосуды (обычно рядом с глазом, а не в самой сетчатке) врач сперва подаст порцию лекарственных или общеукрепляющих средств. К примеру, тех самых витаминов, которые последнее время до целевых клеток желтого пятна просто «не добирались» из-за нарушений кровоснабжения и других проблем. А затем лазерный луч прогреет сосуды, в крови которых появилось введенная смесь, чтобы за счет тепла все содержимое кровотока усвоилось целевыми клетками быстрее, полнее, активнее. Поддерживающая терапия такого типа применяется, помимо прочего, при ряде других патологий. Например, при злокачественных новообразованиях (иногда так даже моделируют и усиливают действие химиопрепаратов), ВИЧ и СПИД.

  • Оцените материал
    (4 голосов)
  • Прочитано 4902 раз
  • Цирроз печени
    Цирроз печени Истинный цирроз печени представляет конечную, практически необратимую стадию хронических диффузных гепатитов...
  • Базедова болезнь
    Базедова болезнь Базедова болезнь в основном характеризуется усиленным тканевым обменом и повышенной реактивностью нервной системы…
  • Тиреоидит щитовидной железы
    Тиреоидит щитовидной железы Термин «тиреоидит» охватывает воспалительные заболевания щитовидной железы с различной этиологией…
  • Синдром Кушинга
    Синдром Кушинга Хронический избыток глюкокортикоидов, независимо от своей причины, обусловливает симптомы и признаки…
  • Бронхоспазм
    Бронхоспазм Бронхоспазм — состояние острой дыхательной недостаточности, которое возникает в результате бронхиальной обструкции…
  • Гипертонический криз
    Гипертонический криз Развитие гипертонического криза сопровождается следующими симптомами...