Главная»Беременность и роды»Беременность»Все о беременности»Высказывания специалистов, которые трудно проверить

Высказывания специалистов, которые трудно проверить

Высказывания специалистов, которые трудно проверить

Ряд высказываний специалисток-гинекологов хотя и не имеет целью причинить вреда, приводит к совершенно катастрофическим результатам.

Поскольку женщины-гинекологи, как и все прочие врачи, изначально настроены на работу с патологиями и только в этом находят смысл своей профессиональной деятельности (чаще всего, медиками из страха болезни), они стараются при каждом удобном случае указать пациенткам на их возможные проблемы, которые требуют лечения. Тот, кто живет, ориентируясь на трудности, автоматически вступает в резонанс с ними. А то, что женщины-врачи стремятся проработать на пациентках собственные страхи перед болезнями, представляется вполне естественным, поскольку примерно то же самое делают представители большинства других профессий.
«Слишком большая голова» — вот классический пример фатального высказывания, которое, заметим, почти никогда не соответствует действительности, так как дети с большими головами рождаются каждый день, в том числе и у субтильных матерей. То же самое относится к высказыванию: «Слишком маленький таз». Во-первых, замеры таза, даже при помощи самых современных технологий вроде спинальной томографии, не являются абсолютно точными, во-вторых, в процессе родов таз делается необычайно растяжимым и адаптивным. Все зависит от того, как под родовые пути подстроится головка ребенка и насколько женщина сможет раскрыться и расшириться. Замеры костей, хотя они и веселят умы представителей мужского пола, все же не являются адекватным отражением той адаптивности и мягкости, на которую способно женское тело. Медицина уже много лет пытается прийти к объективным затруднениям, совершенно забывая, что более субъективной ситуации, чем роды, просто не может быть.
В немалое беспокойство повергают женщин и высказывания типа: «Маточный зев еще незрелый». Вообще-то, ударение в этой фразе следовало бы делать на слове «еще», поскольку многим матерям просто требуется больше времени, что само по себе не представляет проблемы. Не женщину в целом называют незрелой, а только маточный зев, и это не проблема, а лишь вопрос времени. Уместно вспомнить пословицу «Тише едешь — дальше будешь», которая более чем актуальна в 10нтексте родов.
«У вас слабость родовой деятельности», — такой страшный комментарий может прозвучать во время родов. Слабость не у самой женщины, просто ее схватки не могут проходить более энергично. Таким образом, речь идет лишь о представлении себя на месте роженицы, а отнюдь не о критике. Возможно, организму требуется пауза перед тем, как совершить решающий штурм. Такая вторичная слабость отнюдь не является основанием для того, чтобы пичкать роженицу схваточными каплями, что, однако, все чаще имеет место в подобной ситуации. Все, что может будущая мать, это расслабиться и ждать, в чем окружающие должны ее всячески поддерживать, а не критиковать или вселять неуверенность. Небольшой перерыв в схватках — не повод принимать медицинские меры, а лишь возможность чуточку отдохнуть. Увы, такие качества, как терпение и ожидание, совершенно утратили популярность в нашем обществе, и ни пациентки, ни врачи не понимают их «дара» и связанного с ними шанса.

Если у женщины от страха возникает стресс, содержание адреналина в ее организме возрастает, что естественным образом ослабляет схватки. Биохимически она настраивается на бегство, а не на разрешение от бремени. Следовательно, все меры по лечению и уходу должны быть направлены на создание такой ситуации, в которой роженица чувствовала бы желание расслабиться, а не убежать. Древние «механизмы», успешно действовавшие на протяжении миллионов лет эволюции, частично возвращаются в современный стиль жизни. Вся сегодняшняя медицинская аппаратура вызывает у большинства женщин не чувство уверенности, а страх. Так что применительно к родам она неизменно превращается в палку о двух концах.
Фразы в духе: «Срок рожать истек уже 10 дней назад» имеют малую информативность (при том, что вопросы, связанные с перенашиванием, вообще крайне спорные), но при этом вселяют крайне большую неуверенность. Задумаемся, ведь то же самое можно было выразить иначе: «С момента предполагаемого срока пока прошло 10 дней» и сделать акцент на том, что все это лишь подсчет, ведь точно в срок рождается примерно только 5% детей. Уже одно это позволяет понять, что роль арифметики в гинекологии мала и особой пользы не приносит. И, как минимум, результаты арифметических подсчетов не следует использовать для того, чтобы вселять неуверенность в чувствительных рожениц.
«С такой грудью вы не сможете кормить», — вот еще один прискорбный «шедевр» гинекологического лексикона. Даже если подобные высказывания являются безосновательными, на фоне частого повторения они могут отрицательно сказаться на уверенности женщины в себе и даже в определенной мере подтвердиться. Следует помнить, что чудо жизни несравненно масштабнее наших самых смелых представлений о нем, и критерием истины является только практика. Негативные комментарии, произнесенные еще до первых попыток грудного вскармливания, указывают на то, что их «авторы» являются психологически незрелыми, нечуткими личностями и решительно не доверяют вселенной. И на неспособность будущей матери к грудному вскармливанию они указывают менее всего. На самом деле, природа мудрее нас, и даже самая маленькая грудь может дать много молока, а грудной ребенок оказывается вполне в состоянии справиться с сосанием плоского или даже втянутого соска.
Когда беременная женщина слышит диалог медиков, не предназначенный для ее ушей, но имеющий к ней непосредственное отношение, она просто не может игнорировать услышанное. Вот почему ей следовало бы задавать вопросы обо всем, что вызывает у нее сомнения или страх. Благодаря этому разрешаются многие недопонимания, а о том, что действительно представляет собой проблему, пациентке так или иначе должны сообщать как можно скорее. Идея щадящего отношения к пациентке фактически выливается в щадящее отношение к врачу, как правило, не имеющему психологической подготовки, необходимой для чуткого и целесообразного поведения в подобной ситуации.
Вопрос: «Какие решения врачи могут принимать самостоятельно?» постепенно теряет свою актуальность. Даже современные нормы предписывают: роженицу следует посвящать в процесс принятия касающихся ее решений. В то же время можно наблюдать и такую тенденцию: мужчины-гинекологи предпочитают обсуждать возможные трудности не с самой роженицей, а с ее мужем. И все же медикам следует как можно меньше участвовать в процессе принятия решений, связанных с жизнью и здоровьем роженицы и ребенка, одновременно оставаясь как можно более объективными. В конце концов, женщина сама вынашивает ребенка, так что она должна иметь возможность решать все сама!

 

  • Оцените материал
    (0 голосов)
  • Прочитано 2156 раз