Главная»Беременность и роды»После родов»Послеродовой период»Душевные потребности матери, ребенка и отца

Душевные потребности матери, ребенка и отца

Душевные потребности матери, ребенка и отца

Многие медицинские меры воздействия могут подождать, уступив место удовлетворению несравненно более важных в эти минуты душевных потребностей трех главных персонажей процесса родов: матери, ребенка и отца.

Ряд мер, таких, к примеру, как составление оценки по шкале Апгар, вполне можно провести, пока ребенок лежит у матери на животе. В этом положении ничто не мешает медперсоналу проверить его дыхание, кровообращение, частоту сердечных сокращений, мышечную активность и рефлексы, дабы на основе результатов сделать вывод о физическом состоянии ребенка. Забор же крови для проведения значимых исследований на предмет нарушений обмена веществ, таких как фенилкетонурия, может подождать несколько часов или даже до следующего дня, равно как и педиатрическое обследование.
Напротив, куда важнее поскорее приложить ребенка к груди матери, поскольку, помимо упомянутого выше эффекта укрепления иммунитета ребенка молозивом, сосание стимулирует выработку материнским организмом гормона окситоцина: он не только активизирует приход молока, но и способствует последнему сокращению матки, с которым отделяется плацента. Эта отработанная последовательность реакций вызывает настоящее восхищение перед удивительной организацией всего живого, на которую мы так мало обращаем внимания. Благоговейное наблюдение за такими будто бы незначительными изменениями и улучшениями помогает сформировать совсем иную модель родов и послеродового этапа.
Всем троим: матери, ребенку и отцу — намного легче привыкнуть друг к другу с самого начала, нежели наверстывать упущенное по возвращении домой. Первые моменты после родов имеют наиболее решающее значение для дальнейших отношений, и сегодня этот шанс следует использовать. Разумеется, идеален тот вариант, когда все трое могут побыть вместе в приятной обстановке и прочувствовать радость от чуда появления новой жизни.
Практика показывает, что именно те, кто настроен на такую идиллию, нередко сталкиваются с более серьезными задачами и сложными затруднениями. Лучше всего придерживаться такого подхода: подготовить все необходимое для гармоничного совместного пребывания и выработать в себе внутреннюю открытость в духе: «Да свершится воля Твоя...» Воля Его свершится в любом случае. Понимание — скорее прерогатива не веры, а интеллекта, однако соответствующий настрой имеет явные преимущества.

 

 

Система Rooming-in, или где разместить ребенка

После разворачивавшейся на протяжении десятилетий кампании по незамедлительному разлучению матери и младенца практики классической медицины с изумлением обнаружили, что результаты всех обследований говорят в пользу противоположного подхода. Наиболее весомые аргументы дает применение вышеупомянутого метода кенгуру, поскольку в этом случае тесное сосуществование матери и ребенка даже помогает спасти жизнь. Однако медицине требовалось научное подтверждение того, что хотя высокая угроза инфекционных заболеваний в клиниках существовала всегда, но в палатах для новорожденных она выше, чем в палате для матери и ребенка. Доказано, что система Rooming-in (совместное пребывание матери и новорожденного) снижает риск инфекционного заражения малыша. Кроме того, практика подтверждает, что дети, которых оставляют рядом с матерями, меньше кричат ночью и более спокойны днем. И спонтанное кормление, без ненужной спешки, проходит легче, чем по навязываемому извне графику.
Связь между матерью и ребенком налаживается лучше, если у обоих есть время для взаимной настройки своих индивидуальных ритмов. Более того, совместное пребывание в клинике является хорошей подготовкой к жизни дома.
На этом этапе матери особенно важно уяснить, что теперь главными персонажами ее жизни являются она сама и ее ребенок. Клиника должна быть готова ей помочь, а не бесконечно указывать на то, что делать, как это было принято раньше. Важно с самого начала обеспечить возможность того, чтобы в зависимости от потребностей мать могла находиться рядом с малышом. Система Rooming-in не подразумевает, что ребенку непременно нужно оставаться рядом с матерью и по ночам. Аргумент, будто бы для наблюдения его следует переводить в детскую палату, в целом не выдерживает критики, поскольку, как правило, мать гораздо лучше наблюдает за своим ребенком, нежели любая ночная медсестра.
С другой стороны, мать должна знать, что, если она испытывает сильное утомление, то она может время от времени отдавать ребенка на ночь. Собственно говоря, многие матери очень радуются тому, что у них есть возможность провести первые ночи после родов в одиночестве, чтобы лучше и быстрее восстановиться. Не воспользоваться этими преимуществами клиники было бы нецелесообразным.
То, что система Rooming-in пришла к нам из США как новейшее открытие, хотя она всегда была самым естественным явлением в мире, кажется анекдотичным. Сегодня в полной мере ее применяет 5% матерей; многие матери на ночь отдают малышей в детскую палату. Причин тому много. С одной стороны, в клиниках работает множество детских сестер, которые борются за право на существование и против системы Rooming-in в том числе; с другой стороны, в наше время связь между матерью и ребенком очевидным образом ослабла. И если свыше 90% женщин ночами отдают детей в детскую палату, потому что хотят покоя, это можно расценивать как доказательство ослабления данной связи.

Известно, что первые четыре дня после родов женщина еще не чувствует сильной привязанности к ребенку, чему способствуют лавинообразные изменения гормонального фона. Эта привязанность развивается с ее стороны лишь после того, как нормализуется внутреннее состояние. Напротив, ребенок, как показывают результаты голландских исследований, узнает голос матери еще в утробе, и он явным образом концентрируется на нем — согласно данным классической медицины. Сокровищница опыта реинкарнационной терапии на бесчисленном множестве примеров подтверждает наличие тесной привязанности ребенка к матери еще в период внутриутробного развития.
Биолог Витус Дрошер отталкивается оттого, что,хотя материнский инстинкт у женщины и наличествует, материнской любви еще только предстоит сформироваться, и это, прежде всего, может произойти именно в первые дни. Тем важнее, чтобы женщины-врачи перестали ставить вопросы гигиены превыше формирования связи между матерью и ребенком, поскольку абсолютная стерильность любой ценой нередко способна задушить любовь в зародыше!
Косвенно подтверждает правоту сказанного опыт отдачи детей на усыновление. Матери, которые хотят отдать своих детей на усыновление, должны расставаться с ними сразу после родов, дабы предоставить своей душе шанс свернуть с пути материнства. Таким образом, первые дни имеют решающее значение в плане формирования связи между матерью и ребенком. Дрошер исходит из того, что «инкубаторные дети» впоследствии не только страдают от жестокого отношения со стороны родителей, но и на протяжении всей жизни испытывают затруднения с поиском того, кто любил бы их всем сердцем. Очевидно, что первое в жизни переживание своей ненужности так глубоко впитывается в их плоть и кровь, что они абсолютно не могут от него избавиться. Важно уяснить, что речь ни в коем случае не идет о поиске виновных, поскольку и у родителей нередко не бывает выбора в такой ситуации. Важную роль в этой связи играют такие отважные женщины-педиатры, как доктор Марина Маркович, которые включают матерей в процесс ухода за ребенком даже при применении мер интенсивного медицинского воздействия.
В былые времена почти каждая мать должна была сама заботиться о новорожденном с первых часов; сегодня эта практика все дальше уходит в прошлое. Дрошер высказывает мнение, что человеческий интеллект лишь сбивает материнскую любовь с толку. Дети, не получившие в первые дни жизни достаточно любви, склонны меньше любить себя, в связи с чем им труднее найти того, кто безоговорочно полюбит их. Они не могут любить по-настоящему. Можно сказать, что такой результат является зеркальным отражением нашего «безлюбовного» времени.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 2063 раз