Как появляется грыжа

Как появляется грыжа

Да, как видим, факторов риска получилось предостаточно.

Тем паче что некоторые из них в наше время весьма распространены, и мы упомянули далеко не все из них. Ведь нормальное развитие опорно-двигательного аппарата невозможно и при гемофилии, миозите, туберкулезе костей, полиартрите, остеомиелите — и т. д. и т. п.

В любом случае, нам необходимо помнить, что брюшная полость — это полностью замкнутый (если угодно, завязанный сверху узлом) мешок. Снизу он заканчивается тазобедренным суставом и обслуживающими его мышцами, со спины — позвоночником и его опорной мышечно-связочной системой, с боков — косыми мышцами живота, спереди — мышцами пресса, а сверху его замыкает легочная диафрагма. Внутри же — органы и несколько брыжеек, их удерживающих. Самые крупные органы поддерживаются наиболее же крупными из брыжеек — большим и малым сальниками

Вот картина, которую мы имеем на начало процесса. Мы забыли добавить только, что вся эта конструкция, поддерживаемая со всех сторон мышцами, отнюдь не неподвижна. И дело не в том, что органы брюшной полости смещаются в зависимости от того, ходим ли мы или сидим, прыгаем или лежим на спине, на боку, на животе...

Вспомним, что у желудка и кишечника существует перистальтика — постоянное, ритмичное сокращение стенок, интенсивность которого заметно увеличивается во время пищеварения и ослабевает, не исчезая полностью, в покое. Плюс, у женщин в соответствии с естественным циклом каждый месяц наблюдаются сокращения стенок матки. Наконец, не забудем, что при каждом вдохе диафрагма растягивается и давит на брюшную полость. А при выдохе внутреннее давление в ней изменяется в обратную сторон Ну и, разумеется, мы действительно иногда бегаем i прыгаем, тяжело дышим, спим в различных положениях.

Как видим, даже без дополнительных упражнений наши мышцы ежедневно выдерживают довольно приличную нагрузку. Не мудрено, что при плохом состоянии или пороках развития они могут иногда и отказывать... Чаще всего брюшную стенку продавливает кишечник — пищеварительные его отделы, именуемые двенадцатиперстной и тонкой кишкой. Желудок, подвешенный на наиболее прочной опоре — большом сальнике, держится на своем месте относительно прочно. Но это и естественно, ведь его вес, особенно при наполнении пищей, очень велик — больше веса печени в несколько раз.

А прямая кишка более склонна доставлять неприятности мышцам таза — особенно ее ампула с почти неограниченной вместимостью. Но прямая кишка, начинаясь от тонкой, склонна уходить чуть назад, к анальному отверстию. Оттого на брюшину она не давит.

Зато петли кишечника, независимо от активности перистальтики и количества пищи в них, надежно не зафиксируешь. Ведь они должны сохранять гибкость, чтобы по ним проходила, не застревая, даже самая клейкая и склонная комкаться пища. Оттого кишечник с его весьма приличным общим весом и, так сказать, беспокойной манерой поведения, доставляет брюшине больше всего хлопот. При грыже в любом случае происходит истончение, замещение мышечной ткани чем-то другим.

Самые распространенные сценарии таковы:

  • истончение послеоперационного рубца — возможно, из-за вялотекущего продолжения рубцевания окружающих тканей, которое нередко имеет место после сшивания неразвитых и не развиваемых мышц;
  • резкое снижение веса и/или частые повторения подобных эпизодов. Особенно если необходимость сброса веса появляется на фоне явного его избытка. Быстрое похудение в сочетании с последующим набором новых лишних килограммов и отсутствием целенаправленного развития мышц часто приводит, буквально, к замещению мышечных тканей жировыми. То есть появлению клеток жира везде на месте исчезновения мышц в период диеты;
  • ослабление связок — обычно всего тела. Процесс относится к общим для данного организма возрастным или обменным нарушениям, при которых изменяется производство образующих сухожилия и связки белков. Сухожилия, связки, хрящи состоят в основном из молекул вязких, очень эластичных эластина и коллагена. Эти белки синтезируются в самом организме, и их синтез постепенно угасает с возрастом. Преждевременное угнетение их производства часто связано не с патологией, а с малоподвижным образом жизни. В таких условиях потребность в обновлении сухожильно-связочного аппарата всей тела и суставных хрящей постоянно снижена; И угнетение синтеза является реакцией на снижение потребности в его продукте;
  • травматическая миопатия — отказ мышц, который никогда не бывает врожденным, но иногда наступает при специфических травмах волокна. Происходит это при перерезании крупного нервного корня всей ветки нейронов, пронизывающих мышцу. Такое может случиться как при операции, так и при случайной травме. Тогда в мышцу более не поступают сигналы из головного мозга, а сама она неспособна поддерживать тонус и двигательную активность. Она теряет способность к сокращению и подвергается постепенной, но неотвратимой дегенерации. Травму такого типа узнать очень легко: определенный участок мышц теряет подвижность и чувствительность. По ощущениям нам словно ввели в этом месте лидока-ин или любое другое сильное обезболивающее.

При всех сценариях постепенного исчезновения мышц из тела орган выпадает в образовавшееся отверстие между волокнами. Скажем, между относительно здоровым и больным или двумя не особенно здоровыми. Разумеется, орган продавливает мышечный слой вместе с брюшиной, залегающей в этом месте между органом и мышцей. Такое может произойти в ряде мест: на любом участке серединной линии живота (между прямыми мышцами пресса), между косой и прямой мышцей, в области пупка. Кроме того, существуют варианты входа верхних отделов желудка в полость грудной клетки из-за патологии диафрагмы. А также внутренние выпадения органов из нижней части живота в область большой паховой складки (там, где сгибается, когда мы садимся, бедро).

У мужчин существует еще одна модификация — мошоночная грыжа. То есть выпадение органа (обычно, прямой кишки) в область за мошонкой — между нею и анальным отверстием. У женщин такое почти не случается из-за другой анатомии органов таза. Зато у них эту грыжу вполне может заменить выпадение матки. Как вариант, нередко во влагалище выпадает одна из труб яичников. Случаи пахового выпадения тела матки или маточных труб встречаются нечасто — чаще всего при беременности (особенно внематочной) или после травматического аборта. Но в случае паховой грыжи у женщины ее ущемление встречается втрое чаще ущемления такой же грыжи у мужчин.

Впрочем, при любом расположении грыжи мы получаем, так сказать, конструкцию со следующими частями:

  • выпуклость под кожей или внутренний карман, образованные прослойкой брюшины, вышедшей за мышечный слой через дефект в нем. Такое новообразование называется грыжевым мешком. И создает его, помимо брюшины, слой подкожного жира, а также сама кожа;
  • «прореху» в слое мышц, через которую происходит выпадение. Эта «прореха» называется грыжевыми воротами;
  • часть органа или весь выпавший орган, который образует грыжу или, выражаясь научно, грыжевое содержимое.

Конечно, грыжи бывают разные не только в смысле их расположения снаружи или внутри. Во-первых, многое зависит от размера ворот и, главное, состояния волокон, окружающих эти ворота. Одно дело, когда у нас лишь слегка выпячивается область кишечника диаметром 2-5 см, и совсем другое, когда под кожу может выйти полная его петля. В первом случае мы отделаемся легким несварением и газами. К тому же с очень большой вероятностью, что она сама вправится, едва мы ляжем на кровать. Во втором же шансы на ее постоянное самостоятельное вправление явно уменьшаются из-за большого собственного веса тканей. Плюс, когда выходит такой крупный «мешок», мышцы полностью преграждают путь пище, не оставляя буквально ни миллиметра зазора на этом перешейке. И потом, если вокруг грыжи волокна в отличной форме, шансы на ее дальнейшее расширение уменьшаются. Зато заметно увеличиваются шансы на то, что с каждым разом мышцы будут наносить тканям органа слишком ощутимую травму. А значит, выгадали мы на этом не так много, как кажется.

Во-вторых, немаловажно само происхождение грыжи. Например, грыжи, возникшие из-за продолжающегося рубцевания и истончения после операции, часто напоминают решетку для мясорубки. Соответственно, на месте подаваемого шнеком фарша нам нужно представить собственные внутренние органы. Впрочем, грыжи этого типа не слишком выпячиваются, и волокна, образующие импровизированную сетку, нефункциональны как мышцы. Так что сам фарш мы здесь не получим — во всяком случае, не за счет их сжатия. Зато грыжа из-за рубцевания очень тяжело поддается лечению, так как уже запущенный процесс такого рода остановить почти невозможно. Рубцы — ткань жесткая, а сама мышца должна быть эластичной. Каждый раз, когда волокно с обширным очагом рубцевания напрягается, оно травмирует само себя. И процесс распространяется еще быстрее.

У послеоперационных грыж есть еще одно неприятное свойство. При операции скальпель хирурга оставляет шрамы не только на мышечном волокне, но и на брюшине. Причем в этом же месте. Оттого продолжающаяся дегенерация мышцы лишает опоры не только орган, но и брюшину. Ее запас прочности, конечно, высок, но не безграничен. И частое осложнение послеоперационных грыж заключается в разрыве брюшины с последующим выпадением органа непосредственно под кожу.

Кроме того, не будем забывать, что невропатические грыжи (случай с перерезанным магистральным нервным стволом, упомянутый выше) выглядят совсем иначе. Они могут сохранять отличную от любой другой грыжи структуру в течение долгого времени. В таких случаях опухолевидное выпячивание образует, прежде всего, само обмякшее волокно. И только потом - часть органа, которая на это волокно опиралась и, соответственно, теперь вываливается вместе с ним. С течением времени мышечного слоя на этом участке может и совсем не остаться, но это произойдет потом, через несколько лет. А до тех пор, естественно, такую грыжу не получится ни вправить, ни удалить, ни натренировать.

Таким образом, вопросы размера грыжи, особенностей ее происхождения и состояния окружающих волокон играют в прогнозе по ее лечению куда более важную роль, чем вопрос, какой именно орган подвергся выпадению. Тем более что если поначалу картина выглядит достаточно просто (так, как мы описали), с течением времени в грыжевом мешке начинают происходить явления совсем иного порядка. Иного потому, что они меняют картину поведения самой грыжи и свойства составляющих ее тканей. Что мы имеем в виду?

Несложно догадаться, что постоянные смещения, ущемления, невозможность элементарно опереться на брюшину при работе сказываются на состоянии выпадающего органа самым плохим образом. Тем более едва ли все это могло бы прийтись по вкусу кожным покровам, которые из-за образования мешка постоянно подвергаются аномальному давлению и растяжению. Как уже было сказано, брюшина обладает ярко выраженной, гак сказать, липучестью. Она весьма склонна срастаться с тканями, которые кажутся ей проблемными по каким-либо причинам. В норме это дает ей возможность купировать воспалительные процессы внутренних органов — особенно опасные, гнойные, грозящие прободением. А в случае с грыжей ее постоянное раздражение приводит к тому, что брюшина со временем может слипаться с подкожной клетчаткой, превращая грыжевой мешок в статичное образование.

Плюс ко всему, мышцы по краям грыжевых ворот тоже стремятся предотвратить расширение отверстия. Их края уплотняются, но с попыткой восстановить целостность волокна данный процесс имеет мало общего. Эти уплотнения образуются фиброзной, жесткой тканью, которая во многих органах создает прослойки между отдельными частями или долями. Фиброзную ткань в небольших количествах можно обнаружить между дольками щитовидной, поджелудочной железы, в печени и пр. При оперативном иссечении грыжи ее приходится удалять, так как единственное ее назначение в норме — создавать нейтральные к любым воздействиям прослойки. Или уплотнения в местах активной дегенерации других клеток.

Реакция нижних слоев кожи на грыжу тоже недвусмысленна. Пытаясь препятствовать растяжению, она утолщается по всей площади стенок мешка. Часто это происходит за счет появления слоя из точно такой же, как по контуру ворот, фиброзной прослойки. Фиброзная ткань нередко может начать выпячиваться в полость грыжевого мешка, образуя фибромы — доброкачественные узлы любого размера. Она это делает с целью заполнить полость мешка и физически остановить выпадение органа. На практике же все ее попытки заканчиваются лишь еще большим растяжением стенок мешка, поскольку кожа в этом месте сохраняет свою эластичность и продолжает тянуться. И естественно, его визуальным увеличением в размере.

Постоянные травмы грыжевого содержимого, а также разрастание тех или иных прослоек между органом и кожными покровами со временем могут приводить к асептическому (безмикробному) или даже септическому (при участии инфекции) воспалению в образующих грыжу тканях. Например, именно в постепенное развитие воспаления всегда заключалась главная проблема бандажей как одного из методов купирования грыжи. Правда, постоянные бандажи использовались в этом качестве во времена, когда хирургическое вмешательство выглядело еще более сомнительной мерой. Просто в силу несовершенства инструментария, средств фармакологического сопровождения и программ послеоперационного восстановления.

В самом общем виде, мы можем сказать, что поначалу грыжа представляет собой новообразование достаточно понятное — по крайней мере, с точки зрения того, что за ткани ее образуют и что за процессы в них происходят. К тому же в течение долгого времени она обычно способна выпадать ненадолго и самостоятельно вправляться без особых последствий. Но постепенно ситуация изменяется. Главным образом, по мере развития реакции участвующих в образовании грыжи тканей на постоянные травмы в данной области.

Грыжа не является нормальным состоянием (вернее, положением) ни для выпадающего органа, ни для брюшины, ни для нижних слоев кожи. Все участвующие в процессе ткани стремятся ограничить подвижность органа и предотвратить расширение грыжевых ворот. А также уменьшить взаимное травмирование при каждом новом выпадении. На практике же эти попытки организма справиться с проблемой с помощью собственных механизмов компенсации оказываются несостоятельными. Особая их опасность заключается в увеличении вероятности острого ущемления органа, так как по мере отвердения контура грыжевых ворот утрачивается и их эластичность.

Вторую, не менее серьезную проблему создают слишком уж хорошие условия для развития воспалительного процесса. А третий, хотя и нечасто встречающийся вариант, связан со злокачественным перерождением тканей грыжевого мешка — особенно у пациентов, имеющих много случаев рака в семейном анамнезе. Сепсис (часто вялотекущий, хронический) в тканях грыжи в сочетании с активным ростом некоторых из них создает прекрасные условия не только для нагноения и некроза грыж.

Известно, что вялотекущие асептические воспаления являются одним из факторов ускоренного роста тканей тела. Этот процесс сам по себе естественен, но нам необходимо понимать, что он далеко не всегда приводит к росту доброкачественных клеток. Тем более если, кроме него, никаких других предусмотренных нормой развития условий нет. То есть если организм не находится в периоде активного формирования и является уже сложившейся системой. Тем более если биологический возраст этой системы ближе к старому, чем к молодому.

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 2023 раз
  • Цирроз печени
    Цирроз печени Истинный цирроз печени представляет конечную, практически необратимую стадию хронических диффузных гепатитов...
  • Базедова болезнь
    Базедова болезнь Базедова болезнь в основном характеризуется усиленным тканевым обменом и повышенной реактивностью нервной системы…
  • Тиреоидит щитовидной железы
    Тиреоидит щитовидной железы Термин «тиреоидит» охватывает воспалительные заболевания щитовидной железы с различной этиологией…
  • Синдром Кушинга
    Синдром Кушинга Хронический избыток глюкокортикоидов, независимо от своей причины, обусловливает симптомы и признаки…
  • Бронхоспазм
    Бронхоспазм Бронхоспазм — состояние острой дыхательной недостаточности, которое возникает в результате бронхиальной обструкции…
  • Гипертонический криз
    Гипертонический криз Развитие гипертонического криза сопровождается следующими симптомами...